Форум » Екатерина Юрьева (apropos) » Переплет - 4 » Ответить

Переплет - 4

apropos: Автор: apropos Название: Переплет (рабочее название) Жанр: что-то костюмно-историческое, не определенное Действующие лица и исполнители: Обитатели усадьбы "Желтая ива" Сурин Иван Петрович, помещик, 35 лет Сурин Михаил Петрович (Микки), средний брат, 29 лет Сурина Евгения Петровна (Женни), младшая сестра, 24 года Сурина Маргарита Васильевна (Марги), жена Ивана Петровича, 23 года Томилина Ида Станиславовна, ***юродная кузина, 46 лет Ногаев Василий Васильевич (Базиль), брат Марги, 28 лет Устинова Вера Игнатьевна, подруга Марги, 23 года Букин Николай Федорович (Николя), приятель Ивана Петровича, 32 года Михайловская Елена Семеновна, троюродная бабка Суриных, возраст преклонный Еремеев Елизарий Степанович, управитель поместья, около 50 лет. Соседи Поместье "Хвосты" (оно же "Волчий хвост", оно же Дореево Кор***(неразборчиво) Сергей Владимирович (Серж), помещик, 34 года Поместье "Карповка" Карпов Алексей Павлович (Алексис), помещик, 43 года Карпова Наталья Кузьминична (Натали), жена Алексиса, 38 лет Карпова Галина Алексеевна, их дочь, 17 лет Гости поместья Карповка: граф Роминский Дмитрий Сергеевич (Реми), офицер, 29 лет Потапов Андрей Ильич (Андрэ), статский советник, 35 лет Маслина Софья Ивановна (Софи), родственница Карповых, вдова, 27 лет Взгляды на ГГ - на 18.11.09 Блондинки Цапля: ГГ не может быть помещик с неразборчивой фамилией и господин с фамилией Потапов. К тому же , они штатские. Николя на удивление не романтический герой. Я поставила на графа с музыкальным ником Реми . Но тут нарисовалась гравюра с героем-генералом Реми угрожает серьезная опасность стать вторым, если генерал материализуется ____________________ Рыжие: Хелга: Статский советник Потапов - нет, не он, поскольку статский советник, Роминский, хоть и офицер, но он - Реми, во-первых, а во-вторых, несколько молод... не вызывает доверия. А вот этот тип Кор***, Серж - он самый и есть, поскольку фамилия неразборчива, в чем есть загадка, и имя Серж звучит мужественно. Генерала с гравюры всерьез не принимаю. __________________ Шатенки Леона У ГГ не может быть неразборчивой фамилии. Поэтому Кор не годится. И вообще, шатенка думает, что ГГ в списке нет. ГГ - генерал (Цапля), Потапов (Marusia, novichok, 18.11 - присоединилась Цапля), вообще еще нет (Леона, Бэла), Серж (Хелга, Капризный Читатель), граф (Цапля), Николя (Marusia) ГлавГад - Потапов (Marusia, Капризный Читатель) НЕ ГГ - Серж (Леона, Цапля), генерал (Надина, Хелга, ), Потапов (Хелга, bobby, Леона), Реми (Хелга, bobby, novichok, )

Ответов - 249, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

novichok: apropos пишет: Такой парниша. А нам нужон мужчина Не, жду приватной беседы с Сержем и выношу окончательный вердикт

apropos: novichok пишет: нам нужон мужчина Ну, мужчина... Оне всегда в дефиците. Тем более настоящие ГГ. И те, и другие.

Леона: apropos пишет: Оне всегда в дефиците. Ой, ну только не у тебя! Цапля, я не поняла, так ты в кого веришь? Совсем я запутаюсь с этими ГГ. Ну где же бьющийся смайлик???


apropos: Леона пишет: ну только не у тебя! Это вечная проблема.

Axel: apropos Спасибо за очередное интригующее продолжение! А мне почему-то кажется, что ГГ Горчавин. Надеюсь, до сеансов оживления не дойдет , но он вполне может скрываться под именем одного из заявленных героев.

Капризный Читатель: Где ж это видано девушку, да еще и к которой нежные чувства, держать на холоде? Кстати, автор, а в то время было бы приличным, если бы Реми накинул на плечи Женни свой китель? И о маленькой собачке, пусть и злобной, не стоило ему так выражаться. Любить надо братьев наших меньших. Однозначно, не нужОн нам такой ГГ. А вот два других порадовали своим беспокойством. Ишь, аж вместе ждали. Видать будут соперничать. Правда, практика показывает, что девушка выбирает в таком случае третьего. А жаль, мне Серж нравится... пока.

Надина: apropos Нет, Реми мне не нравится , хотя, по всей вероятности, он нравится героине . Остаются сельский ловелас Потапов и Серж (при условии, что он возьмется за ум и что-нибудь такое интересное выкинет - надеюсь на это в тайне )

Цапля: Надина пишет: при условии, что он возьмется за ум и что-нибудь такое интересное выкинет Бросит подсчитывать доходы от продажи яровых и рассуждать о немецких гуманистах и начнет гулять по лунным дорожкам!? Axel пишет: Надеюсь, до сеансов оживления не дойдет , но он вполне может скрываться под именем одного из заявленных героев. Так об том и речь. Зря я, что , поэму писала Зная автора, убеждена в одном - все работает на сюжет, если Горчавин был заявлен (пусть даже портретом) - он должен выстрелить Надина пишет: хотя, по всей вероятности, он нравится героине Героиня глупая и молодая ишо.

Надина: Цапля пишет: Бросит подсчитывать доходы от продажи яровых и рассуждать о немецких гуманистах и начнет гулять по лунным дорожкам!? И не только, я надеюсь если Серж меня разочарует - придется переходить в лагерь поклонников Потапова Цапля пишет: Зря я, что , поэму писала Поэма хороша, кстати Цапля пишет: Героиня глупая и молодая ишо. Героиня кокетлива, на мой взгляд, сама еще не выбрала (и мы с ней )

chandni: Надина пишет: Героиня кокетлива, на мой взгляд, сама еще не выбрала ну и выбирать она может пока из ограниченного круга: ведь только 2 недели она здесь обитает, не разобралась еще, не со всеми перезнакомилась, да и конкуренция, как ни крути!.. Вроде и этот хорош, и тот не так уж плох... Да тут еще один показался... Но, на мой взгляд, ее сердце еще свободно. А уж ежели кто позовет... да признается... да замуж предложит... Ну тогда можно будет и подумать. Лично я жду появление генерала Горчавина.

Юлия: apropos chandni пишет: Лично я жду появление генерала Горчавина Мне тоже эта линия кажется многообещающей.

apropos: Леди, спасибо! Капризный Читатель пишет: в то время было бы приличным, если бы Реми накинул на плечи Женни свой китель Не очень, мягко говоря.)) Надина пишет: сельский ловелас Потапов Как ты его - сельский... Может, он еще и городской? Цапля пишет: Зная автора, убеждена в одном - все работает на сюжет, если Горчавин был заявлен (пусть даже портретом) - он должен выстрелит Хм... Все-то вы, мадам, знаете. chandni пишет: А уж ежели кто позовет... да признается... да замуж предложит... Ну тогда можно будет и подумать. Вот она уже... начинает думать.))))

apropos: Глава V «То пусто, то густо», - так думала Женни, с Мюреттой под мышкой, одеялом, перекинутым через плечо, узелком из салфетки, в котором на этот раз лежали не бублики, а пирожки с картофелем и рисом, и графином с лимонадом в руках, направляясь к своему излюбленному месту дневного пребывания – беседке среди ракитника на берегу озера. Накануне перед сном Мюретта была безжалостно отброшена в сторону: похождения нормандской маркизы, как и интриги отвергнутого коварного барона, занимали Женни куда меньше, чем собственная, вдруг забурлившая личная жизнь. Откинувшись на кружевные подушки своей мягкой и удобной постели, она чуть не полночи перебирала в уме количество нежданно выявившихся у нее поклонников, их достоинства, недостатки и перспективность в виде похода к алтарю с одним из них. Граф Роминский, почти объяснившийся ей в любви, Потапов, заявивший, что будет добиваться ее внимания (а как иначе можно было расценивать его слова?!)… Памятуя о двух зайцах, погоня за которыми может закончиться плачевно для охотника, Женни решила пока никому не давать никаких ответов, не сулить никаких надежд и не предпринимать никаких действий, а подождать и посмотреть, что будут делать ее «зайцы». Перед тем как загасить свечу, Женни вытащила спрятанный между спинкой кровати и матрацем портрет генерала Горчавина в тонкой деревянной рамке. Он сидел верхом на вздыбившем передние ноги коне, одной рукой сжимая поводья, другой держа шпагу - статный, красивый и бесконечно далекий… По привычке пару раз вздохнув, Женни погладила гравюру, пожелала генералу и себе спокойной ночи, засунула портрет на место и загасила свечу. Еще какое-то время она ворочалась в постели, переполненная приятными предвкушениями: ведь лето только начиналось, и все было впереди, и когда наконец стала погружаться в восхитительную полудрему, на внешней лестнице флигеля, часть которой проходила за стеной ее спальни, ей вдруг почудились чьи-то тихие, осторожные шаги… «Кто это там гуляет по ночам?» - вяло удивилась Женни и тут же провалилась в сон, уже ничего не слыша, ничего не ощущая и ни о чем не думая… - Кто-то ходил ночью по лестнице нашего флигеля, или мне это приснилось? – за завтраком спросила она у Иды. - Что? Кто-то ходил? – кузина была не в духе, как бывала не в духе каждое утро, потому что терпеть не могла привычку некоторых «изнеженных особ», к которым она относила Марго, Веру и Базиля с Микки, завтракать в постели. Иван и Николя еще на рассвете отправились на рыбалку, поэтому за столом на террасе присутствовали только Женни и сама Ида. - Это все твои романы, - заявила кузина. – Начитаешься на ночь всяких ужасов, потом снится Бог знает что: то у тебя кто-то ходит, то кто-то кричит, то тени какие-то… Женни промолчала, потому что действительно был такой случай, когда она прочитала английский роман - ужасно интригующий, кстати, роман – Жуткий островок, или история одного привидения, ночью ей приснились леденящие душу крики обитателей этого островка. Потом, правда, выяснилось, что это кричала выпь на озере. А тени… Как-то она проснулась посреди ночи: лунный свет пробивался через щель гардин, и Женни встала, чтобы плотнее закрыть их. И увидела на земле странные колышущиеся тени… Когда она моргнула, теней уже не было, но Женни имела неосторожность рассказать о том Иде, у кузины же на все был один ответ: весь вред от чтения романов. И, как всегда, кузина разразилась длинной тирадой по поводу всяких разных изнеженных особ, бездельников и сплетников. При этом почему-то уже не вспоминая о пропавших дневниках и обысках в собственных комнатах, которые вполне могли происходить ночью, когда Ида спит – а спала она всегда очень крепко, что не разбудишь, - и на что другой сообразил бы свалить все происходящие якобы странности. Долго выносить общество кузины Женни не могла никогда, да еще такой раздраженной, поэтому она быстро допила свой утренний кофе и сбежала под предлогом, что ей нужно писать письма, и честно просидела в своих комнатах больше часа. Чтобы Ида потом увидела на подносе для отправляемой почты ее письма, Женни быстро составила черновик с описанием местных красот природы и приятного общества, ее окружающего, после чего изящным почерком переписала его на пяти листах – пяти приятельницам, заклеила и вызвав горничную, попросила ее отнести готовые письма в дом. - На террасе есть кто? – поинтересовалась она у Дуси – рябой, вечно чем-то недовольной девицы, прислуживающей ей и кузине (у Веры и Марго были собственные камеристки). - Ходили, ходили, - потянув носом, ответила горничная. – Господа всякие, дамы… - Кто ходил-то? – Женни, потянувшаяся было за одеялом и книгой, застыла. Если сюда приезжали Роминский или Потапов, а Ида ее не позвала… - Наши все ходили, барин, барыня, барчуки, гости, - стала перечислять Дуся. – Соседи опять же – скопом и по одиночке… - А сейчас? - заволновалась Женни. Если на террасе или в доме Роминский или Потапов… - Никого, - сообщила горничная. – Все куда-то подевались… Пусто – ни одного человека. Женни в сердцах стукнула Мюреттой об стол. Ида, конечно, Ида… Или Вера, или даже Марго - никто не соизволил позвать ее к гостям, потому что каждая хотела владеть их вниманием безраздельно. Разве что Ида – из вредности не сообщила ей о визите Роминского и Потапова, потому что раз они ей не нравились, она считала, что и для Женни они тоже не лучшая компания. Вот если бы приехал Серж, кузина наверняка под каким-нибудь предлогом прислала за ней слугу, потому что этот скучный, но хозяйственный Корнышев или как там его казался ей единственным подходящим женихом для Женни. Дуся что-то стала говорить о пропавшем «мупсе» - так она называла Барти. Мол, барыня серчает, все с ног сбились, а мупс, верно, в деревню сбежал, к подружкам каким… - Принести мне пирожков, что ли, из буфетной, - перебила ее Женни. – И мой лимонад. Спустя десять минут Женни уже шагала к беседке по парковой тропинке, не встретив никого по дороге, досадуя на весь белый свет и на Иду - в первую очередь. Чтобы немного успокоиться, она стала думать о Реми, который, верно, специально заезжал, чтобы увидеть ее, может быть даже пригласить на прогулку, чтобы продолжить начатое накануне предложение… Хм… Граф Роминский… Он понравился Женни еще в момент знакомства, и с тех пор не давал никаких поводов для разочарований. В нем все было хорошо, начиная от внешности, манер и характера, по крайней мере тех свойств его натуры, которые можно было разглядеть при довольно частом «соседском» общении. Вчера он почти объяснился ей в любви, и если бы им не помешали, Женни пришлось бы что-то ему отвечать… Надо признать, последнее время в мечтах она порой представляла себя в качестве графини Роминской и была почти уверена, что не раздумывая примет руку и сердце графа, если бы они были ей предложены. Но теперь, когда это почти произошло, Женни начали терзать всякие и по большей части определенно глупые сомнения. Например, нравится ли ей Реми до такой степени, чтобы ради него (а также кольца на пальце, титула и статуса замужней женщины, что – к чему лукавить?! - выглядело весьма соблазнительно) менять привычный уклад жизни? Кроме того, в таком случае ей еще придется разделять с Роминским радости и горе, богатство и бедность, здравие и болезни – и так до самой смерти, которая только и сможет освободить их друг от друга… Первые части постулатов обязанностей жены выглядели вполне привлекательно, и их, вероятно, можно было бы вынести с приятным мужчиной в качестве мужа, то вторые не очень обнадеживали. Конечно, в жизни всякое случается, но хотела ли Женни переживать неурядицы и прочие бедствия именно с Роминским? В этом она не была слишком уверена. Помимо прочего, ей, как жене, придется еще делить с ним и постель… Женни подумала о своей уютной спальне и большой кровати, застеленной белоснежным бельем, и попыталась представить спящего там Роминского, которому, кстати, говоря, пришлось бы не только спать рядом с ней, но и исполнять определенные обязанности мужа. Об этих обязанностях Женни имела кое-какие догадки, в основном почерпнутые из ряда французских романов, где встречались довольно откровенные фривольные сценки. Жизнь в деревне и некоторые наблюдения за поведением обитающих здесь животных также внесли свою лепту в дело ее просвещения. Так что в отличие от многих незамужних барышень, смутно или никак не осведомленных о «деликатной» стороне семейной жизни, Женни была вполне, как ей казалось, сведуща в этой области, и не отказалась бы сверить свои теоретические познания с практическими. Увы, оставаясь в девицах, у нее не имелось такой возможности без риска для репутации, губить которую никак не входило в ее планы. Порой она сокрушалась, что некогда ее встречи наедине с женихом были ограничены поцелуями и невинными ласками, но тогда она еще не знала, что может происходить между влюбленными помимо объятий, а Пьер не позволял себе ничего лишнего. Только замужество могло открыть перед ней эту весьма интересующую ее сторону жизни, трудность заключалась в обзаведении мужем, который, во-первых, устраивал бы ее во всех отношениях, и – во-вторых, захотел бы на ней жениться. Роминский вроде бы отвечал ее чаяниям, но поскольку вчера вдруг выяснилось, что у нее есть еще один поклонник, было бы обидно ошибиться в выборе и предпочесть не того, кто, может быть, предназначен ей судьбой. Цели Потапова, правда, были неясны, но его недвусмысленный намек, что она ему нравится, проигнорировать было никак невозможно. Он относился к тем мужчинам, чье внимание лестно любой женщине, и Женни вовсе не собиралась становиться исключением. К тому же личность Потапова ее страшно интриговала, да и вообще ей было безумно любопытно узнать, какое продолжение может иметь его неожиданное вчерашнее признание. Женни прошла березовую рощицу и побрела к беседке, полуразвалившаяся крыша которой уже виднелась среди ракитника. Этот Серж-Неразборчивый… Она недовольно фыркнула, вспомнив, как вчера, именно в тот момент, когда она почти подошла к стоявшему на садовой дорожке Потапову, лелея тайную надежду, что именно он проводит ее до дома (раз Роминский отстал, увлекшись поеданием орехов), перед ней вдруг возник Серж. Он подал Женни шаль, которую, оказывается, его попросила передать ей Ида, подхватил под локоть и потащил к дому, по дороге прочитав скучнейшую лекцию о том, как вреден сырой весенний воздух для здоровья неокрепших городских барышень, прогуливающихся по ночам в саду в легких платьях и матерчатой обуви. Самое отвратительное заключалось в том, что туфельки Женни действительно промокли от вечерней росы, сама она изрядно продрогла, потому поспешно и с радостью закуталась в теплую шаль, да еще и чихнула как раз при его упоминании о ее хрупком здоровье. Причем, чувствовала-то она себя прекрасно, а чихнула только из-за того, что ей в нос попала то ли пылинка, то ли шерстинка, но это послужило для Сержа наглядным подтверждением ее непродуманного поведения и злостного пренебрежения собственным здоровьем. Впрочем, Женни не столько слушала Сержа, сколько думала о Потапове, который не сумел (или не захотел) скрыть промелькнувшее на его лице сначала возмущение, а затем разочарование. Догадываясь – или ей казалось, что она догадывается, - чем мог быть разочарован Потапов, Женни ломала голову, что его могло так рассердить. Ее объятия – если он их видел, - с Роминским, или несвоевременное появление Сержа с шалью, которого Потапов мог и не заметить на дорожке позади себя. Она даже хотела спросить о том у Сержа, но в этот момент он посмотрел на нее своими глазами – такого же неразборчивого цвета, как и его фамилия, которые выражали такое неудовольствие то ли ею самой, то ли ее поведением, что Женни поперхнулась на полуслове, пробормотала под нос невнятную благодарность и сочла за благо удалиться в дальний угол комнаты к Натали, где и просидела остаток вечера, к счастью, вскоре закончившийся отъездом гостей. «Может быть, Потапов тоже хотел пригласить меня на прогулку?» - Женни споткнулась о какой-то корень или ветку, чудом не упала и не уронила графин с лимонадом. Тихонько чертыхнувшись (в одиночестве она позволяла себе некоторые вольности), Женни уставилась себе под ноги, медленно пробираясь по тропинке и одновременно размышляя, каково бы ей пришлось в ситуации, если бы ее одновременно позвали гулять Реми и Потапов. Отдав предпочтение одному, она обидела бы другого – мужчины ужасно самолюбивы, особенно когда дело касается ухаживаний за дамами. Также было неясно, кого ей стоило бы выбрать в столь щекотливой ситуации, исход которой мог оказаться печальным для нее самой. Известно, как трудно обрести поклонников и как легко их потерять, а кружить головы одновременно нескольким кавалерам, как это делали Вера или та же Софи, она еще не научилась. «Вот и буду практиковаться», - решила Женни, правда, с некоторой опаской, потому что если эти дамы могли себе позволить просто флиртовать с мужчинами, то ей нужно было обрести себе мужа. Она сделала еще шаг и чуть не уткнулась носом в чью-то грудь, облаченную в темный сюртук. - Ой, - Женни подняла голову и увидела, что прямо перед ней стоит Серж. - Вам лучше туда не ходить, - сказал он, окинув мрачным взглядом саму девушку, ее книгу, одеяло, узелок из салфетки и графин с лимонадом.

Цапля: apropos Какие книжки Женни читает! Прям польстило мне упоминание Сержа Неразборчивого (этот мрачный тип становится нам совсем родным) - к тому же от Женни он никак не отвязывается. А про любимчика моего Потапова мааало... И главное - кто ходил ночью по дому - и - почему ей лучше туда не ходить? * в сторону* в беседке труп.

Хелга: apropos Читается влет! Женни какая практичная особа..., нет, точнее, невлюбленная пока и оттого практичная. Серж как-то слишком заботлив, ну, как пожилой дядюшка о племяннице. А оборвано, само собой, традиционно...

Цапля: Хелга пишет: Серж как-то слишком заботлив, ну, как пожилой дядюшка о племяннице. Ха! Ты еще продолжаешь на него ставить? Вообще мне кошмарно подозрительны все женихи, потенциальные и будущие наверняка на девочку свалилось наследство, о котором она еще не знает. И еще - если генерал на коне - вы представляете, что там можно увидеть? Лица так точно не разглядишь

apropos: Цапля Хелга Девочки, спасибо! Надеюсь, эта часть не слишком занудная получилось - с этими разборками по косточкам женихов - возможных.))) Цапля пишет: к тому же от Женни он никак не отвязывается Зануда. Цапля пишет: кто ходил ночью по дому - и - почему ей лучше туда не ходить? А это узнает далее. по традиции.)) Хелга пишет: Женни какая практичная особа..., нет, точнее, невлюбленная Невлюбленная.))) И это так очевидно, мне кажется. А вот если влюбится.... На что мы все надеемся.

apropos: Цапля пишет: кошмарно подозрительны все женихи, потенциальные и будущие Подорзрительная ты наша. Цапля пишет: если генерал на коне - вы представляете, что там можно увидеть? Лица так точно не разглядишь Ну, все от желания зависит, нет? Захочешь - разглядишь.

Цапля: apropos пишет: Захочешь - разглядишь. Или навоображаешь В общем, кто мне ответит - что в беседке?

apropos: Цапля пишет: кто мне ответит - что в беседке? Вариантов масса. Хм. Цапля пишет: Или навоображаешь НУ, у некоторых фантазии здесь - хоть отбавляй.



полная версия страницы