Форум » Екатерина Юрьева (apropos) » Переплет - 5 » Ответить

Переплет - 5

apropos: Автор: apropos Название: Переплет (рабочее название) Жанр: детектив, костюмно-исторический Действующие лица и исполнители: Обитатели усадьбы "Желтая ива" Сурин Иван Петрович, помещик, 35 лет Сурин Михаил Петрович (Микки), средний брат, 29 лет Сурина Евгения Петровна (Женни), младшая сестра, 24 года Сурина Маргарита Васильевна (Марги), жена Ивана Петровича, 23 года Томилина Ида Станиславовна, ***юродная кузина, 46 лет Ногаев Василий Васильевич (Базиль), брат Марги, 28 лет Устинова Вера Игнатьевна, подруга Марги, 23 года Букин Николай Федорович (Николя), приятель Ивана Петровича, 32 года Михайловская Елена Семеновна, троюродная бабка Суриных, возраст преклонный Еремеев Елизарий Степанович, управитель поместья, около 50 лет. Соседи Поместье "Хвосты" (оно же "Волчий хвост", оно же Дореево Кор***(неразборчиво) Сергей Владимирович (Серж), помещик, 34 года Поместье "Карповка" Карпов Алексей Павлович (Алексис), помещик, 43 года Карпова Наталья Кузьминична (Натали), жена Алексиса, 38 лет Карпова Галина Алексеевна, их дочь, 17 лет Гости поместья Карповка: граф Роминский Дмитрий Сергеевич (Реми), офицер, 29 лет Потапов Андрей Ильич (Андрэ), статский советник, 35 лет Маслина Софья Ивановна (Софи), родственница Карповых, вдова, 27 лет

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Axel: apropos Спасибо! Надеюсь, обойдемся без нового трупа.

apropos: Цапля пишет: вы признаете, ув. Автор, Никогда ничего не признаю. Axel Axel пишет: Надеюсь, обойдемся Без надежды нет компаса в пути, перефразируя известную песню.

Леона: apropos ну это жестоко - бросать несчастную Дусю в таком ужасном состоянии! Ну если ты её ещё месяц заставишь так страдать на руках у лакея, ты будешь самым жестоким автором на свете!


Капризный Читатель: Ура-ура-ура!!!! Побежала читать......

apropos: Леона пишет: будешь самым жестоким автором на свете! Далеко не самым жестоким. Вон в соседних темах годами, можно сказать, над героями и читателями измываются. А я всего месяцами.

Marusia: apropos пишет: До страстей еще не дошло - это пока предварительная разведка боем местного значения. Так у нас еще все впереди!!!

apropos: Капризный Читатель пишет: Ура-ура-ура!!!! Ну, там такие страсти, говорят...

apropos: Marusia пишет: Так у нас еще все впереди!!! Ну да - самое же начало только, вроде.

Капризный Читатель: А мне как раз страсти и нравятся, чтобы не уснуть

Капризный Читатель: apropos пишет: Вон в соседних темах годами, можно сказать, над героями и читателями измываются. Мы и там ждем, но пока тихо-тихо

bobby: apropos Точно страсти... Только что там за грохот наверху был? Вот в чем вопрос. Бедная Дуся, наверное, поднялась за свечами присмотреть, а там уже кто-то в поисках таинственных записей... Прошу прощения за инсинуации... apropos пишет: Вон в соседних темах годами, можно сказать, над героями и читателями измываются. У тебя, кажись, тоже недавно круглая дата была...

Леона: Капризный Читатель пишет: Мы и там ждем, но пока тихо-тихо Ну почему, вон принц ожил... И штрих-код шевелится. bobby пишет: У тебя, кажись, тоже недавно круглая дата была... И, кажись, не одна...

apropos: Девочки! Капризный Читатель пишет: страсти и нравятся, чтобы не уснуть Заснуть будет сложно. Надеюсь. bobby пишет: что там за грохот наверху был? может, крыша рухнула?

Цапля: apropos пишет: может, крыша рухнула? *мрачно* может, убийца-пиротехник мебель переворачивал?

Юлия: apropos Головокружительно! А нужна обязательно монашка? Дьячок или служка - не подойдет? (Или еще зависит от пола усопшего?) Прости, что так долго добиралась, с дороги запыхалась... Монашка - не обязательно. Псалтирь может читать любой человек вне зависимости от его причастности к церковной иерархии. Я предложила монашку, исходя исключительно из своего представления по литературе: мол, в те времена, в барских домах принимали и кормили всяческих паломников - монашек и монахов. На счет гендерного соотношения усопшего и чтеца над его телом не слышала. Может быть, и существовало какое-нибудь благочестивое мнение о том, что негоже. Но ничего подобного в около-церковной литературе мне не встречалось. Если тебе надо, чтобы сидел представитель именно мужского пола, то можно и причетника, но учти, что Ида хоть и из знатной фамилии, сама по рангу - приживалка... Можно, например, мальчишку-псаломщика или старичка, словом, кого-нибудь не очень значительного.

apropos: Юлия Спасибо, что не забываешь. Юлия пишет: Если тебе надо, чтобы сидел представитель именно Нет, абсолютно неважно, из чисто познавательного любопытства.)))) Спасибо, с мизансценой, в общем, теперь все почти понятно.

Юлия: apropos Ужасно рада, что хоть немножечко смогла поучаствовать в твоем замечательном творческом процессе. apropos пишет: Спасибо, что не забываешь. Разве это можно забыть. Я, пребывая в ужасном цейтноте, только и думаю о том, как у меня появится хоть минута свободного времени, чтобы насладиться вашим обществом и талантами! Это уже не лечиться. Да и лечиться не хочется совсем. Только бы время было...

apropos: Юлия пишет: Это уже не лечиться Отрадно слышать! И не нужно лечиться - не самое плохое заболевание, как мне думается. Надеюсь только, что ты найдешь побольше времени не только для общения с нами, но и для создания собственных произведений.

Юлия: apropos Здесь в каждой теме носятся такие опасные чрезвычайно заразные вирусы творчества! Чесаться начинает даже клавиатура

apropos: Еще маленькое продолжение. Горничная была мертва. Как ни суетились вокруг нее спешно созванные бабы, пытаясь привести в чувство, влить девушке в горло какие-то настойки – она была мертва, мертва уже тогда, когда один из лакеев нашел ее лежащей на полу в спальне Иды. - Она собиралась присмотреть за свечами под иконой, - сказала Женни. – Видимо, зашла в спальню, когда пожар уже начался… Но почему она не убежала, а осталась там?.. - Может быть, от страха заметалась по комнате, споткнулась и упала, обо что-то ударившись? – предположил Иван. – Потеряла сознание и задохнулась от дыма… Женни сидела на своей кровати, закутавшись в одеяло: ее била дрожь. Брат расположился в кресле у изголовья. Окна в спальне и гостиной были настежь распахнуты, чтобы выветрился ощутимый запах пожарища, тянущийся со второго этажа флигеля. Там еще сновала челядь: мужики и лакеи выносили обгорелые вещи, сбивали обугленные куски дерева и штукатурки, а служанки вымывали копоть и грязь. Пожар был потушен, не успев сильно разгореться, и не нанес большого урона. Хотя выгорела почти вся гардеробная, в спальне пострадала только одна стена. Потолки, как и полы – частично обуглились, но перекрытия были целы и держались крепко. Все посчитали, что пожал случился из-за случайной искры от свечей под иконой, которая попала на подстеленную на полку салфетку. Кружево загорелось, от него огонь перекинулся на полку и обитую ситцем стену, дополз до оконных, из легкой ткани и потому мгновенно вспыхнувших штор, перебрался на тяжелые матерчатые занавеси, прикрывающие вход в гардеробную, где для разгулявшегося уже пламени нашлось много подходящего топлива: одежда, шляпки, в том числе, соломенные, старые газеты, бумаги и дневники кузины... «Дневники…», - подумала Женни. Дневников там, к счастью, к тому времени не было… Она украдкой покосилась на стопки тетрадей, сложенных с другой стороны кровати. Брат их не мог видеть, а ей не хотелось сейчас объяснять, почему вдруг она так поспешно забрала вещи Иды. Тогда пришлось бы рассказывать и обо всем остальном, а Женни сама еще толком не знала, как преподнести Ивану всю эту странную и страшную историю. - Тебе не показалось, что пожар… - она замялась, выбирая слова, - тебе не показалось, что пожар мог возникнуть не… случайно? - Что ты хочешь этим сказать? Что кто-то специально поджег комнаты Иды? Зачем? Брат пожал плечами, явно не разделяя подозрений сестры. - Н-не знаю, - пробормотала Женни. – Мне показалось… Странно, что сгорела именно гардеробная… - В ней было собрано столько старого хлама, что можно удивляться, как там давно все не сгорело. Знаешь, как начинают воспламеняться прошлогодние скирды сена? Я читал в «Календаре», что вещи, сложенные на чердаках или в подвалах следует периодически перекладывать и проветривать, иначе они слеживаются и происходит какая-то химическая реакция, приводящая к возгоранию… А у Иды там был целый склад каких-то лоскутов, одежды и обуви, баночек с мазями, газет, бумаг… Неудивительно, что когда огонь добрался до гардеробной, она вспыхнула, как сухая лучина. А ведь я давно советовал кузине выбросить половину ненужных ей вещей, тем более не тащить с собой старье из Москвы, учитывая, что и здесь у нее годами что-то хранилось… - Ну, ты же знаешь Иду. Она не доверяла посторонним людям и боялась, что что-то пропадет, - напомнила Женни. Московский особняк Иван на лето кому-то сдал. Как он объяснил домашним, сдача дома обеспечивала лучший за ним присмотр, чем это могла сделать пара сторожей. Женни и Ида были от того совсем не в восторге – мысль, что кто-то чужой будет жить в их комнатах, была неприятна. Марго и вовсе поссорилась с мужем и неделю с ним не разговаривала. Но особняк все же был сдан, личные вещи Суриных сложены в нескольких запертых комнатах, но Ида не пожелала оставлять в Москве ничего своего, в том числе старые дневники, повезла все в Ивы, из-за чего пришлось нанимать дополнительную подводу. - Мы с Тихоном внимательно осмотрели следы пожара, - продолжил Иван. – Все указывает на то, что огонь пошел от полки под иконой. Более огню неоткуда было взяться. Женни устала и не хотела спорить с братом, хотя что-то ее смущало и не давало покоя. Наверное, вот эта бессмысленная и странная гибель горничной. Именно той горничной, которая нашла мертвую Иду и собрала осколки стакана из-под отравленного лимонада.



полная версия страницы