Форум » Екатерина Юрьева (apropos) » Шанс - 5 » Ответить

Шанс - 5

apropos: Автор: apropos Название: Шанс (рабочее) Жанр: видимо, что-то о любви. Первые главы на сайте: http://apropospage.ru/lit/avtor/shans/sh_1.html От Хелги: О, наш Герой, упрямый и мятежный, Он вырывается из слова и строки, Бесстрашен, упоительно невежлив, Нахален, дерзок, горд, его руки Небрежный взмах чарует, и ласкает Янтарных глаз насмешка, - он умен, Он тактик и стратег, и сердце тает Когда является шикарный, наглый ОН!

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

bobby: Хелга пишет: Ну да - обжирается мороженым и пирожными, упивается шампанским и любит поговорить. Не в пример Торкунову, который начал давить на жалость и плакаться в жилетку, попутно норовя принудить к унизительной связи... К тому же Ланс не только сам объедается, а за компанию с Бов...

apropos: bobby пишет: начал давить на жалость и плакаться в жилетку, попутно норовя принудить к унизительной связи... Похоже, он не считает эту связь унизительной, просто хочет возобновить отношения, которые между ними некогда были - и Бов же тогда не была против. Да и теперь -пришла на свидание, как ни крути.

Юлия: apropos Оставь Пал Петровича в покое. Он прекрасен. Просто Перси твой младшенький. И кстати о плюсах Перси. Мы с ним знакомимся в момент, когда он спасет незнакомых людей от разбойников. Что-то не представляю себе Торкунова спасающим кого либо от чего либо, скорее наоборот. bobby пишет: Не в пример Торкунову, который начал давить на жалость и плакаться в жилетку, попутно норовя принудить к унизительной связи... apropos пишет: Похоже, он не считает эту связь унизительной И это его характеризует.


Юлия: apropos пишет: но Ланс пока ничем себя особо не проявил (в благородном смысле) - и проявит ли. Вопрос. Но и ни в чем отталкивающем тоже пока не замечен. А характеристика, данная ему Торкуновым, скорее от обратного свидетельствует в его пользу. И любовь к сладкому выглядит симпатично - как штрих: только сильный мужчина не боится показаться слабым (с детско-женскими слабостями в данном случае). Да и по отношению к Бов он повел себя гораздо благородней (На балу. Я, конечно, не помню подробностей, но кажется так) – подумал о ее чувствах, в отличие от того же Торкунова. Конечно, это вещи пока внешнего порядка, а в глубине могут водиться и черти. Но у него, несомненно, есть потенциал. Где там у нас была мама Лукашина? "Поживем - увидим"

apropos: Юлия пишет: Что-то не представляю себе Торкунова спасающим кого либо от чего либо, скорее наоборот. Ну, может, он еще не раскрылся? Да и не было подходящей для того ситуации? Юлия пишет: только сильный мужчина не боится показаться слабым Кстати, да. Это слабые обычно стараются выглядеть сильными, но слабость не скроешь - рано или поздно она себя обнаружит и полезет изо всех щелей.

Spate: apropos пишет: Ну, может, он еще не раскрылся? Да и не было подходящей для того ситуации? по-моему, он уже вполне раскрылся, куда уж дальше) соблазнил невинную девушку, бросил без единого слова прощания и извинения, а через десять лет увидел, и снова туда же - будь моей. О том, как ей живется, о ее чувствах и чаяниях ему, похоже, вообще не интересно знать, важны только его чувства и его удобство. Что ж он не предложил бросить жену? Раз уж так ему с ней плохо, и так было хорошо с Бов, и он это признал? Ну и надо сделать наконец все правильно - построить свою жизнь с любимой женщиной, создать счастливую семью и собственными законными детьми. Только похоже у него даже мысли такой нет, и сомневаюсь, что появится) Слабо ему разводиться - даже не с женой, а с ее влиятельными родственниками, связями и положением в обществе. К Бов у него отношение как к потенциальной содержанке, и вполне понятное и логичное - с учетом ее положения в обществе, на большее трудно рассчитывать. Но мы же надеемся на лучшее для Бов, разве нет? а то шанс стать содержанкой Торкунова - как-то сомнителен)))

apropos: Spate Spate пишет: бросил без единого слова прощания и извинения, а через десять лет увидел, и снова туда же - будь моей Может быть, то была ошибка молодости (что бросил)? Время прошло, он понял, что был неправ и т.д. И появился шанс загладить свою вину перед ней. Spate пишет: Слабо ему разводиться - даже не с женой, а с ее влиятельными родственниками, связями и положением в обществе. Сие еще неизвестно - вдруг решится? И тем реабилитирует себя в глазах Бов, да и в глазах читателей... Spate пишет: К Бов у него отношение как к потенциальной содержанке Ну, на содержание к нему идти, он ей и не предлагал. Бескорыстные отношения и все такое.

Юлия: Spate пишет: по-моему, он уже вполне раскрылся, куда уж дальше Уж как раскрылся-то! Уж пора бы с такими раскрытиями закрываться apropos пишет: Ну, на содержание к нему идти, он ей и не предлагал Вот, вот. Он даже относительной ответственности за нее не собирается брать. Весь банкет за ее счет.

apropos: Выкладываю небольшой фрагмент продолжения (а то явно не успеваю за обсуждениями читателей этой истории). – А ведь я бывал как-то в ваших местах, Наталья Федоровна. Совсем неподалеку, у… – он назвал фамилию соседей Барсуковых. Бов похолодела. «Нет, он не смеет, не может меня выдать!» – твердила она про себя, пока Натали и Софи забрасывали его вопросами по этому поводу, сокрушаясь, что им не представилась возможность тогда свести с ним знакомство. – Дело давнее, уж не помню, в каком точно году это было, – Торкунов не смотрел на Бов, но она явственно ощущала его сосредоточенность на ней. – Впрочем, – добавил он, – память у нас порой оказывается лучше, чем мы можем себе представить. Неожиданно вспоминаются картины, казалось давно забытого прошлого… «Бог мой, неужели таким образом – угрожая тем, что расскажет о наших встречах, – он хочет вынудить меня с ним встречаться?! – мысленно ахнула Бов. – Я не позволю ему этого!» Легко было утверждать: «Не позволю!», но как остановить его?! Пока Бов лихорадочно обдумывала незавидную и опасную для нее ситуацию, послышался голос Барсукова. – Эти ваши Ширяевы, – гаркнул он и опрокинул в себя очередную рюмку водки, – эти ваши Ширяевы нам не друзья! – Иван Михалыч! – попыталась его утихомирить Натали, Барсуков отмахнулся от нее, памятуя обиды, нанесенные ему соседями. – Пытаются отсудить часть моего леса по поддельным бумагам! – шумел он. – Ишь, удумали – де Заячьи Кочки им принадлежат! Вздор! Кочки всегда входили в земли Барсуковых! Тяжба эта велась уже лет десять, если не больше, и у Барсукова была одной из излюбленных тем разговора. Среди гостей сразу нашлись сочувствующие и жертвы болезненного вопроса о границах между владениями, посыпались рассказы о разных случаях, сетования на соседей, родственников или ловких предпринимателей. – Купец один вздумал у нас в деревне кабак открыть, – доносилось с одного конца стола. – Среди мужиков пьянство пошло, драки, два дома сгорело… Насилу от купца этого избавились с его кабаком… – Родич мой заявил, что часть земель моих ему по какому-то давнему завещанию якобы отходит, – слышалось с другого конца. Торкунов также принял участие в оживившейся беседе, поделившись, правда, не собственным опытом подобных тяжб, а некоего своего приятеля, который разрешил спорный вопрос с соседями полюбовным соглашением. Подробности этого соглашения Бов были упущены – чтобы не смотреть на Торкунова, она сделала вид, что слушает Неверова. Тот со смешком рассказывал о какой-то путаной истории с поселившейся по соседству его имения вдовой. – …столковался с уездным землемером, и дама сия осталась несолоно хлебавши, а лужок-то ее пойменный мне отошел, – громко хвастался Неверов удачно провернутым дельцем, судя по рассказу – бесчестным и незаконным. «Он даже не понимает, как это выглядит со стороны, почитая свое мошенничество – геройством», – подумала Бов, пристальнее приглядываясь к возможно будущему мужу Софи, на которого до того почти не обращала внимания. Внешности он был совсем неприметной и неказистой, с липким взглядом бесцветных глаз. Самомнения же у него было – хоть отбавляй, как и глупости, что сквозила в каждой его с апломбом изреченной фразе. Бов вдруг искренне посочувствовала Софи, которой приходилось выносить общество этого неприятного во всех проявлениях господина, замужняя жизнь с которым вряд ли принесет ей даже подобие удовольствия. Впрочем, кузину никто не принуждал терпеть его ухаживания или принимать от него предложение. Для женщины одиночество было тяжким испытанием, но имело ли смысл менять его на прозябание с подобным мужчиной? Некогда Бов тоже могла выйти замуж примерным образом. Ей сделал предложение один из соседей Барсуковых, тоже вдовец в летах, за которого бы не пошли барышни, рассчитывающие на более удачную партию. Для Бов же это могло стать спасением, возможностью обрести свой дом и детей. Но она не смогла пересилить себя: при одной мысли, что ей придется ложиться с ним в постель, ее начинало мутить от отвращения. Потом – и до сих пор – порой она думала, что, вероятно, сделала ужасную глупость, не ухватившись за единственный предоставленный ей шанс изменить свою судьбу, но тогда в ней еще жили надежды на лучшую участь. Далее во время обеда и потом, когда все собрались в гостиной, Торкунов более не мучил Бов никакими намеками, разве прощаясь, многозначительно сжал ее пальцы. После ухода гостей, когда девочки поднялись в свою комнату, а Барсуков исчез по каким-то своим делам, Софи взахлеб сообщила сестре распирающую ее новость: – Кудимова мне успела шепнуть, что Торкуновы готовят прошение царю о разводе!

Spate: apropos пишет: Время прошло, он понял, что был неправ и т.д. вот тут нюанс, а что именно он понял? Мне кажется, он не считает неправильным свой поступок - он скорее говорит, что у него не было выбора и т.д. и т.п. По его словам даже получается, что он и сейчас бы поступил так же - уехал и женился, - он вроде как жертва обстоятельств. Просто сейчас обстоятельства вроде как сложились в его пользу - Бов в городе, помнит его, даже на встречу пришла. Т.е. фактически, опять все сложилось как и ранее - Бов сама ему в руки пришла, почему бы не попользоваться. Но о ней он все-таки не думает, чего она хочет, о чем мечтает, что чувствует - в разговоре он все больше про себя, да про печальные обстоятельства вещал. "Никто более так не любил меня, как ты, никому я не был так нужен и дорог – сам по себе… Я понял, как прекрасно было то время, время нашей с тобой любви… Хочу вернуть его" Получается, все, что он понял - как ему было хорошо с ней, и почему бы не повторить) apropos пишет: Ну, на содержание к нему идти, он ей и не предлагал. Бескорыстные отношения и все такое. ну да, точно) тем более - вспоминается его сравнение с актрисами - тем надо платить, а тут задаром! очень характеризует его самого и его отношение к Бов, мне кажется)

Юлия: [apropos А Торкунов продолжает раскрываться... *канюча* Автор! маловат кусочек-то - на один зубок и тот с пломбой!

Spate: apropos, Юлия пишет: Автор! маловат кусочек-то - на один зубок и тот с пломбой! ага, хочется большего это не Торкунов раскрывается, это наши читальские аппетиты растут! )) Но строчка про развод - хороша))) Ну, посмотрим, сплетни это все или нет) и кто с кем собрался разводиться и почему) Кажется мне, Бов здесь пока совсем ни при чем)

Klo: apropos пишет: а то явно не успеваю за обсуждениями читателей этой истории Читатели изголодались, заждались...

Хелга: apropos пишет: – Кудимова мне успела шепнуть, что Торкуновы готовят прошение царю о разводе! Ого! Для Бов какая "переспектива". В свете этого Торкунов совсем обнаглеть может? И какова сочная компания, прямо вижу всех этих субчиков, обсуждающих свои пакостные дела. Спасибо за продолжение!

Скрипач не нужен: apropos apropos пишет: который разрешил спорный вопрос с соседями полюбовным соглашением. Намекает

bobby: apropos Спасибо за продолжение. Мало только как-то... Но обед колоритный - все субъекты обеденной трапезы и беседы представляются очень зримо. Как бы Бов на последнюю фразу не возложила какие-либо надежды, так как весьма сомнительно, чтобы Торкунов решился на этот шаг ради нее.

федоровна: apropos Хорошо, но мало. Неужели Торкунов угрожает? Так он последние остатки любви Бов потеряет...

Annasy: apropos пишет: цитата: Но он еще не до конца раскрылся - может, еще проявит благородство? apropos пишет: Ну, может, он еще не раскрылся? Да и не было подходящей для того ситуации? Ну, развестись-то он всё равно ведь не разведётся.

apropos: Леди, спасибо! Кусочек, да, маловат, но немаловажен для дальнейшего развития событий, так скажем. Ну и нужно было успеть за читателями, которые явно начали опережать автора. Продолжение есть - пока в черновом совсем варианте. Надеюсь на днях привести его в порядок (относительный) и выложить.

apropos: Продолжение, чуть побольше предыдущего. – Кудимова мне успела шепнуть, что Торкуновы готовят прошение государю о разводе! Бов, которая в этот момент привставала, чтобы покинуть гостиную, медленно опустилась на место. Накануне он ни словом не упомянул о предполагаемом разводе, напротив, сказал, его жена не хочет этого. Или промолчал, чтобы Бов не строила в его отношении никаких планов? «Впрочем… ему было бы выгоднее сообщить мне о том, чтобы дать надежду и воспользоваться ею. Как это уже было однажды», – подумала она, прислушиваясь к разговору кузин. Натали восприняла известие скептически. – Ежели и так, – говорила она, – пока суть да дело – много времени пройдет. Получат они развод, нет ли, для нас все одно – сейчас он женат, да и не выказывает к тебе особого интереса. – Зачем тогда ему искать знакомства с нами и ходить в дом? – спрашивала Софи. – На барышень он не смотрит, а со мной всегда так любезен, сегодня комплиментов наговорил… – Комплименты говорить они все горазды, – с умудренным видом заметила Натали. – Сама удивляюсь, чего он к нам зачастил, мы для него компания неподходящая, к другому привык. Может, от скуки, разнообразия ради. По любому одно выходит: за тобой он не ухаживает, авансов не делает… Да хоть бы и делал – рассчитывать на то никак нельзя. Кузины еще какое-то время обсуждали животрепещущий вопрос: чем семейство Барсуковых могло привлечь такого светского завсегдатая, как Торкунов, выдвигая на этот счет всевозможные версии и так и не найдя на него вразумительного ответа. То, что причина тому сидит рядом и штопает чулки, не пришло им в голову. В последующие дни, когда Натали брала ее на светские увеселения, Бов ни на шаг не отходила от кузины, старательно избегая даже малейшей вероятности столкнуться с Торкуновым или Лахтиным. Впрочем, князь не баловал общество своим появлением, и за все это время она видела его всего раз издали на каком-то приеме. Торкунов появлялся часто, неизменно подходил к Барсуковым, но Бов держалась настороже, и ему никак не удавалось перемолвиться с ней и парой слов наедине. Когда-то, представляя их встречу (и надеясь на то), ее более всего страшило, что он выкажет к ней полное равнодушие. Сейчас все происходило почти как в ее давних мечтах – Торкунов раскаивался, сожалел, был несчастен и хотел возобновить с ней отношения, но Бов не могла этому радоваться или испытывать чувство триумфа. Его настойчивость пугала, предложенная им связь унижала ее. И если чувства, некогда к нему питаемые, как оказалось, не прошли бесследно, то годы разлуки, удар, который некогда пережила Бов, ее обида, боль и разочарование – все это нынче стояло между ними. И она уже не была той наивной и доверчивой девушкой, что так безоглядно и доверчиво отдалась своей любви, чтобы, с легкостью забыв о прошлом, вновь вступить в его объятия. Между тем слухи о предполагаемом разводе Торкуновых обрастали подробностями. Кудимова каждый раз появлялась у Барсуковых с новым ворохом сплетен, содержание которых было порой весьма противоречиво. То утверждалось, что де сам Торкунов устал от измен жены и хочет от нее освободиться, то, напротив, именно Мими приписывалось желание получить развод, чтобы вновь выйти замуж. Назывались имена ее ухажеров, среди них не раз упоминался и князь Лахтин. – Мол, между нею и князем давно все тайно слажено, и он чуть не сам намерен хлопотать о ее разводе перед государем, к которому запросто вхож, – рассказывала Кудимова своим внимательным слушательницам. Памятуя, как сухо при ней князь разговаривал с Мими, Бов про себя усомнилась в их связи, хотя, если до поры они не хотели прилюдно показывать свои отношения, вполне могли разыграть ту сцену, которой она стала свидетельницей. «Но в таком случае Мими незачем было бы ревновать Лахтина ко мне, – подумала Бов, вспомнив случайную встречу с ней во время прогулки. – Впрочем, в любом случае, меня это все никак не касается – ни развод Торкунова, ни матримониальные намерения Лахтина, не говоря о Мими…» Софи вся извелась по поводу того, что какая-то «ничего из себя не представляющая» дама сначала заполучила такого мужа, как Торкунов, а теперь заимеет второго, да еще с титулом и чином. Натали ахала, дивясь нравам светского общества, где жены позволяют себе бесстыдничать, а мужья закрывают на то глаза. – А что ему, бедолаге, остается делать? – резонно спрашивала Кудимова. – Дуэли у нас запрещены, а кто ослушался – суровое наказание ждет. Кому охота стреляться, скажите на милость? Баловникам только, да по глупости. Женился на деньгах и связах, так терпи. – И большое приданое у него жены было? – Точно не знаю, но говорили, что очень и очень приличное. Только наличными чуть не сто тысяч, если не больше. – С такими деньжищами любую замуж возьмут, – с завистью сказала Софи. – Так если развод, все к ней вернется? – поинтересовалась Натали. – Это как они договорятся, – отвечала гостья, – но слышала, что приданое ему все досталось, а у Мими своего имущества полно – и земли, и денег. – А сам-то, Торкунов, тоже жену новую искать будет? – подала голос Софи. – Кто его знает? Слухи его в разное время с какими-то женщинами связывали, уж не упомню, а какие у намерения, сказать не могу. Может, и женится – чего одному-то куковать? Софи было встрепенулась, но дамы хором привели ее в чувство, приводя множество доказательств тому, что ей не пристало и думать о Торкунове, потому как никаких надежд у нее на брак с ним нет, и вряд ли будут. – Ежели бы он вам, дорогая, в чувствах признавался, ухаживал и ради того, чтобы вас своей женой сделать, на развод пошел – это одно, тогда и подождать можно. А так все одно, не про вас он, – Кудимова похлопала расстроенную Софи по руке. – Да и разведут ли их, как и когда – вилами по воде писано. Держитесь Неверова, а то и одного не поймаете, и другого упустите. Софи недовольно пожала плечами, но советы, похоже, приняла к сведению, и, не упуская случаев привлечь к себе внимание Торкунова или других господ, Неверова от себя не отталкивала, напротив, стала явственно выказывать свое к нему расположение. – Пожалуй, я смогу терпеть его в качестве мужа, – как-то сказала она Натали. – Конечно, ухаживай за мной кто другой, получше, я бы еще подумала, а так… – И то правда, – согласилась Натали. – Главное, чтобы предложение сделал, а со свадьбой можно будет и не спешить. Человек он положительный, с положением и достатком. А что возраст, так не старей какой, в самом соку, да и молодой жене особливо потакать во всем будет. Пока Барсуковы ждали предложения от Неверова, а это могло произойти со дня на день, судя по намекам сего господина, вскоре как-то за завтраком раскрасневшаяся Ленн вдруг выпалила: – Mon père[], вы будете сегодня днем дома? – Что? Что такое? Зачем? У нас что, опять гости? – Иван Михайлович недовольно взглянул на жену. – Сегодня к нам если только с визитами заедут, – засуетилась Натали. – А потом мы поедем на музыкальный вечер… – Визиты и этот музыкальный… без меня, – сообщил Барсуков, который терпеть не мог светские увеселения, и сопровождал свою семью лишь в крайних случаях, после долгих увещеваний жены. – И к обеду не ждите, я у приятеля буду, потом в клуб и… – Mon père! – хором воскликнули девочки, переглянулись, первой выступила Мара. – Вам надобно быть дома в час дня! – Это ж по какому случаю? – буркнул Барсуков. – По такому, – Ленн вспыхнула пуще прежнего, – что Петр Иванович просил вам передать… спрашивал позволения… принять его… – запнулась и оглянулась на сестру. – Он приедет просить руки Ленн! – торжествующее сообщила Мара. Натали схватилась за сердце: – Как?! Он… – Вчера с ней объяснился, – Мара хихикнула и посмотрела на багровую Ленн. – Кто таков? Немец же, вроде за тобой ухаживал, барон как-его-там, а этот кто? – Барсуков нахмурился. – Барон Вальтер, – хором ответили девочки, – Петр Иванович. – А… тот самый, – протянул Иван Михайлович, не слишком довольный нарушением своих дневных планов. – Ну что ж делать, коли так. Пускай приезжает… Софи поджала губы, Натали напустилась на дочерей с упреками, что они скрыли от нее такое событие. Ленн вяло оправдывалась, Мара заговорщически переглянулась с Бов. Девочки рассказали ей о предложении барона сразу, как накануне вечером вернулись домой из гостей, куда ездили без нее. Родителям они решили сообщить эту новость за завтраком. «Ведь если мама это узнает, то наверняка проговорится папе и Софи, и это уже будет не так интересно», – сказали они, взяв с Бов честное слово, что она никому ничего не расскажет. Потом Натали всплакнула – от счастья, как она сказала, а Барсуков, ворча, пошел переодеваться, чтобы в надлежащем виде принять своего будущего зятя. – Но я с ним еще потолкую, – грозно изрек он, девочки прыснули, зная, что суровость отца напускная, и в глубине души он доволен, что одна из его дочерей обзавелась женихом. Толковал Барсуков с бароном недолго, и расстались они вполне довольные друг другом. После его ухода Иван Михайлович сказал: – Не такой уж он немец, одна фамилия осталась да титул от прадеда. Средства у него есть, карьеру делает, так что Ленка наша барыней будет важной, баронессой, гляди ж ты. Чмокнул отличившуюся дочь в лоб, наказал Маре следовать примеру сестры и уехал, как ни старалась Натали выведать интересующие ее подробности беседы. – Из Барсукова никогда и слова не вытянешь, – пожаловалась она перед тем, как отправиться на прогулку в санях, устраиваемую новоявленным женихом. Бов осталась дома и занялась рукоделием. Когда ее родные должны были вот-вот вернуться, у входной двери раздался стук, и через несколько минут лакей распахнул двери гостиной, где находилась Бов, пропуская прибывшего с визитом гостя.



полная версия страницы