Форум » Екатерина Юрьева (apropos) » Переплет - 4 » Ответить

Переплет - 4

apropos: Автор: apropos Название: Переплет (рабочее название) Жанр: что-то костюмно-историческое, не определенное Действующие лица и исполнители: Обитатели усадьбы "Желтая ива" Сурин Иван Петрович, помещик, 35 лет Сурин Михаил Петрович (Микки), средний брат, 29 лет Сурина Евгения Петровна (Женни), младшая сестра, 24 года Сурина Маргарита Васильевна (Марги), жена Ивана Петровича, 23 года Томилина Ида Станиславовна, ***юродная кузина, 46 лет Ногаев Василий Васильевич (Базиль), брат Марги, 28 лет Устинова Вера Игнатьевна, подруга Марги, 23 года Букин Николай Федорович (Николя), приятель Ивана Петровича, 32 года Михайловская Елена Семеновна, троюродная бабка Суриных, возраст преклонный Еремеев Елизарий Степанович, управитель поместья, около 50 лет. Соседи Поместье "Хвосты" (оно же "Волчий хвост", оно же Дореево Кор***(неразборчиво) Сергей Владимирович (Серж), помещик, 34 года Поместье "Карповка" Карпов Алексей Павлович (Алексис), помещик, 43 года Карпова Наталья Кузьминична (Натали), жена Алексиса, 38 лет Карпова Галина Алексеевна, их дочь, 17 лет Гости поместья Карповка: граф Роминский Дмитрий Сергеевич (Реми), офицер, 29 лет Потапов Андрей Ильич (Андрэ), статский советник, 35 лет Маслина Софья Ивановна (Софи), родственница Карповых, вдова, 27 лет Взгляды на ГГ - на 18.11.09 Блондинки Цапля: ГГ не может быть помещик с неразборчивой фамилией и господин с фамилией Потапов. К тому же , они штатские. Николя на удивление не романтический герой. Я поставила на графа с музыкальным ником Реми . Но тут нарисовалась гравюра с героем-генералом Реми угрожает серьезная опасность стать вторым, если генерал материализуется ____________________ Рыжие: Хелга: Статский советник Потапов - нет, не он, поскольку статский советник, Роминский, хоть и офицер, но он - Реми, во-первых, а во-вторых, несколько молод... не вызывает доверия. А вот этот тип Кор***, Серж - он самый и есть, поскольку фамилия неразборчива, в чем есть загадка, и имя Серж звучит мужественно. Генерала с гравюры всерьез не принимаю. __________________ Шатенки Леона У ГГ не может быть неразборчивой фамилии. Поэтому Кор не годится. И вообще, шатенка думает, что ГГ в списке нет. ГГ - генерал (Цапля), Потапов (Marusia, novichok, 18.11 - присоединилась Цапля), вообще еще нет (Леона, Бэла), Серж (Хелга, Капризный Читатель), граф (Цапля), Николя (Marusia) ГлавГад - Потапов (Marusia, Капризный Читатель) НЕ ГГ - Серж (Леона, Цапля), генерал (Надина, Хелга, ), Потапов (Хелга, bobby, Леона), Реми (Хелга, bobby, novichok, )

Ответов - 249, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Хелга: И что вы в этом портрете нашли? Это ж все равно, что замужняя российская труженица хранит под подушкой портрет Колина Ферта или Ричарда Армитейджа или на худой конец, Джеймса МакЭвоя... бесперспективно, но волнительно..

Цапля: Хелга пишет: бесперспективно, но волнительно.. не верю в бесперспективность авторских выкладок. Портрет - это ружье. Да и то, что Горчавин родственник Женниной бабули, да и вообще... что-то тут много путанного. Вообще есть у меня подозрение, что он по просьбе бабули здесь яровые с озимыми мешает и борзых разводит

Хелга: Цапля пишет: Портрет - это ружье. Да и то, что Горчавин родственник Женниной бабули, да и вообще... что-то тут много путанного. С тем, что у автора все ружья стреляют, спорить тоже бесперспективно, но портрет может играть иную роль, также как и бабуля с родственником. Сюжет-то детективный... Цапля пишет: Вообще есть у меня подозрение, что он по просьбе бабули здесь яровые с озимыми мешает и борзых разводит Генерал? Озимые? Это очень круто... тем более в 1812-м, если не ошибаюсь...


Цапля: Хелга пишет: тем более в 1812-м, если не ошибаюсь... 1810-й, если мне не изменяет память

Хелга: Цапля пишет: 1810-й, если мне не изменяет память Но все равно суровый...

Надина: Цапля пишет: Только из-за того, что он уволок героиню от трупа мупса!? А спасение жизни героини от верной смерти Цапля пишет: А занудство? А речи о немецких классиках? Особого занудства я не заметила И все равно нравится, даже с классиками, даже с немецкими Цапля пишет: Вообще есть у меня подозрение, что он по просьбе бабули здесь яровые с озимыми мешает и борзых разводит Генерал под прикрытием Или в отставке?

Цапля: Надина пишет: А спасение жизни героини от верной смерти А еще лошадь его спасла. Героиню. Вчера. Надина пишет: Генерал под прикрытием Или в отставке? и то, и другое? *вздыхает* А как же Потапов?

novichok: Цапля пишет: А как же Потапов? Если он срочно себя не реабилитирует, придется записать в ГлавГады

Цапля: novichok пишет: Если он срочно себя не реабилитирует, придется записать в ГлавГады В обаятельные главгады

Надина: Цапля пишет: А еще лошадь его спасла. Героиню. Вчера. *оскорбленно* как можно сравнивать? Лошадь неосознанно и случайно, а Серж специально, в смысле, спас. Цапля пишет: и то, и другое? Нет, под прикрытием - это на службе (секретной), а в отставке - это в отставке. novichok пишет: Если он срочно себя не реабилитирует, придется записать в ГлавГады

Цапля: Надина пишет: Лошадь неосознанно и случайно, а Серж специально, в смысле, спас. Мерзавец, все рассчитал! Может, он и мупса ... того...

Надина: Цапля пишет: Мерзавец, все рассчитал! Молодец он , наблюдательный и умный (не зря чего-то там читал ) Цапля пишет: Может, он и мупса ... того... Чтобы произвести на даму впечатление? Навряд ли... Слишком странный способ *задумалась* интересно, какой яд в лимонаде?

novichok: Цапля пишет: Может, он и мупса ... того... Нееет, на животинку рука бы не поднялась - он же фермер: коровки там, курочки. Живность должен любить На обед

apropos: Леди, автор еще нужен? Или уже и без него хорошо?

Цапля: apropos ну, если автор с продолжением, тогда очень.

apropos: Глава VI Итак, ее хотят убить… Или не ее, а это лишь роковая цепь каких-то случайностей? Женни не видела никакого смысла в собственной смерти, кроме того, что ее не будет на этом свете, будто она кому-то мешает жить или стоит поперек чьей-то дороги до такой степени, что ее с этой дороги хотят убрать любой, даже такой ужасной ценой. О том она решительно и заявила Сержу. - Это невозможно! Это просто какая-то ошибка, недоразумение или глупая шутка!.. Они сидели на одеяле в березовой рощице. Вернее, на одеяле сидела Женни, а Серж пристроился неподалеку на поваленном дереве. Лимонад был вылит в заросли крапивы, графин тщательно прополощен водой из озера, в кустах у тропинки была найдена салфетка с пирожками, но Серж безжалостно их даже не выбросил, а засунул в найденную ямку, завалил хворостом и сжег, чтобы никто их не мог съесть. - И что мне теперь – ничего не есть? Вообще? – поинтересовалась Женни, уныло глядя на маленькие язычки пламени, уничтожавшие ее полдник. - Только то, что едят другие - при вас, - успокоил ее Серж, - пока не выяснится, каким образом, лимонад оказался отравлен, кто это сделал и почему. - И как же это выяснить? Или вы думаете, что, стоит о том лишь спросить, как этот «кто-то» сразу признается? Серж задумался. - Лимонад готовится для всех? - Обычно только для меня, - сказала она. – Другие его редко пьют. Старший брат вообще всегда предпочитает чай, Марго целыми днями пьет кофе… Но Тихон, наш дворецкий, каждое утро ставит на столик на террасе стаканы и графины с напитками – квасом, компотом, морсом, лимонадом… - И все знают, что вы уходите в парк, прихватив с собой графин с лимонадом? Женни кивнула: об этом действительно знали все, потому что, во-первых, ей не приходило в голову это скрывать. А во-вторых, Ида считала, что неприлично барышне ходить куда-то с графином (добро б еще слуги его ей подносили), а полдничать следовало за столом, как всем воспитанным людям, и вечно по тому поводу ворчала. - Словом, любой из ваших родственников мог подсыпать яд в графин с лимонадом, зная, что вы его выпьете… - Или любой из наших гостей или соседей, даже вы, - невинным голосом заметила Женни. Серж с удивлением на нее воззрился: - Если это сделал я, то зачем бы мне нужно было находить мертвого пса и перехватывать вас по дороге в беседку? - Ну, мало ли какие тайные планы вы вынашиваете? – Женни, конечно, не подозревала Сержа, ей просто вдруг захотелось его поддразнить. - Действительно, - согласился он. – Мало ли какие планы… Только - какие? Женни пожала плечами. - Кто вас знает? Может, вы хотите извести всех Суриных, чтобы завладеть этой рощей, берегом и беседкой? - Они так и так мои, - напомнил он ей, как обычно, воспринимая все очень серьезно. - Это еще нужно доказать, - Женни не собиралась сдаваться. - Легче легкого, - Серж поднялся, чтобы затоптать сапогом остатки тлеющего хвороста в ямке со сгоревшими пирожками. – Впрочем, мы отвлеклись. Почему вы решили, что яд могли подсыпать соседи? Они же не могли все заявиться утром, чтобы… - Могли и заявились, как утверждала моя горничная, причем все, включая вас, когда после завтрака я писала письма в своей комнате, а графины с напитками уже стояли на террасе. И вчера, кстати, было то же самое, - Женни вспомнила, как накануне за обедом Марго жаловалась, что с утра в Ивы было нашествие соседей и их гостей. - Хорошо, допустим, любой обитатель вашего дома, Карповки, в том числе и я, имели возможность положить яд в графин с лимонадом, - не унимался Серж. – Но зачем? Is fecit, cui prodest - сделал тот, кому выгодно, - пояснил он, заметив удивленный взгляд Женни. – Это известная формула римского права, которую обычно произносил во время суда знаменитый консул Луций Кассий Лонгин Равилла… Современники считали его справедливейшим и мудрейшим судьей. Так вот он… Опасаясь очередной лекции, на этот раз о каком-то консуле или о римской истории в целом, Женни быстро вставила: - Меня совершенно невыгодно убивать, уверяю вас. Никому. Даже если учесть мои отдельные недостатки - а у кого их нет? – я никогда не делала ничего особенно плохого, а моя смерть не принесет никакой выгоды или удовольствия моим родным или знакомым… Хотя Женни своими глазами видела мертвого Барти, а потом этих ос, она все равно не могла принять и поверить в то, что кто-то действительно желает ее убить. Это было настолько невероятно и абсурдно, особенно в этот яркий, солнечный, весенний день, что обсуждение мотивов и возможностей покушения на нее, затеянное Сержем, Женни воспринимала скорее как шутку, не в силах серьезно относиться к его размышлениям. - Кому достается ваше приданое в случае вашей смерти? – тем временем занудствовал сосед. Женни вздохнула. - Моим братьям. Но уверяю вас, мое приданое не настолько значительно, чтобы ради него так стараться. У них своих средств куда больше. - Но, как я слышал, Микки проигрался в карты… «О, вот и пригодились сведения из дневников Иды», - хмыкнула про себя Женни. - Лишь третное жалованье, - на всякий случай она сократила сумму проигрыша, по словам Микки совершенно случайного и сделанного будто в затмении, когда он лишился годового жалованья. Но у младшего брата было еще содержание, к тому же он мог выгодно жениться, и для того ему не было никакой необходимости травить сестру лимонадом. - У старшего брата денег более чем достаточно, к тому же он меня очень любит, - сказала она, и это было чистой правдой. – Марго лень пошевелить и пальцем, а уж сыпать кому яд – для нее и вовсе непосильный труд… Базилю же, Вере или Николя, как и Карповым, кстати, и вовсе нет никакого резона меня убивать… «Если только Натали не решила от меня избавиться, чтобы я не увела кавалеров ее доченьки», - добавила она про себя. - То же относится к Софи, а также господину Потапову и графу Роминскому, с которыми я вообще только недавно познакомилась, - продолжила она. – Так что, вы сами видите, кроме как у вас, ни у кого больше нет мотивов меня убивать… Серж, конечно, не понял шутки, по обыкновению сердито на нее посмотрел и сказал: - Но лимонад был отравлен. Уже второй день подряд, и только чудом вы еще живы. Если никто не получает материальной выгоды от вашей смерти, то, значит… - Что? – Женни была уверена, что более никаких аргументов у Сержа не найдется. - Значит, вы обладаете какой-то информацией, разглашение которой представляет для кого-то огромную опасность, - заключил он. Женни рассмеялась. - Бог с вами, откуда я могу что-то знать?! Я даже не слушаю сплетни, которыми меня пытаются потчевать кузина или Наталья Кузьминична. Мне куда интереснее почитать роман о похождениях…. Она бросила взгляд на Мюретту, сиротливо лежащую с краю одеяла, заметила, что Серж тоже покосился на книгу, название которой тиснеными золотыми буквами ярко выделялось на фоне темно-коричневой кожаной обложки. - …Мюретты, нормандской маркизы, - вслух прочитал он и с осуждением посмотрел на девушку. - У каждого свои предпочтения, - упрямо сказала Женни. – Я читаю романы и никому тем не мешаю. - Похоже, мешаете, - Серж вновь поднялся, помог встать Женни и собрать ее вещи, после чего проводил до садовой калитки, не упустив случая прочитать еще одну лекцию. Она заключалась в том, что Женни никому не должна рассказывать про отравленный лимонад, чтобы не насторожить убийцу, есть и пить только то, что едят и пьют другие на ее глазах, не гулять в одиночестве. Также он призвал ее попытаться припомнить все подозрительные случаи, свидетелем которых она могла быть, рассказы и даже отдельные слова, которые она случайно могла услышать, встречи людей, которые, вероятно, не хотели, чтобы их видели вместе, в то время и в том месте… У Женни голова просто пошла кругом от всех наставлений Сержа, поэтому она даже не возразила, когда он сказал, что вечером (они должны были встретиться у Карповых), ей придется пересказать ему все, что она вспомнит. - Вашего управителя известили насчет погибшей собаки, - напоследок сказал он ей. – Так что в Ивах все уже должны знать о случае с мопсом. Слушайте все предположения, но своими догадками и версиями не делитесь ни с кем. Это может быть очень опасно. Для вас самой. После чего он откланялся и ушел, а Женни поплелась к дому, вынужденная признать, что Серж таки умудрился ее заразить своими подозрениями и опасениями. Теперь ей везде будут мерещиться злоумышленники и убийцы. В доме ощущалось какое-то беспокойство. С бледными, перепуганными лицами сновали слуги, все обитатели Ив, находящиеся на террасе, выглядели потрясенными. Марго, бессильно откинувшись в кресле, сжимала в руке флакон с нюхательными солями, мрачные Микки с Базилем без остановки накачивались коньком, Вера всхлипывала, прикладывая к вискам платочек, смоченный в уксусе, запах которого сразу почувствовала Женни, едва подошла к ступеням. «Всех так взволновала смерть Барти?» - с удивлением подумала она, ощущая себя черствым и почти бездушным человеком: гибель пса доставила ей куда меньше переживаний, чем всем остальным. «Наверное потому, что я знаю, почему он погиб, и что яд, доставшийся ему, предназначался мне», - попыталась оправдать себя Женни. - Сестричка, дорогая, - навстречу ей из дома вышел Иван в сопровождении маленького кругленького господина с саквояжем. Это был местный лекарь Грибов. Женни даже не успела спросить, что случилось, как Иван сказал, беря ее за руку. - Ида Станиславовна, наша кузина… скончалась…

Надина: apropos Автор определился с жанром...Детектив? Мы тут на ГГ ставки делаем, а надо делать на убивца

Цапля: А-а-ааах! *с грохотом валится в обморок* *из обморока, слабым голосом* Второй тру-у-ууп за суткииии-ии... Автор, ты в следующей главе потравишь... *задумывается* девы, давайте делать ставки на следующую главу. А! Да! Спасибо, автор! Ты нам не дашь расслабиться!

Annasy: Ой... всё страшнее и страшнее.... Серж однако ещё и латынь знает! *ещё немножко повосхищалась* Пожалуй, Иду Станиславовну тоже жалко. И уж не вызван ли внезапный интерес к Женни у Реми и Потапова этой самой утечкой информации из дневников? Соблазнить девушку и всё у неё выспросить... Неужели портрет кому-то понадобился?

Цапля: Annasy пишет: Соблазнить девушку и всё у неё выспросить... Неужели портрет кому-то понадобился? В портрете секретный шифрованный список. Но все кандидаты в свете недавних событий становятся невероятно подозрительными. И аграрий тоже.



полная версия страницы