Форум » Екатерина Юрьева (apropos) » Переплет - 6 » Ответить

Переплет - 6

apropos: Автор: apropos Название: Переплет (рабочее название) Жанр: детектив, костюмно-исторический На сайте:http://apropospage.ru/lit/avtor/pereplet/p_1.html Действующие лица и исполнители: Обитатели усадьбы "Желтая ива" Сурин Иван Петрович, помещик, 35 лет Сурин Михаил Петрович (Микки), средний брат, 29 лет Сурина Евгения Петровна (Женни), младшая сестра, 24 года Сурина Маргарита Васильевна (Марги), жена Ивана Петровича, 23 года Томилина Ида Станиславовна, ***юродная кузина, 46 лет Ногаев Василий Васильевич (Базиль), брат Марги, 28 лет Устинова Вера Игнатьевна, подруга Марги, 23 года Букин Николай Федорович (Николя), приятель Ивана Петровича, 32 года Михайловская Елена Семеновна, троюродная бабка Суриных, возраст преклонный Еремеев Елизарий Степанович, управитель поместья, около 50 лет. Соседи Поместье "Хвосты" (оно же "Волчий хвост", оно же Дореево Кор***(неразборчиво) Сергей Владимирович (Серж), помещик, 34 года Поместье "Карповка" Карпов Алексей Павлович (Алексис), помещик, 43 года Карпова Наталья Кузьминична (Натали), жена Алексиса, 38 лет Карпова Галина Алексеевна, их дочь, 17 лет Гости поместья Карповка: граф Роминский Дмитрий Сергеевич (Реми), офицер, 29 лет Потапов Андрей Ильич (Андрэ), статский советник, 35 лет Маслина Софья Ивановна (Софи), родственница Карповых, вдова, 27 лет

Ответов - 165, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

apropos: Хелга пишет: В кому девы впадают от поцелуев настоящих мужчин. Кто поспорит? Ну так и до смерти можно зацеловать.

Хелга: apropos пишет: Ну так и до смерти можно зацеловать. "зацелую до смерти допьяна, изомну, как цвет... "(с)

apropos: Зацелована, околдована... (с)


Хелга: Вся ты словно в оковы закована, драгоценная Женечка , Женнища... (с)

Marusia: apropos пишет: можно зацеловать. Сей поцелуй, дарованный тобой, Преследует мое воображенье: И в шуме дня и в тишине ночной Я чувствую его напечатленье! Сойдет ли сон и взор сомкнет ли мой, Мне снишься ты, мне снится наслажденье! Обман исчез, нет счастья! и со мной Одна любовь, одно изнеможенье. Евгений Баратынский 1822

apropos: Леди... Красота какая! В крови горит огонь желанья, Душа тобой уязвлена, Лобзай меня: твои лобзанья Мне слаще мирра и вина.... (с) А.С.Пушкин.

Хелга: Ну, целуй меня, целуй, Ну, целуй меня, целуй, Хоть до крови, хоть до боли. Не в ладу с холодной волей Кипяток сердечных струй. Опрокинутая кружка Средь веселых не для нас. Понимай, моя подружка, На земле живут лишь раз! Оглядись спокойным взором, Посмотри: во мгле сырой Месяц, словно желтый ворон, Кружит, вьется над землей. Ну, целуй же! Так хочу я. Песню тлен пропел и мне. Видно, смерть мою почуял Тот, кто вьется в вышине. Увядающая сила! Умирать - так умирать! До кончины губы милой Я хотел бы целовать. Чтоб все время в синих дремах, Не стыдясь и не тая, В нежном шелесте черемух Раздавалось: "Я твоя". И чтоб свет над полной кружкой Легкой пеной не погас - Пей и пой, моя подружка: На земле живут лишь раз! С. Есенин

Marusia: Ну, целуй меня, целуй, Хоть до крови, хоть до боли. Не в ладу с холодной волей Кипяток сердечных струй. Сергей Есенин

Marusia: Хелга Однако, как мы просинхронили.

Marusia: И рассудок, и сердце, и память губя, Я недаром так жарко целую тебя - Я целую тебя и за ту, перед кем Я таил мои страсти - был робок и нем, И за ту, что меня обожгла без огня, И смеялась, и долго терзала меня. И за ту, чья любовь мне была бы щитом, Да, убитая, спит под могильным крестом. Все, что в сердце моем загоралось для них, Догорая, пусть гаснет в объятьях твоих. Яков Полонский

apropos: Цветаева: Ваш нежный рот — сплошное целованье... (с)

Хелга: Marusia Как велит простая учтивость, Подошел ко мне, улыбнулся, Полуласково, полулениво Поцелуем руки коснулся - И загадочных, древних ликов На меня посмотрели очи... Десять лет замираний и криков, Все мои бессонные ночи Я вложила в тихое слово И сказала его - напрасно. Отошел ты, и стало снова На душе и пусто и ясно. А. Ахматова

Капризный Читатель: apropos пишет: Леди, в целях рекламы - напоминаю, что у нас еще есть Гвоздь и подкова - "необнакновенно" романтическая история Спасибо, Аpropos, я в курсе, только в этот раз хочу дождаться полного написания романа

Зузу: Аpropos Спасибо за прелестный кусочек! Серж очень интригует, такой непредсказуемый и пылкий нахал С нетерпением жду продолжения!

apropos: Хелга пишет: Отошел ты, и стало снова На душе и пусто и ясно. Ох... Ностальгическое воспоминание о Водовороте... Капризный Читатель пишет: только в этот раз хочу дождаться полного написания романа Хм... Это когда еще произойдет - романы пишутся долго... Зузу Очень рада, что Вам нравится сие невнятное пока творение. И еще более рада, что Вы таки решились высказаться. Нам, авторам (*скромно*), всегда очень приятно видеть, что наши произведения представляют интерес для читателей, и не менее приятно - получать на них отклики, что несомненно еще больше стимулирует творческое вдохновение.

apropos: Своим глазам сама не верю, но... продолжение вроде как. Хвост предыдущего отрывка: - Хорошего же вы обо мне мнения! – воскликнула она уже окрепшим от злости голосом. – Сами меня хватаете, целуете, а потом я же оказываюсь виновата?! - Конечно, - не моргнув и глазом, подтвердил он. - Аххх!.. – Женни задохнулась от возмущения и только раскрыла рот, чтобы высказать несносному типу все, что думает о нем, его поведении, повадках и манерах, как Серж спросил: - Вы нашли что-то интересное в записях Иды Станиславовны? - В каких таких записях? – девушка сделала вид, что не понимает, о чем идет речь. - В дневниках вашей кузины, - Серж уставился на Женни сердитым взглядом. - Так они ж сгорели, – Женни придала лицу самое невинное выражение. Если Серж и не является убийцей, несмотря на его крайне подозрительное поведение, ему вовсе незачем знать, что записи кузины благополучно уцелели. - Был такой пожар… такой… - она помахала руками в воздухе, пытаясь изобразить почти стихийное бедствие. – Словом, огонь уничтожил все, все… Ну, почти все, - истины ради была вынуждена добавить Женни, потому как комнаты Иды все же не сгорели дотла. - Я разговаривал с лакеями, которые тушили пламя, - ответил он с отвратительной ухмылкой на губах. – Обгорело какое-то тряпье, гардины, стены. Останков же тетрадей в гардеробной никто не видел. Знаете, кожаные переплеты обугливаются, но не превращаются в пепел… Серж сделал выразительную паузу. - Следовательно, их или забрал с собой поджигатель, что маловероятно. Или – в чем я почти уверен – они у вас. С догадливым убийцей трудно иметь дело, но Женни не собиралась легко сдаваться. - Зачем мне эти Идины талмуды? – она небрежно пожала плечами. – Если, как вы утверждаете, тетради не сгорели – хотя что в том понимают лакеи? – то после пожара в комнатах Иды я их не видела. Это заявление Женни сделала от чистого сердца, поскольку дневников там в то время действительно не было – они все лежали у нее под кроватью. - Интересно, куда они могли пропасть? – на всякий случай глаза ее недоуменно округлились. – Неужели пожар не случаен?! Вы считаете, что это сделал злоумышленник? Проник во флигель и поджег?! Ах, какой ужас!.. Женни было хотела посетовать на это обстоятельство, как вдруг вспомнила переданные ей Потаповым разговоры о том, что Дусю убили, но не успела еще решить, говорить ей это Сержу или нет, как он склонился к ней, ухватил за подбородок и повернул лицом к себе. Женни зажмурилась и подняла голову, надеясь, что он опять ее поцелует, но… Через несколько секунд она приоткрыла один глаз. Серж сверлил ее взглядом, не сулившим ничего хорошего, и целовать явно не собирался. - Не стройте из себя безмозглую девицу, - сердито заявил он, убрал руку и вновь заходил по мозаичному пятачку. – Пожар не случаен – и вы не могли этого не понимать. И если вы еще пребываете в счастливом неведении о некоторых деталях происшедшего, то вам не помешает узнать: служанку вашу оглушили, ударив чем-то тяжелым по голове, отчего она потеряла сознание и задохнулась от дыма. Я не только расспрашивал слуг, но и осмотрел погибшую. Под волосами на затылке у нее оказалась большая ссадина… - Она могла споткнуться и удариться обо что-то, - возразила Женни скорее из упрямства, потому что гибель Дуси ей тоже показалась странной. - Удариться о кочергу, лежащую у голландки в другой комнате? - Кочергу?! – ахнула девушка. - Именно. На кочерге – на тыльной стороне – были следы крови и прилипший клочок полотна от чепца горничной. Дуся была в чепце, когда ее выносили из спальни Иды, - это Женни помнила точно. Он потемнел от сажи и съехал набок, и, конечно, никому не пришло и в голову его разглядывать… - Я его видел, - Серж будто прочитал ее мысли. – На следующее утро, после того как обнаружил ссадину на затылке. С внутренней стороны чепца при ближайшем рассмотрении я обнаружил пятна крови. - Но почему вы о том никому не сказали?! – удивилась Женни. - По той же причине, по какой мы с вами не стали рассказывать об отравленном лимонаде. Или вы предлагаете вызвать сюда урядника, а то и станового пристава, и рассказать ему о наших предположениях? Девушка быстро замотала головой. Еще не хватало, чтобы здесь ходили полицейские и что-то вынюхивали, рылись в их вещах и задавали бесконечные вопросы... - Я бы так и сделал, будь у нас больше доказательств, - тем временем говорил Серж. – Пока в полицию обращаться не с чем. Ида Станиславовна скончалась от удара, служанка задохнулась от дыма – вот официальные версии, а другие, как мне думается, просто не примут в расчет. Да даже если нам и поверят… Он поморщился, будто заранее представляя безнадежность сего предприятия. - Спишут на несчастный случай или арестуют какого-нибудь подозрительного на вид бродягу, замеченного в соседнем уезде с месяц назад… Так вы вычитали что-то в записях своей кузины, позволяющее найти причину покушений на вас и вашу кузину? - неожиданно переменил тему Серж. «Вот пристал, как банный лист», - насупилась Женни, хотя мысленно не могла не признать, что была бы совсем не против его приставаний… другого рода. - Не вычитала, - брякнула она с досадой и тут же прикусила язык, поскольку невольно подтвердила его предположение, что дневники Иды находятся у нее. - И вообще, с какой стати я должна вам что-то рассказывать? Может быть, вы и есть тот самый злоумышленник? - Если бы я хотел, дорогая Евгения Петровна, вас убить, то вы здесь сейчас бы не сидели в целости и сохранности, - с самодовольной усмешкой заявил Серж. – И зачем мне тогда вам было рассказывать об отравленном лимонаде и убитой служанке? - Чтобы отвести от себя подозрения? - съехидничала Женни. - А вы меня подозреваете? - Конечно, - девушка вернула ему самодовольную улыбку. – Я подозреваю всех! - И потому уединяетесь с каждым мужчиной, чтобы проверить: вернетесь после прогулки с ним живой или нет? – не остался в долгу господин Кор. Женни залилась краской. - В конце концов, невежливо постоянно намекать… - Договорились, Евгения Петровна, - с насмешливым поклоном ответствовал Серж. – Я перестаю напоминать вам, что не подобает барышне столь часто встречаться с разными… Молчу, молчу! – он шутливо поднял руки, встретив возмущенный взгляд Женни, и уже серьезным тоном стал выспрашивать ее о записях в тетрадях покойной кузины, а также о тех сплетнях, которые вездесущая Ида могла ей поведать. Потом ей было сложно вспомнить, что она ему наговорила, потому что внимание и мысли Женни направились совсем в другую область, не связанную ни с дневниками, ни с убийствами и злоумышленниками. Во-первых, выяснилось, что Серж, несмотря на всю свою мрачность, все же обладает некоторыми зачатками чувства юмора, которое при желании, терпении и возможности можно было бы в нем развить. Это было приятное открытие, не менее приятное чем то, что – при ближайшем рассмотрении – он оказался мужчиной весьма интересным. Внешне, разумеется, потому что его занудство и склонность к поучениям не делали его занимательным собеседником для барышень, хотя Иван, например, всегда с удовольствием с ним общался, а Софи это не мешало бегать к нему на тайные свидания. «Впрочем, Софи готова встречаться с любым», - сердито подумала Женни, припомнив сцену в кабинете брата, и опять зарделась, вдруг сообразив, что эти слова можно отнести и к ней самой. Впрочем, себя оправдать оказалось куда легче – ведь у нее все получалось случайно и неожиданно, как в случае с Реми, так и с Сержем. Покосившись на своего собеседника, Женни не преминула отметить, что у него красивые глаза и голос, от звука которого по спине у нее почему-то начинали бегать мурашки. - Значит, не упоминалось ничего настораживающего, каких-то секретов, разговоров или встреч? - упорствовал Серж, а Женни, качая в ответ головой, прикидывала, когда он сделает ей предложение… Или не сделает? И как ей поступать в этих случаях? «Если Серж благородный дворянин, он просто обязан попросить мою руку после… после… Хм…» - она посмотрела на его губы и вздохнула. Вероятно, прежде он хочет переговорить с ее братом? Судя по всему их сосед весьма консервативен и придерживается обычаев, отживших свой век лет… пятьдесят назад. Интересно, если она примет его предложение, какая у нее будет фамилия… Наверное, прежде стоит это выяснить, чтобы потом не оказаться какой-нибудь госпожой Корзинкиной. Впрочем, она непременно потребует время на раздумья, потому что совсем его не знает, да и не уверена в своих чувствах. Ведь еще сегодня - всего несколько часов назад она никак не могла выбрать, кто ей более предпочтителен – Реми или Потапов… Женни хмыкнула, подумав о недостойном Реми, которому она чуть было не отдала свое сердце и руку, сердито постучала ботинком по полу и только стала замышлять способы отмщения Реми, как Серж стал выспрашивать ее почему-то о Базиле и их управляющем. - Понятия не имею, - пробормотала она, невольно отвлекаясь от заманчивых идей столкнуть Реми в пруд или завести в лабиринт и там бросить. Лабиринт, сооруженный опять же ее дедом, зарос много лет назад, туда было сложно забраться и практически невозможно выбраться, не зная одной потайной лазейки… - Понятия не имею, что может связывать Базиля и Елизария Степановича… Но о том может знать Иван… наверное… Жени только хотела рассказать, как сегодня Базиль ругался с управляющим за кустами сирени, как Серж взял ее за руку и потянул к выходу из руин. - Время ужина, да и вы замерзли, - заявил он и потащил несколько растерявшуюся от быстроты его действий девушку за собой. На улице действительно как-то резко похолодало, задул пронизывающий ветер, да и солнце куда-то подевалось. - Неужели опять пойдет дождь? – поинтересовалась запыхавшаяся Женни у спины Сержа – он шел впереди, прокладывая путь через буреломы из упавших веток и буйно разросшейся травы с лопухами, образовавшихся на месте, некогда бывшем тропинкой. - В ближайшие дни дождя не будет, - коротко бросил он, завернул за толстенный узловатый ствол огромного дуба и вдруг так резко остановился, что Женни влетела носом прямо между его лопаток. - Ай! – взвизгнула она, ухватившись одной рукой за нос, а второй – за рукав сюртука Сержа. – Ай… аааааа!.. Женни заверещала и задохнулась, потому что ее рот опять оказался зажат широкой ладонью Сержа. - Не кричите, - сказал он и прижал ее к себе, уткнул лицом в складки галстука. – Не кричите и не смотрите. Но Женни успела увидеть Веру, лежащую на траве, лицом вверх, с широко раскрытыми, уже невидящими глазами. Она была мертва.

bobby: apropos Замечательный отрывок! И беседа Женни с Сержем Но... кошмар продолжается... Скорее всего, преступник видел Женни, углубившуюся в парк, и перепутал ее с Верой, только почему? Вроде вещами они не менялись...

Unintended: apropos, ! Спасибо! Как я рада! Такое долгожданное продолжение! Женни уже размечталась: как он пойдет к брату,... а она попросит время подумать.. Прелесть какая. Сергей в чём-то подозревает Базиля и управляющего... А Базиль вроде бы за Верой ухаживал? Забыла, надо перечитать!

ДюймОлечка: apropos Потрясающе! Как быстро девицы находят достоинства в предполагаемых женихах Ну зачем, зачем вы убили Веру? Уже жутковато от количества смертей

Axel: apropos Спасибо! Кое что уже, действительно, подзабылось, но это легкоустранимый недостаток. Женни очаровательна, такие непосредственные размышления о Серже, как о женихе. Новый труп, и как я понимаю, его уже просто так не свалишь на несчастный случай. Появление полиции не за горами.



полная версия страницы