Форум » Екатерина Юрьева (apropos) » Бумеранг » Ответить

Бумеранг

apropos: ЛР Название пока такое, там посмотрим.

Ответов - 129, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

apropos: Я как раз вытаскивала из книжного шкапа очередной том мадам де Лафайет, когда в коридоре послышался голос отца и его тяжелые шаги. Он не любил, когда я заходила в его кабинет, а мне не хотелось быть пойманной на месте преступления. Выскочить из комнаты я уже не успевала. Тихо прикрыв дверцу шкапа и быстро оглядевшись по сторонам, я шмыгнула за широкую оконную портьеру и замерла там, надеясь, что заточение мое долго не продлится. Дверь хлопнула, совсем близко от меня послышался шум отодвигаемых кресел. – Садись, Федор Кузьмич, - сказал отец. – По рюмочке? – Благодарствую, Михаил Несторович, с удовольствием. Федор Кузьмич – князь Ясин – приятель и бывший сослуживец моего отца, я видела его несколько раз. Заскрипела крышка большого погребца, где отец держал свои напитки. Я пригорюнилась – они явно располагались для неспешной беседы. – Говорят, Петербург полон слухов, – после паузы сказал Ясин. – Де государь наш не своей смертью представился, а помогли ему. – И хоронили, пишут, прикрыв шляпой так, что лица было не разглядеть, – подхватил отец. Еще какое-то время они обсуждали недавнюю скоропостижную смерть государя Павла Петровича**, делясь разными слухами, что появились в Москве вскоре после известия о кончине царя. Признаться, слухи были довольно любопытны и волнующи, и я слушала этот разговор почти с упоением – заговоры и убийства всегда привлекали меня в романах, откуда я только и черпала свои познания о жизни. – Так что с нашими делами? – наконец поинтересовался отец. – Говорил с внуком? - Что с ним говорить? Выкажу ему свою волю и вся недолга, - ответил князь. – Мы с тобой как порешили, так и будет. Об оглашении уже договорился. - Сегодня же сообщу о том Антонине, - сказал отец. Я оцепенела, чуть не до смерти перепугавшись, что отец знает, где я нахожусь. Но пока я стояла зажмурившись, в ожидании, что портьера будет отдернула, а я – разоблачена, отец и его гость, погромыхав на прощание креслами, вышли из кабинета. Прислушиваясь к наступившей в комнате тишине, я наконец перевела дыхание, затем на цыпочках подобралась к двери и, убедившись, что в коридоре никого нет, вырвалась из своего невольного заточения и прошмыгнула в свою спальню. Отдышавшись и придя в себя, я задумалась, что бы могли означать последние слова отца, но ничего так и не придумала. Впрочем, вскоре все раскрылось: отец вызвал меня к себе и объявил о том, что через месяц я выйду замуж за внука князя Ясина. На тот день мне едва исполнилось 16 лет и, надо признать, я была довольно неприглядна во многих, если не во всех отношениях. Теперь мне неловко и стыдно о том вспоминать, но что было, то было. У меня не было ни красивых густых кос, ни соболиных бровей, ни больших блестящих глаз, ни римского профиля, ни бледной кожи. Самое обычное лицо – не уродлива, но и не красива. Никакая. Обычные темные волосы и карие глаза. Я была нескладной и тощей – как говорится, кожа да кости. Платья на мне висели мешком. Игре на музыкальных инструментах, рисованию, танцам, не говоря о географии или математике, меня не учили. Я едва могла сложить цифры и вышить кривым крестиком чахлый цветок. Единственное, что я умела относительно неплохо – читать и говорить по-французски, благодаря моей гувернантке, мадемуазель Жюли. И еще я была ужасно глупой. Не от рождения, а в силу плохого воспитания, замкнутого образа жизни и отсутствия хоть какого жизненного опыта. Дело в том, что мой отец… Но лучше, наверное, по порядку. Родилась я в старинной дворянской семье Норовых, чья родословная восходила чуть не к 15 веку, и это служило для ее представителей предметом особой гордости. За прошедшие три столетия, впрочем, несмотря на верную службу царям и отечеству, род наш весьма обветшал и оскудел, а некогда обильные владения были раздроблены между многочисленными потомками. Отцу моему, Михаилу Несторовичу Норову, по наследству досталось небольшое имение в Калужской губернии, да потемневший от времени большой деревянный дом в Москве. В свое время он обзавелся большой семьей, но потерял и жену, и всех шестерых детей от свирепствовавшей одно время в городе моровой язвы*. Через несколько лет отец опять женился, чтобы родить себе наследника. Увы, сын его умер во младенчестве, потом, в 1785 году, родилась я, а спустя две недели моя мать скончалась от родильной горячки. Отцу тогда было уже пятьдесят пять лет, на третий брак он, видимо, уже не решился, вместо того принял участие в турецкой кампании и после нее вышел в отставку в чине генерал-майора от инфантерии. Впрочем, даже оставив службу, дома он появлялся редко, занятый какими-то делами при московском предводителе дворянства. Я росла под надзором одной из моих многочисленных теток – женщины доброй, покладистой, недалекой и абсолютно невежественной. Когда мне исполнилось восемь лет, ко мне приставили француженку-гувернантку, обладавшую практически всеми качествами, присущими тетушке, разве что способной худо-бедно научить меня своему родному языку и хоть каким-то манерам, приличествующим дворянской девочке. Отца мало интересовало мое воспитание и сама я, виделись мы с ним от случая к случаю и почти не разговаривали. Не думаю, что он меня не любил, скорее, просто был ко мне равнодушен. Хотя он никогда ни словом, ни делом меня не обидел, я его побаивалась и старалась как можно реже попадаться ему на глаза. Жили мы в московском доме – мрачном громоздком сооружении, наводненном лабиринтом темных, заставленных старой мебелью клетушек с маленькими окнами под низкими потолками, так что места для уединения каждому хватало. Тетушка и мадемуазель Жюли довольно быстро поладили. Они часами сидели за самоваром, болтали на ужасающей смеси русского и французского языков, играли в карты или раскладывали пасьянсы. Большей частью времени я была предоставлена самой себе. У меня не было подруг, потому что мы никогда не принимали гостей и ни к кому не ездили, а дворовым детям не разрешали со мной играть. Из развлечений мне были доступны только прогулки по довольному большому, но запущенному саду за домом, где у меня был свой укромный уголок на крошечной лужайке за зарослями сирени – там я сначала играла в куклы, а потом увлеклась строительством всевозможных фортификационных укреплений из веточек, камней и земли. Иногда я тайком сбегала на конюшню, чтобы пообщаться с лошадьми, которых очень любила. Вообще лошади и собаки были моею всегдашней страстью. К сожалению, мне не разрешали завести в доме собаку, а дворовые цепные псы были очень свирепы и я боялась к ним даже подходить. Что до лошадей, то отец не посчитал нужным обучить меня верховой езде, а тетушка и гувернантка полагали, что лошади непременно меня укусят или лягнут, отчего не поощряли моего ими увлечения. Поскольку мне мало было чем заняться, я увлеклась чтением. У нас не было большой библиотеки, но кое-какие книги можно было найти в пыльных книжных шкапах отцовского кабинета. Думаю, книги эти остались от моей матери или первой жены отца, потому что, в основном, это были романы на французском языке, который я к тому времени уже неплохо знала. Читала я запоем и без всякой системы, все подряд – от мемуаров госпожи де Севинье и Ларошфуко до трудов Монтеня и Вольтера, но, разумеется, отдавая предпочтения романтическим историям. Соответственно, я представляла себя на месте героинь любимых книг, расширяя или углубляя коллизии их столь, как мне тогда казалось, захватывающей судьбы. Замужество не только сулило перемены в моей довольно-таки тоскливой и одинокой жизни, но и давало возможность почувствовать себя настоящей героиней романа. ----- * Эпидемия чумы в Москве (1770-1772 гг.) по разным оценкам унесла жизни порядка 100-200 тыс. человек. ** 11 марта 1801 года был убит Павел I.

Unintended: Ооо, новый ромааан...

Малаша: Прочитала с большим удовольствием. Ничего себе, как замуж выдавали. И героиня так спокойно это восприняла, что удивительно. Но ей повезло, что князь не за себя замуж берет, а за внука. Жених хоть молодой. Его тоже поставят в известность? Отца жалко, потерял всю семью. Не знала, что была такая ужасная эпидемия в Москве. Дочке мог бы и побольше внимания уделять. Она к себе как то слишком критически относится. Ей всего шестнадцать, еще не расцвела.


Хелга: apropos Ой, здорово! Новый роман, да еще с такой завязкой! Плотно села на лавку.

apropos: Всем спасибо! Unintended пишет: Ооо, новый ромааан... Надеюсь, что повесть. Малаша пишет: Она к себе как то слишком критически относится. Ей всего шестнадцать, еще не расцвела. Ну да, она с высоты возраста уже так смотрит на свою молодость. признаться, я сама, как вспомню себя в таком возрасте - хоть плачь. Замуж так выдавали, да. Не всех, конечно, но... пережитки старины. С женихом увидим, что. Хелга пишет: Новый роман, да еще с такой завязкой! Ну, нужна была какая-то интрига. И продолжение. ======= Время до свадьбы пролетело быстро и для меня довольно увлекательно. В доме появилась портниха. Она сидела со своими помощницами в одной из комнат и целыми днями кроила для меня наряды. Платья были старомодны и безобразны, но тогда я этого не понимала и радовалась обновкам. В девичьей подрубали простыни и делали вышивку на наволочках. Тетушка укладывала все это в сундуки вместе с какими-то подушками, отрезами и посудой, оставшейся от моей матери. Жюли таскала меня по лавкам в Китай-городе, закупая всякую-всячину – от чулок до шляпок со шпильками. Обе ужасно переживали из-за грядущих перемен в своей устоявшейся жизни. Тетушка страшилась, что ей надобно будет вернуться в поместье каких-то своих родственников, где ее уже и не ждут, гувернантка – что придется искать себе новое место службы. Мне приходилось их успокаивать, обещая, что они со мной переедут в дом мужа. Конечно, следовало бы это прежде обговорить с моим женихом, но он так ни разу и не появился у нас на пороге. Как-то я случайно столкнулась в гостиной с отцом и князем Ясиным, тогда и узнала, что моего жениха, оказывается, нет в Москве – он находится в своем полку по месту службы где-то в Малороссии. – Он возьмет отпуск и приедет к свадьбе, – заверил меня князь. – А если не приедет? – поинтересовалась я, незамедлительно представив, как в одиночестве стою у алтаря. Отец и Ясин посмотрели на меня в таком недоумении, что я прикусила язык. Накануне венчания тетушка, краснея и запинаясь, попыталась рассказать мне об обязанностях жены. Но что ей о том было знать, коли сама она никогда не была замужем? – Муж будет спать с тобой в одной кровати, – с многозначительным видом сообщила тетушка и хихикнула. Это меня совсем не пугало, хотя и выглядело немного странно. – От этого могут родиться дети, – продолжила она с некоторым недоумением в голосе. Новость о детях меня не слишком обрадовала – мне не хотелось никаких детей. – Может, не родятся? – с надеждой спросила я. – Кто знает? – засомневалась она. – Но обычно рождаются. Про себя я понадеялась, что это случится не слишком скоро. Отчего-то мне казалось, что дети рождаются только в случае, если и муж, и жена их хотят, а у меня такого желания точно не было. Отец благословил меня перед отъездом в церковь, куда мы отправились вдвоем с тетушкой в сопровождении какого-то неизвестного мне ранее господина, вроде бы родственника. Я плохо запомнила сам обряд, наверное потому, что все-таки волновалась и боялась что-нибудь сделать не так. Еще меня тревожил жених, точнее, его присутствие. Все же я опасалась, что он не сможет взять отпуск или опоздает, а то и вовсе не захочет на мне жениться. Но он, к моему великому облегчению, уже ждал меня в церкви – во всяком случае, меня подвели к какому-то офицеру, и я надеялась, что это именно он, а не кто-то другой. Обряд длился довольно долго. Речи священника перемежались обменом кольцами, целованием креста и множеством других действий. Когда настало время отвечать на вопросы, священник шепотом подсказывал нам, что и когда говорить. Кстати, на церемонии я впервые узнала имя своего жениха, а теперь мужа – Григорий. Конечно, не обошлось и без происшествий: я умудрилась подпалить свою фату зажженной свечой. Тонкая материя мгновенно вспыхнула, но я даже не успела испугаться, как мой жених сжал в кулаке загоревшуюся ткань и тем сразу погасил огонь. В конце венчания он быстро поцеловал меня куда-то в угол рта, потом мы приложились к иконам, выслушали поздравления от гостей, присутствовавших в церкви – их было не слишком много, и отправились в дом Ясиных, где нас ждали мой отец, его дед, прочие гости и свадебный стол. В церкви я толком не могла разглядеть своего новоиспеченного мужа, да и теперь было неловко его рассматривать. Лишь заметила, что он чуть выше меня, худощав и узок в плечах. У него были почти черные ненапудренные волосы и темные, глубоко посаженные глаза. Он был молод и довольно симпатичен, хотя следует учесть, что это первый молодой человек в моей жизни, с которым я познакомилась, и мне не с кем было его сравнивать. За обедом нас посадили вместе, поднимали тосты в нашу честь, один уже основательно подвыпивший гость гаркнул «Горько!», после чего муж опять клюнул меня куда-то в угол рта. Я, в основном, налегала на еду, потому как была ужасно голодна – перед свадьбой меня заставили поститься, а с утра в моем желудке и вовсе не было и маковой росинки. Закуски и горячее было отменным, и я перепробовала почти все блюда, что подавались на стол. У нас хозяйство вела тетушка и справлялась с этим из рук вон плохо. Наверное поэтому отец почти не питался дома, предпочитая обедать и ужинать в гостях, и теперь я смогла его понять. Из всего того, что я пробовала, едва ли я смогла бы назвать знакомые мне яства. И все было необыкновенно вкусно. Наконец я насытилась так, что в меня уже ничего не лезло, и смогла оглядеться по сторонам. Должна признать, особняк князей Ясиных произвел на меня огромное впечатление, особенно по сравнению с нашим старым, тусклым и приземистым домом. Это было явно новое здание, построенное не в прошлом, а в этом веке, каменное, с огромными окнами, паркетными полами и высокими расписными потолками, обставленное изящной позолоченной мебелью, обитой, по крайней мере в этой столовой, блестящей бледно-голубой тканью. Слуги ходили в напудренных париках, красивых бордовых ливреях и в белых перчатках. Общество за столом выглядело не менее элегантно и представительно. Мужчины большею частью красовались яркими камзолами, дамы – изящными нарядами и огромным количеством драгоценностей. Глядя на эти платья, я поняла, что мои обновки никуда не годятся. – Ваше сиятельство… Кто-то так настойчиво звал сие сиятельство, что я перестала глазеть на какую-то весьма представительную даму с перьями на голове и повернула голову в сторону зовущего. Оказывается, это меня призывал мой сосед по столу, просто я еще не привыкла к такому обращению, ведь я стала княгиней всего несколько часов назад. Хотя мне были представлены все гости, я никого не запомнила – их было слишком много, а я разволновалась при виде такого количества людей. – Ваше сиятельство, вы позволите пригласить вас на кадриль? – спросил мой сосед – приятного вида господин средних лет. Его слова повергли меня в панику. – А что, будут танцы? – уточнила я. – Небольшой домашний бал в честь молодоженов, – успокоил он меня. – Всего несколько танцев. Я растерялась. Отказывать ему было неудобно, признаваться в том, что я не умею танцевать – стыдно. – Э… э… – промямлила я, не зная, что сказать, но все же сообразила. – Извините, меня уже пригласили, – выпалила я и, чтобы не дать ему возможности ангажировать меня на другой танец, предложила ему попробовать новое блюдо, завидев поблизости лакея с огромным подносом в руке. – Божественно приготовлено! – заверила я соседа, не имея представления, что это за блюдо и какого вкуса. К счастью, он меня послушался и подозвал лакея, а я судорожно подергала за обшлаг мундира своего мужа. Он был занят беседой со своей соседкой по столу – пожилой дамой с напудренными волосами, но, извинившись, повернулся ко мне. Тут я заметила, что глаза у него не темные, а серые. – Что случилось? – Будут танцы! – мне пришлось понизить голос. – И что? Он явно не понимал. – Я не умею танцевать! – прошипела я. – Какой танец не умеете? Вальс? Это название мне ни о чем не говорило. – При чем здесь вальс, – простонала я. – Я вообще не умею танцевать, ни одного танца! Он выглядел обескураженным. – Что делать? – я опять дернула его за обшлаг мундира. – Но полонез-то вы сможете станцевать? – муж явно мне не поверил. – Не смогу, не знаю ни одной фигуры. Вообще, – мрачно сообщила я. – Сможете, это просто, – сказал он. – Я буду вам подсказывать. Я не стала с ним спорить, но была уверена, что совершенно опозорюсь перед гостями. Странно, отец, наверняка зная ритуал свадебного приема, отчего-то не возразил против танцев. Впрочем, он мог и не предполагать, что я не умею танцевать, полностью перепоручив тетушке и Жюли мое образование. Тем же и в голову не пришло, что мне нужен учитель танцев. Я вздохнула и опять подергала мужа за рукав. – Ну, что еще? – довольно невежливо отозвался он. – А если другие гости начнут меня приглашать? – поинтересовалась я. – Что-нибудь придумаем. – Что? – настаивала я. – Говорите, что уже приглашены, – сказал он и отвернулся. Я пригорюнилась, со страхом ожидая начало бала.

Хелга: apropos Ура, уже и продолжение! Легко и вкусно читается! Молодожены друг другу под стать, что она, что он. Вообще, конечно, ситуация и забавная и драматичная - надо же вместе жить, а как, если совсем чужие. Это ведь все равно, что вдруг с улицы пришел человек и сказал: буду жить у вас и спать в вашей постели. Бедная девушка, и танцевать не научили!

apropos: Хелга Молодожены, да... Хорошо еще, что в церкви не перепутались, а то так, по незнанию, непонятно с кем можно обвенчаться. С танцами промашка вышла. Бедному мужу теперь жену танцам придется обучать. Интересно даже, что он там про себя думает - какую ему невесту подсунули дикую.

Хелга: apropos пишет: Хорошо еще, что в церкви не перепутались, а то так, по незнанию, непонятно с кем можно обвенчаться. Была такая мысль - вдруг, как в "Метели" не с тем обвенчают. apropos пишет: Интересно даже, что он там про себя думает - какую ему невесту подсунули дикую. Бедный парень, вот на самом деле. Девица неумеха, да еще с комплексами.

Unintended: Дитё дитём... Бедный парень, намучается с жёнушкой apropos пишет: умудрилась подпалить свою фату зажженной свечой. Это какая-то плохая примета, да?

apropos: Хелга пишет: вдруг, как в "Метели" не с тем обвенчают А что, славная мысль и классная интрига. Хелга пишет: Бедный парень, вот на самом деле. Unintended пишет: Бедный парень, намучается с жёнушкой Гы, не то слово. Повезло так повезло. Unintended пишет: Это какая-то плохая примета, да? Не слышала о такой примете, если честно. Просто дева - растяпа. Еще немножко продолжения (пока пишется). ------------------------------ После обеда общество переместилось в гостиную. Я не смогла толком ее рассмотреть, поскольку ко мне постоянно подходили какие-то люди. Мужчины делали мне комплименты, превознося красоту новобрачной, дамы восхищались моим свадебным нарядом. Я не верила ни одному произнесенному ими слову, но и не разубеждала, решив, что лучшее, что я могу сейчас делать – это улыбаться и благодарить. Наконец из столовой, откуда была убрана почти вся мебель, послышалась музыка. Ко мне подошел мой муж, подал руку и отвел в подготовленную к балу комнату. Мы встали в центре, гости парами – вдоль стен. Танец оказался не слишком сложным: мне просто нужно было идти рядом с мужем, при счете чуть приседая то на одну, то на другую ногу – он сразу мне это объяснил и сам тихо считал: – Раз, два, левая, раз, два, правая… И бога ради… левая… не цепляйтесь… правая… рукой за платье. Левая… Отведите руку в сторону… Правая… Я, конечно, то и дело не вовремя приседала и путала ноги, но, в общем, мне казалось, что у меня не так плохо получается. Получилось бы еще лучше, если бы меня не начал душить смех. – Прекратите хихикать! – прошипел он, переводя меня по другую сторону от себя. – Не могу, – задыхаясь, прошептала я, пытаясь подавить в себе рвущийся наружу звук. И заметила, что он тоже покусывает губы, стараясь сдержаться. – Ладно, будем считать, что я вас насмешил, – сказал муж, усмехнувшись. Я прыснула вслед за ним и тут же сбилась. – Шаг в сторону и реверанс, – подтолкнул меня он. – Реверанс, а не поклон… Теперь опять – раз, два, приседайте. И не шаркайте ногами, тяните носок… Раз, два, приседайте… И считайте, считайте… – Когда же закончится этот танец? – пробормотала я, пытаясь не шаркать, тянуть носок и самостоятельно считать шаги. – Надеюсь, скоро, – он покосился на меня веселыми глазами. – Вальс, конечно, вы не осилите. – Боюсь, что нет, если он не такой легкий, как этот, – сказала я и опять сбилась. – Легкий, говорите? – он посмотрел на меня выразительным взглядом. – Ну не совсем легкий, – признала я. – Но, видимо, по сравнению… – Вот именно, так что лучше не рисковать. – А что делать? Я смогу посидеть где-нибудь в уголочке, пока идут танцы? – Увы, – сказал он. – Все решат, что с вами что-то не в порядке. – Гм, – задумалась я. Ситуация казалась безвыходной. – Тогда нам просто придется уехать раньше, – сказал муж. Уехать?! Видимо, недоумение отразилось на моем лице, потому что он пояснил: – Уехать домой. – К нам домой? – тупо переспросила я. – К моему отцу? – Нет, – он завел глаза к потолку, видимо, призывая себя к терпению. И медленно и четко, чтобы я наконец поняла, объяснил: – В наш с вами дом, дед подарил мне его по случаю свадьбы. Свадебный подарок. Мы в нем будем жить. Вы и я. – А… – протянула я, почувствовав себя ужасно глупо. – Просто я не знала… С одной стороны мне не хотелось жить где-то в другом месте, потому что этот особняк был красив и удобен, а хозяйство в нем велось на самом высоком уровне – во всяком случае, судя по порядку в комнатах и качеству обеда. С другой – лучше, конечно, поселиться отдельно от старого князя Ясина, который, честно говоря, слишком напоминал мне моего отца. Кое-как мы дотянули до конца танца, а когда начался следующий, муж незаметно для гостей вывел меня из дома и усадил в экипаж. – Ехать недалеко, – сказал он и замолчал. Я уже тоже устала от всех этих разговоров – с непривычки-то! – и уставилась в окно кареты. На улице стемнело, и заморосил дождь. Я попыталась припомнить приметы на день свадьбы – что-то было насчет дождя, но к чему – к бедности или богатству, счастью или невзгодам – так и не вспомнила. Экипаж свернул и остановился. Мы приехали в наш новый дом. Впрочем, новым этот дом было назвать трудно, но выглядел он весьма неплохо – небольшой, довольно опрятный двухэтажный особняк на каменном фундаменте. В квадратных сенях стояли раскрытые сундуки с моим приданым. Жюли с горничной девушкой хлопотали вокруг них. – О, моя дорогая! – бросилась ко мне гувернантка, крепко обняла, всплакнула и повернулась к моему мужу. Я их представила друг другу и сообщила ему, что Жюли и тетушка будут жить с нами. – Я не смогла заранее обговорить это с вами, ваше сиятельство, потому что мы так и не встретились до свадьбы, – сказала я с укором в голосе. Он молча кивнул и посмотрел на окруживших нас слуг. Из них мне была знакома только моя горничная, о чем я ему тихо и сообщила. – Видимо, их прислал сюда дед, – предположил он. Со слугами мы быстро разобрались. Дворецкий – высокий и очень представительный мужчина – представил нам домоправительницу, кухарку и нескольких слуг, которые отныне должны были нам прислуживать. После этого нас провели на второй этаж, где находились жилые комнаты. Нам с мужем отводилась правая половина этажа, на другой располагались гостевые комнаты, в том числе спальни для тетушки и Жюли. Я смертельно устала за этот долгий и волнительный день, поэтому, приведя себя в порядок, переоделась в ночную кофту, нацепила на себя пеньюар, завернулась в черно-желтую шаль, которая мне ужасно нравилась, и отправилась на поиски мужа – отчего-то лечь без него в огромную постель нашей общей спальни мне представлялось неловким.

bobby: apropos Новая история! Невеста такая неподготовленная, немного нелепая. Конечно, не она в этом виновата, но из-за этого выглядит все увлекательно (для читателей) и смешно. Хотя и немного грустно. Веет такими пережитками старины, что жалко девочку. Хелга пишет: надо же вместе жить, а как, если совсем чужие. Это ведь все равно, что вдруг с улицы пришел человек и сказал: буду жить у вас и спать в вашей постели. Вот-вот! Это же ужос! Жениха-мужа тоже жаль. Но мог бы уж действительно приехать хоть раз до свадьбы- познакомиться...

apropos: bobby bobby пишет: Веет такими пережитками старины, что жалко девочку. Это да. Ну, самое начало 19 века, еще не обтесались нравы. Хотя, с другой стороны, сохранялись они достаточно долго. Опять ж все зависело от самой семьи. bobby пишет: Но мог бы уж действительно приехать хоть раз до свадьбы- познакомиться... Но война... он же где-то служит. Может, действительно не мог. Или не хотел. Кстати, предлагаю посмотреть - для антуражу - две записи полонеза (танец, что танцует наша незадачливая героиня со своим уже мужем. Очень неплохо танцуют: А это вообще прелесть: Хотя любимый мой полонез, точнее его фрагмент - в фильме Бондарчука ВиМ. И музыка там тоже бесподобная.

Малаша: Девочку жалко, и ее мужа тоже. Похоже, он влип. Действительно смешно, насмеялась. Житейские сцены, и так мило описаны. Ролики очень понравились, дети танцуют не хуже взрослых. О вальсе всегда знала, мазурку увидела в "Эскадроне", теперь знаю и полонез Очень красивый танец, совсем по другому его представляла. Докки его любила. Поняла, почему муж считал раз-два-правая и левая.

Хелга: apropos пишет: Еще немножко продолжения (пока пишется). Держу пальцы крестиком, чтобы писалось! Продолжение ужасно порадовало и подняло настроение! С трепетом жду продолжения продолжения! Полонезы хороши!

Скрипач не нужен: apropos, спасибо за новую историю! Какую-то просто-таки невероятную - столько всяких неожиданностей друг за другом выскакивают Читать очень интересно - что же ещё отмочит эта непосредственная барышня переоделась в ночную кофту, нацепила на себя пеньюар, завернулась в черно-желтую шаль, которая мне ужасно нравилась, и отправилась на поиски мужа "О сколько нам..."

apropos: Всем спасибо! Малаша пишет: Девочку жалко, и ее мужа тоже. Похоже, он влип. Ну, может все не так плохо. Скрипач не нужен пишет: "О сколько нам..." Да, перед героиней теперь совершенно новый мир открывается, придется ей волей-неволей его познавать. Хелга пишет: С трепетом жду продолжения продолжения! Есть оно у меня. Пройдя по анфиладе парадных комнат нижнего этажа, я обнаружила его в кабинете – или то была библиотека? Муж сидел в кресле у круглого столика, но при моем появлении встал. На нем был бархатный шлафрок темно-синего цвета, в вырезе которого виднелась распахнутая белая сорочка. На этот раз его плечи показались мне куда шире, впрочем, меня сейчас занимал не столько внешний вид мужа, сколько выстроенные вдоль двух стен огромные книжные шкапы, заставленные книгами. – Ох, сколько книг! – с восхищенным предвкушением чтения их всех, воскликнула я. – Любите читать? – с удивлением спросил мой муж. – Очень! – заверила я его и вдруг поймала скептический взгляд, с каким он меня оглядел. – Думаете, если я не умею танцевать, то не знаю и букв?! – обиделась я. – Нет, смотрю, что на вас надето. В этом черно-желтом одеянии вы похожи на осу. – Между прочим, это ваш подарок. – Мой? – изумился он. – От жениха, – уточнила я. – Мне привезли от вас огромную шкатулку с этой шалью, лентами, фатой, перчатками и кучей всяких безделушек. – А… – сказал он. Мы ненадолго замолчали. Я увидела на столе подле мужа графин с темной жидкостью и наполовину опорожненную рюмку. – Что пьете? Можно мне попробовать? – спросила я, не потому, что мне действительно хотелось пить, а просто, чтобы что-то сказать. – Не думаю, что вам это понравится, – сказал он, задумчиво меня разглядывая. – Сколько вам лет? – А вы не знаете? – удивилась я. – Уже шестнадцать. – Уже? – он усмехнулся. Я-то себя считала взрослой, поэтому чуть обиделась. – Верно, вы не намного меня старше, – заметила я, хотя он был явно старше, и прилично. – Сколько вам? – Двадцать два. Ну да, разница в шесть лет, потому он считает себя опытным и умудренным жизнью, а меня держит за девчонку. – Почему вы согласились выйти за меня замуж? – полюбопытствовал он. Мы все стояли. Я подумала, что он не садится из-за меня, поэтому плюхнулась в ближайшее кресло. Он тоже сел. – Никто не спрашивал моего согласия, – поразмыслив, сказала я. – Отец сообщил о свадьбе. И все. – И вы даже не возражали? – А зачем? Мы легко сдаемся, когда нам этого хочется, – процитировала я свою любимую госпожу де Лафайет*. – Так вы хотели выйти замуж? – догадался он. – Все равно за кого? – У меня, в общем, и не было выбора, – признала я. – А почему вы женились на мне? Муж пожал плечами. – Дед грозил лишить меня наследства. – Так вас вынудили, – пробормотала я. – Интересно, отчего ваш дедушка столь настаивал на этом браке? Боюсь, у меня не слишком внушительное приданое. – Он воевал вместе с вашим отцом. Кто-то из них спас другого от гибели, после чего они решили поженить своих детей, дабы породниться. Как-то так. – Ну да, я ведь единственная дочь… – А я, как единственный внук, должен сберечь честь деда и выполнить данное им бог весть когда слово. Похоже, дело было совсем не в наследстве. – А что с вашими родителями? – поинтересовалась я. – Отец погиб на войне, мать умерла. Давно. – Понятно, и дед вас воспитывал. – В основном это пришлось на долю кадетского корпуса, – сказал он. – Это вы там научились так хорошо танцевать? – с завистью спросила я. – Там. Мы еще помолчали. – Мне кажется, мы сможем ужиться, – наконец сказала я. – Я сильно вас не побеспокою. Книги – все, что мне надобно. Ну, еще… если можно… очень бы хотелось собаку. – Собаку? – Ну да, собаку. Всю жизнь мечтала о собаке, – призналась я. И уточнила: – Большой. – Большая собака… Он хмыкнул. – И лошадь, – поспешно добавила я, чтобы уже сразу высказать все желания. – У меня никогда не было лошади. Он издал какой-то звук, который я расценила как согласие. Уладив, таким образом, свои дела, я подавила зевок и поинтересовалась: – Не пора ли спать? Муж посмотрел на часы, стоящие на верхней полке бюро. Они показывали четверть десятого. – Наверное, пора. Отчего вы не легли? – Мне было неловко делать это без вас, – призналась я. – У нас же общая кровать. И поспешила добавить: – Она большая, а я не займу много места. Он как-то странно на меня посмотрел. – Не займете? – Нет, – заверила я его. – А вы знаете, что нам надобно вступить… гм… в супружеские отношения? – Конечно! – закивала я. – Тетушка мне рассказала. – И вы не против? Я округлила глаза: – Отчего ж мне быть против? – И действительно, – усмехнулся он. – Тогда пошли. Он подал мне руку, я встала, и мы отправились в спальню.

bobby: apropos Прелесть какая! Это же просто дети, которых женили. Героиня, похоже, даже не подозревает о том, что значит apropos пишет: вступить… гм… в супружеские отношения Такая непосредственность - перед первой брачной ночью выпросить себе книги, собаку и лошадь... Муж тоже кажется совсем зеленым юнцом... несмотря на свой воинский чин. Но пока нравятся оба - хотелось бы, чтобы они поладили.

Unintended: А молодец девчонка, бойкая! Первый раз молодого мужчину видит, и никакого стеснения. Автор как всегда интригует, остановилась на таком волнительном месте: дети пошли в супружеские отношения вступать. Это ж какое нам беспокойство....

Хелга: apropos Прелестно! Лежу под столом в пароксизме хохота! Девица хороша, и парень вырисовывается славный!

Малаша: Все веселее и веселее. Героиня настолько непосредственна и наивна, обезоруживает. Парень очень славный, подтрунивает потихоньку над ней. Женился-то не из-за наследства, долг чести за деда отдает. Очень его зауважала. Пока его спасает чувство юмора. Unintended пишет: дети пошли в супружеские отношения вступать. Это ж какое нам беспокойство.... Очень волнуюсь, как у них все пройдет.

Unintended: Малаша пишет: Очень волнуюсь, как у них все пройдет. Надеюсь, что всё отложится до той поры, когда жене уже не нужны будут собачка и лошадка

apropos: bobby пишет: Это же просто дети, которых женили. Ну, она совсем дитя, конечно. Хотя если вспомнить ту же Лидию Беннет, которой было 15 лет... Просто наша героиня, сидя в четырех стенах и имея компанией двух старых дев, о многом просто не подозревает, и у нее нет вообще никакого опыта, даже опыта общения со сверстниками. А вот муж, думаю, прошел уже неплохую школу жизни. Учился вдали от дома, потом служил, уже взрослый, в общем, человек, несмотря на относительно юные годы. В таком случае я всегда вспоминаю Наполеона, который в 24 года уже стал генералам, причем добился звания сам, взбираясь по трудной лестнице, а не был назначен по знакомству. Конечно, Наполеон особый случай, очень незаурядный человек, но все-таки... Эпоха немного другая, тогда рано взрослели. bobby пишет: перед первой брачной ночью выпросить себе книги, собаку и лошадь... Ну так хочется же исполнения всех желаний, кует, пока горячо. Unintended пишет: Первый раз молодого мужчину видит, и никакого стеснения. Ну да, она инстинктивно, конечно, должна по идее стесняться, но, думаю, и здесь ее подводит отсутствие опыта. Она же никогда не общалась с молодыми людьми, не знает, как это. Хелга пишет: Лежу под столом в пароксизме хохота! Даже не знаю, что меня вдруг потянуло на такой стеб над героями. Совсем не хочется писать мелодраму, видимо, душа просит легкого и веселого текста. Рада, что ребята нравятся. Надеюсь, и дальше они не разочаруют. Малаша пишет: Очень волнуюсь, как у них все пройдет. Ну, сейчас увидим. Частично.

apropos: Мне было неловко раздеваться при муже – на всякий случай я отвернулась, быстро скинула шаль и пеньюар на ближайший стул, и забралась под одеяло, свернувшись комочком на самом краю постели. От волнения я забыла надеть чепец, но вспомнила о том только утром. Он снял шлафрок – сорочка под ним оказалась ночной – и задул свечу. Спальня погрузилась во мрак, но я почувствовала, как упруго поддалась перина под его тяжестью с противной стороны кровати. – Повернитесь ко мне, – сказал он спустя несколько мгновений. – Повернуться? Я удивилась, но повернулась на другой бок, а затем – уж не знаю, как так получилось, вдруг оказалась прижатой к нему и чуть придавленной его телом. Одной рукой он поддерживал мой затылок, другая осторожно легла на мою грудь. От неожиданности и негодования я чуть не задохнулась. – Что это… «вы себе позволяете?!» – хотела вскричать я, но не смогла, потому что в этот момент он дотронулся своими губами до моих, причем, замечу, раскрытыми губами, одновременно пытаясь ими приоткрыть мой рот. Хотя делал это он довольно нежно, для меня сие было уже слишком. Я замотала головой и изо всех сил уперлась в него руками. Он тут же меня отпустил. Я отодвинулась подальше и села, подобрав под себя ноги. Внутри у меня все дрожало. – Как вы смеете так со мной обращаться?! – возмущенно вопросила я темноту. Мой муж вздохнул. – Ежели я ваша жена, – вдохновенно продолжала я, – это вовсе не значит, что вам дозволены столь изощренные вольности. Смею заметить, меня поражает подобная бесцеремонность, на которую способны, пожалуй, только мужчины, – завершила я свою пафосную речь очередной, вовремя пришедшей на ум цитатой из мадам де Лафайет. Впрочем, в цитате упоминалась «несправедливость», но я решила, что имею право чуть ее подправить. Муж вздохнул еще раз. В ответ я демонстративно фыркнула. – Позвольте полюбопытствовать, что вам поведала тетушка о супружеских обязанностях? – наконец послышался его голос. В его тоне мне послышалась ирония. – Все, что надо, – отрезала я. – Например? – Что мы с мужем будем спать в одной постели, – нехотя призналась я. – Что еще? – Ну, что у меня могут быть дети. Хотя, должна вас предупредить, я пока не намерена ими обзаводиться. Но потом, разумеется, мне придется исполнить свой долг и подарить вам наследника. Муж издал смешок. – О чем еще поведала ваша тетушка? Кстати, она что, вдова? Коли живет с вами, а не с мужем. – Тетушка никогда не была замужем, я для нее единственный близкий человек, она растила меня с младенчества, – пояснила я. – Ну конечно, – пробормотал он. – Вы же понимаете, что я не могла ее оставить? – Понимаю, – он опять вздохнул. – Но коли ваша тетка не была замужем, откуда она знает, черт побери, что происходит между мужем и женой в постели? Я пожала плечами, хотя вряд ли он это увидел в темноте. – Да она и не знает, просто… предполагает, – сказала я. – Предполагает? Он сказал это с такой интонацией, что стало понятно: тетушка определенно заблуждалась в своих предположениях. Муж помолчал, потом сказал: – Дело в том, что завтра поутру сюда наверняка примчится дед и потребует простыни с нашего… гм… брачного ложа. Конечно, я не позволю ему их показывать, но он все равно узнает, что мы не… гм… От тех же слуг. И тогда будет скандал, который я бы предпочел избежать. Можно, допустим, мне пожертвовать своей рукой и порезать ее, для имитации, так сказать. Но… поскольку нам рано или поздно все равно придется это сделать, предлагаю не откладывать наше… гм… супружеское воссоединение. Еще одну подобную ночь я вряд ли вынесу, – добавил он с очередным смешком. Я не поняла, при чем здесь его дед, простыни, и зачем резать руку, но решила с ним не спорить. В конце концов, он был моим мужем и запросто мог не разрешить мне иметь лошадь, а то и собаку. – И что мы должны сделать? – спросила я. Он рассказал. Я не поверила. – Вы шутите? – с подозрением прищурилась я. – Нисколько, – сказал он и подвинулся ко мне. – Все это не так страшно, и вы в этом сами убедитесь. Мне стало как-то жутковато. Но тут я подумала о том, что могу остаться не только без лошади и собаки. Если я откажусь делать то, что – по словам мужа – необходимо сделать, а его дед об этом узнает, то запросто вернет меня отцу, чего мне уж точно не хотелось. – Хорошо, – сказала я замогильным голосом, покоряясь судьбе. – Делайте, что нужно. – Тогда ложитесь и не дергайтесь, – сказал он.

Unintended: apropos пишет: В конце концов, он был моим мужем и запросто мог не разрешить мне иметь лошадь, а то и собаку. Ааа, отдалась за собачку и лошадку... apropos , это очень смешной кусочек. Парень - просто герой, как он в такой ситуации остаётся серьёзным - я не представляю.

apropos: Unintended пишет: отдалась за собачку и лошадку... Не, это она с ним спорить побоялась, испугавшись, что он за это не подарит ей ни то, ни другое. Ну и надо же ей было исполнить свой долг, так сказать. Чтобы домой не вернули. Unintended пишет: как он в такой ситуации остаётся серьёзным Ну, он подхихикивает там не раз. Но вообще не каждый бы выдержал на его месте. Unintended пишет: это очень смешной кусочек. Я очень старалась. Вообще, пишется все с удовольствием, надо признать. Сама подхихикиваю периодически. Спасибо!

bobby: apropos Чем дальше, тем смешнее. Парень молодец, с юмором. Интересно, как он все это объяснял... Unintended пишет: как он в такой ситуации остаётся серьёзным Мне показалось, он еле сдерживается от хохота. Меня его дед поразил. Самолично прийти, чтоб проверить последствия первой брачной ночи? Или тогда так принято было?

Unintended: bobby пишет: Мне показалось, он еле сдерживается от хохота. Ну представляешь, сдерживается же!! Я бы не смогла! Я ещё: он очень терпелив... bobby пишет: Интересно, как он все это объяснял. Показывал в лицах.

bobby: Наверное, сам такого не ожидал и теперь некоторым образом забавляется. Но долг есть долг, в том числе и супружеский. Так что нечего резину тянуть... Еще одну подобную ночь я вряд ли вынесу – Тогда ложитесь и не дергайтесь, – сказал он.

apropos: bobby пишет: Интересно, как он все это объяснял... Ну я решила отдать это ему на откуп. Пусть сам выкручивается, не все же за него автору пыхтеть. Хотя, да, интересно бы послушать. Думаю, ему непросто было это просто объяснить и не напугать сильно такую неискушенную натуру. bobby пишет: Меня его дед поразил. Самолично прийти, чтоб проверить последствия первой брачной ночи? Или тогда так принято было? Ну тогда еще были остатки каких-то пережитков, хотя постепенно уходили, конечно, особенно в светском обществе. Я почитала о свадебных традициях более раннего времени - там такое... Вплоть до того, что к молодым заглядывали и после того, как оставляли наедине, чтобы проверить, как идет процесс. Дед мог быть из патриархальной семьи и придерживаться тех традиций, к которым сам привык. Это с одной стороны. С другой... Ну вот я обычно рассматриваю ситуации с разных сторон, моделирую, так сказать, прикидываю варианты. Внук же явно не горел желанием жениться на неизвестно ком, по договоренности, а время уже как бы вольное для молодежи наступило, в большинстве случаев сами выбирали себе невест. Дед мог заподозрить, что внук попытается манкировать обязанностями, удрать от жены подальше, вот и пригрозил - типа, чтобы не увильнул. Но вряд ли бы исполнил свою угрозу. Внук это понимает, но ему тоже неохота уже с дедом связываться, тем более, все равно пришлось жениться. Хочет уже побыстрее исполнить все необходимые ритуалы, чтобы от него все отвязались. Я так себе примерно это представляю. Unintended пишет: он очень терпелив... Это да. Прибить ее он не может, приходится терпеть. И по возможности избежать истерик и слез. bobby пишет: теперь некоторым образом забавляется. Ну да, получает удовольствие. Все лучше чем...

Хелга: apropos пишет: – И что мы должны сделать? – спросила я. Он рассказал. Я не поверила. – Вы шутите? – с подозрением прищурилась я. – Нисколько, – сказал он и подвинулся ко мне. – Все это не так страшно, и вы в этом сами убедитесь. Бедный парень!

apropos: Хелга Хелга пишет: Бедный парень! Да уж, досталось. Немного продолжения: Не думаю, что наша первая брачная ночь доставила ему много удовольствия, но он сумел довольно деликатно сгладить все неловкие моменты нашей близости. При этом он еще умудрялся то и дело шутить, я начинала хихикать, отвлекаясь и забывая о своих волнениях, стыдливости и непривычных ощущениях. Словом, все прошло неплохо и даже весело, и у меня в памяти об этой ночи остались, пожалуй, весьма приятные воспоминания. Спала я в итоге, как убитая. Когда я проснулась, мужа в спальне уже не было, а появившаяся горничная сообщила мне, что нас почтили своим визитом мой отец и князь Ясин. – Ваш муж с ними в библиотеке, – сообщила она мне, блестящими от любопытства глазами поглядывая то на меня, то на смятые простыни нашей постели. Я решила не спешить, не имея особого желания встречаться ни с отцом, ни со старым князем. Приведя себя в порядок, я надела новое платье сиреневого цвета – мне оно показалось очень красивым, велела принести завтрак и с подносом расположилась в небольшой гостиной, примыкающей к спальне. Настроение у меня было самое лучезарное. Я предвкушала предстоящее изучение библиотеки, а также появление у меня собаки и лошади. Ход моих приятных мыслей был прерван приходом чем-то встревоженной тетушки. Она вскользь осведомилась о моем самочувствии и предупредила: – Из библиотеки доносятся крики! – Кто кричит? – перепугалась я. – Кажется, князь. Дедушка вашего мужа. Я разволновалась. Старый князь не должен был на нас сердиться, ведь мы сделали все, что от нас требовалось. Я разрывалась между желанием пойти и подслушать под дверью, о чем идет разговор, и привычкой держаться подальше от старших. Но мне не пришлось долго мучиться из-за возникшей дилеммы. Появившийся на пороге лакей сообщил, что меня приглашают в библиотеку. При моем появлении отец и старый князь поднялись со своих кресел и принялись довольно бесцеремонно меня разглядывать. Это было не очень-то приятно. Чувствуя, что заливаюсь краской, я кинула на мужа – он стоял у окна – умоляющий взгляд. Он подошел, поцеловал мою руку, как-то странно посмотрел на мое платье и сказал, обращаясь к нашим гостям: – Как видите, Антонина Михайловна вполне довольна переменами в своей жизни. – Вполне, – поддакнула я и на всякий случай придвинулась поближе к нему. – Найми для нее учителя танцев, – сказал князь. Значит, он заметил мою неуклюжую попытку танцевать. – Непременно, – ответил мой муж. – Но был бы крайне признателен, ежели вы, ваше сиятельство, предоставите мне самому разбираться с возникающими проблемами. – Хорошо, хорошо, – проворчал старый князь. – Поступай, как считаешь нужным. – Мы сейчас все вместе поедем с визитами, – сказал мне отец. – Поди, переоденься для выхода и не надевай боле ничего сиреневого. Сей цвет тебе не к лицу. Я посмотрела на мужа, он кивнул, и я отправилась в свою гардеробную, пытаясь найти ответы сразу на несколько вопросов: чем был недоволен старый князь, что за визиты нам предстоят, и отчего отцу не понравилось мое новое платье. На два последних вопроса дала разъяснения моя тетушка, поджидающая меня наверху в гостиной. – Вам с мужем надобно нанести визиты всем родственникам, твой отец и старый князь, видимо, будут вас к ним сопровождать. Что до платья… Тошенька, боюсь, оно не слишком ловко на тебе сидит, да и цвет какой-то… вызывающий. Мы с ней выбрали для меня другое платье, на сей раз голубое, и вскоре я была готова к поездке. Учитывая, что мне прежде никогда не доводилось делать визиты, поначалу я очень переживала, как все пройдет. Но это оказалось не столько страшно, сколько утомительно. Родственников оказалось много, в каждом доме надобно было пробыть не менее получаса, и к концу дня я едва не падала с ног от усталости. Отобедали мы в гостях и только к ужину вернулись домой. – Завтра мы с вами вдвоем доделаем необходимые визиты, – сказал муж, когда мы сели за стол в столовой. – Остались только те родственники, которых я знаю, поэтому мы сможем обойтись без сопровождения. Я кивнула, разглядывая поставленную передо мной мисочку с какой-то зеленой кашицей, поверх которой лежали кубиками нарезанные гренки. – Интересно, из чего это? – спросила я. – Неужто крапива? – Какой-то шпинат, – сообщила тетушка. Она и Жюли ужинали с нами. – У нас что, французский повар? – удивился муж. – Французского повара прежний хозяин увез с собой, но наша кухарка у него многому научилась, – сказала тетушка. – Я хотела было вычеркнуть этот шпинат из меню, но Марья Васильевна, домоправительница, уверила, что нынче все его едят. – Неплохо, – сказала я, попробовав новое блюдо. Тетушка меж тем рассказывала, что узнала от домоправительницы во время нашего отсутствия. Оказывается, особняк этот был продан старому князю вместе с обстановкой и челядью. Помимо собственно дома, здесь еще имелась конюшня, сад, огород и даже оранжерея. – Слуги нужные в наличии, четверо садовников, и конюхи в достатке, – говорила она. – Хозяйство налаженное, вам и беспокоиться не придется. Меня мало волновало хозяйство – я этим никогда не занималась и не собиралась тому учиться. Куда более меня занимала библиотека и содержимое ее шкапов.

Хелга: apropos Да, супружеские обязанности ох, как нелегки!

Unintended: Уф, справились. Хороший мальчик, просто не по годам разумный. apropos пишет: – Из библиотеки доносятся крики! И чего они там не поделили-то? Сдаётся мне, что муженёк недоговаривает о причинах и условиях свадьбы. apropos пишет: Я посмотрела на мужа, он кивнул, Спелись! Пока что не любовь, а дружба получилась. А что с платьем? Такое дурацкое или фривольное? apropos , спасибо огромное!

bobby: apropos Муж героини молодец - нашел подход. Но, наверное, она все-таки его чем-то привлекла. Наивностью, несуразностью, непосредственностью, ну и покладистая и слушается...

Малаша: С брачной ночью очень смешно. Интересно, что он про нее думает. Женили на растяпе. bobby пишет: наверное, она все-таки его чем-то привлекла. Возможно, хотя кажется, она его больше смешит и раздражает. Но ведет себя он достойно. И дедушку на место поставил, когда он вдумал внука учить.Unintended пишет: Пока что не любовь, а дружба получилась. Она за него прячется от родителей. Привыкает, что он ее защитник. Любви пока ни искорки, точно.

apropos: Дамы, спасибо! Unintended пишет: Хороший мальчик, просто не по годам разумный. Надеюсь. Нелегко ему. Платье - там что-то с цветом и фасоном, похоже, не то. Ну, откуда деве знать. bobby пишет: наверное, она все-таки его чем-то привлекла. Не знаю, если честно, чем такое может привлечь. Но он снисходителен, да. Малаша пишет: И дедушку на место поставил Дедушка зарвался, да.

apropos: После ужина, когда муж сообщил, что ему нужно заняться делами в библиотеке, я пошла вместе с ним. – Не обращайте на меня никакого внимания, – сказала я, устремляясь к вожделенным шкапам. – Я тихонько здесь пороюсь. Он уселся за бюро с какими-то бумагами. Я стала жадно просматривать полки с книгами. Их было очень много, большей частью для меня неизвестных, некоторые и вовсе на незнакомых мне языках. Романы стояли вперемешку с томами по истории и какими-то науками. Просмотрев первый шкап, я направилась ко второму. В простенке между ними на толстой ножке стоял довольно большой разрисованный шар. Засмотревшись на него, я зацепилась за незамеченное мной кресло, споткнулась и, чтобы удержаться на ногах, ухватилась руками за шар. Он вдруг перекрутился, и я, взвизгнув, полетела на пол, ударившись плечом и головой об угол шкапа. Муж поднял меня и усадил в кресло. – Где болит? – спросил он. – Везде! И я расплакалась – от боли и от осознания собственной неловкости. Муж вызвал лакея и отправил его за льдом. – У вас тут шишка, – сказал он, пальцами прощупывая мне голову. – Вот здесь, под волосами. Скоро все пройдет. – Этот проклятый шар! – всхлипывая, проныла я. – Он крутится! – Шар крутится? – со смешком переспросил муж. – Ничего смешного, – обиделась я. – Его надобно прибить гвоздями, чтобы не крутился. Вообще, зачем он здесь? – Это глобус, – сказал муж. – Его не надо прибивать, он должен крутиться. – Это что, игра такая? – удивилась я. Муж приложил к моей голове салфетку со льдом – Холодно! – вскричала я. – Терпите. Вашей шишке нужен холод. И сунул мне в руки носовой платок. Я высморкалась, промокнула глаза и спросила. – Так что это за игра? – Это не игра, это изображение Земли, – сказал он и поднял мою руку к салфетке. – Держите. – Какой такой земли? Я поудобнее пристроила сверток со льдом на голове. – Вы что, не учили географию? – спросил муж, пристраиваясь напротив. – Нет, – честно сказала я. – И астрономию, очевидно, тоже, – он откинулся на спинку кресла и о чем-то задумался. Губы его кривились, словно он сдерживал улыбку. Я настороженно смотрела на него. – Боюсь, одним учителем танцев нам не обойтись, – наконец сказал он. – Мне довольно и танцев, – возразила я. – Я всегда прекрасно обходилась без этой вашей географии. – Но не теперь. Вы же не будете сидеть только дома, вам придется бывать в обществе, и если вы там ляпнете что-то подобное… Я пожала плечами, но не решилась спорить, памятуя о лошади и собаке. – Ежели вы так хотите, я согласна выучить эту вашу географию, – льстиво улыбнулась я, всем видом выказывая готовность исполнить его волю. – Но вы помните о собаке? – с некоторым беспокойством добавила я. – Помню, просто пока еще, как вы знаете, у меня не было времени этим заняться. И про лошадь я тоже не забыл, – усмехнулся он. Успокоенная, я переменила руку с салфеткой. – Как вы думаете, может, мне стоит разобрать книги? Они все перепутаны. – Как хотите, только старайтесь более не падать, – сказал он, вставая. – А можно взять в спальню что-нибудь почитать? – спросила я. – Я обычно на ночь всегда читала. – Конечно, можно, но случаем не подпалите полог кровати. Я смутилась, вспомнив о происшествии с фатой. – А почему ваш дедушка сегодня кричал? – поинтересовалась я, поспешно переводя разговор на другую тему. – Откуда вы знаете? – нахмурился он. – Тетушка услышала. Крики разносились чуть не по всему дому. – Он хочет, чтобы я вышел в отставку. – А вы не хотите? – Нет. – И что теперь? – Я остаюсь на службе. – И мне придется поехать с вами? – Вы останетесь здесь. Думаю, так будет для вас лучше. Я с ним полностью согласилась – мне не хотелось отсюда никуда уезжать, и очень нравилась моя новая жизнь в этом доме. Вскоре он вернулся к своим занятиям, а я, отдав лакею промокшую салфетку с подтаявшим льдом, выбрала для себя книгу и отправилась в спальню. Когда, уже засыпая, я потушила свечу, мужа еще не было.

Unintended: apropos пишет: – Вы останетесь здесь. Думаю, так будет для вас лучше. Ой, да ну и правильно!!! Езжайте себе с богом по вашим мущщинским делам, а мы тут пока географию поучим...

apropos: Unintended Unintended пишет: Езжайте себе с богом по вашим мущщинским делам Это точно. Нам и без вас неплохо... Честно говоря, забыла исправить - хотела чуть по-другому подать этот момент, но что-то отвлекло. Ну, может при редакции переделаю. Вечно что-то не то вылезает.

Скрипач не нужен: apropos, спасибо за такую легкую, забавную вещицу! Кодовое название: "Собачка и лошадка" Барышня - прелесть. Муж пока тоже не разочаровал. Читаю с удовольствием и вместе со всеми жду продолжения.

apropos: Скрипач не нужен Скрипач не нужен пишет: легкую, забавную вещицу Надеюсь, что удержусь на такой ноте, не хочется ничего серьезного. Скрипач не нужен пишет: Барышня - прелесть. Муж пока тоже не разочаровал. Пока оне такие, да. Чуток продолжения. Утром постель с его стороны была не смята. Я разволновалась и, бегом одевшись, помчалась в библиотеку, где и нашла мужа. – Вы что, так и не ложились?! – ахнула я. – Отчего же? Просто рано встал. – Но… Я порядком смутилась. – Я спал в своей спальне, – объяснил он, видимо догадавшись, о чем я хотела его спросить. – О! – выпалила я. - Не знала, что у вас есть другая спальня. – По соседству от вашей, – сказал муж. – Я не хотел вас беспокоить. Надеюсь, это не доставило вам неудобств. – О, нисколько! – поспешно заверила я его. – Вы вольны делать так, как только пожелаете. И я совершенно не претендую на ваше особое внимание. Возможность не делить с мужем кровать меня очень обрадовала. Я не привыкла спать с кем-то, тем более с мужчиной, даже в одной комнате, не говоря о постели. И мысль о присутствии мужа в одной спальне со мной очень меня смущала. – Тем более, мы ведь уже исполнили свой долг, и теперь нам вовсе не нужно спать в одной кровати, – радостно заявила я. – Отдельная спальня – это так удобно! – Вы полагаете? – спросил муж. Он не сводил с меня задумчивого взгляда. – Ну конечно! – сказала я, будучи уверенной, что все устраивается как нельзя лучше и для меня, и для него. Мне, разумеется, тогда и в голову не приходило, что муж с женой могут спать вместе не только для того, чтобы подтвердить свой брак. После завтрака я отправилась в библиотеку, где с помощью лакеев начала освобождать шкапы от книг, чтобы затем расставить их по порядку. Когда туда пришел муж, часть диванов и столов уже была заставлена стопками книг. – Гм, – сказал он, обозревая следы нашей деятельности. – Я расставлю отдельно романы, – поделилась я с ним своими планами. – Отдельно – книги на непонятных языках, в том шкапу соберу всякие научные труды… – Очень хорошо, – сказал он, – но мне нужен кабинет. – Может быть, тогда переделать под библиотеку другую комнату? – с энтузиазмом предложила я. – Перенести шкапы… – Проще будет переместить бюро, – заметил он. Из небольшой угловой комнаты первого этажа вскоре были вынесены лишние диваны, из библиотеки туда перекочевала часть кресел, бюро и пара столов – временно, как пояснил мой муж, пока он не закажет новую мебель. Этими перестановками мы занимались до обеда, а после поехали с визитами к оставшимся родственникам. На этот раз все было и легче, и труднее. Легче потому, что нам пришлось заехать всего в три дома, труднее – поскольку накануне отец и старый князь занимали хозяев разговорам и отвлекали внимание от меня. Сегодня же я оказалась под прицельным огнем. Не имея никакого опыта ведения бесед с малознакомыми людьми и не выбираясь далее лавок в Китайском городе, я совершенно терялась в разговорах, ровным счетом ничего не зная о той жизни, что происходила за стенами моего дома. – Были ли вы на последнем бале в Благородном собрании? – спрашивали меня, желая узнать мои о нем впечатления. – Гуляете ли вы на бульваре? – Слышали ли вы последний анекдот госпожи N? – Видели ли вы новую постановку оперы? К счастью, мне помогал муж. Он довольно ловко уводил разговоры от непонятных мне тем и подсказывал ответы на затруднительные для меня вопросы. Еще я крайне смущалась от взглядов, которые на меня украдкой бросали отчего-то краснеющие и меж собой тихонько хихикающие девицы, коих нам довелось немало увидеть во время визитов. Поэтому я с облегчением вздохнула, когда мы наконец отправились домой.

Хелга: apropos Приобрел славный Григорий не жену, а библиотекаршу. Эх, нужна бы ей хорошая подруга, чтобы противные девицы не хихикали. Название замечательное, многозначное такое.

Unintended: Ох, и дремучая же девица! apropos пишет: Он не сводил с меня задумчивого взгляда. Похоже, парень принял решение не в нашу пользу. apropos пишет: Бумеранг Кому-то что-то прилетит...

bobby: apropos Unintended пишет: Ох, и дремучая же девица! Да уж... Батюшка виноват, нельзя же до такой степени было махнуть рукой на дочь. Договорился насчет жениха с князем и успокоился. Ни образования нормального, ничего. Мужу можно только посочувствовать. Хелга пишет: Приобрел славный Григорий не жену, а библиотекаршу. Хорошо хоть читать умеет.

Малаша: Название интригующее. Интересно развиваются события, девочка выставила из спальни собственного мужа и о том не догадывается. Прямо жалко его. Теперь взялась за библиотеку и выжила мужа вместе с кабинетом. Что еще устроит? Скоро ему места в собственном доме не найдется. bobby пишет: Договорился насчет жениха с князем и успокоился. хоть это сообразил, иначе куковать бы ей старой девой. apropos пишет: часть диванов и столов уже была заставлены стопками книг. была заставлены. Окончание перепутано.

apropos: Дамы, спасибо! Хелга пишет: нужна бы ей хорошая подруга Непременно будет, уже на подходе. Как без нее? Хелга пишет: Название замечательное, многозначное такое. Да что-то сомнения меня мучат, никак не могла придумать, это боль-мень подходит, не знаю... Unintended пишет: дремучая же девица! Дремучая, это точно. Но откуда ей знать, бедняжке? И муж как-то не стремится просвещать. Unintended пишет: Кому-то что-то прилетит... Ну да, известный эффект. bobby пишет: Батюшка виноват, нельзя же до такой степени было махнуть рукой на дочь. Ну, ему тоже, впрочем, было бы трудно кое-что ей объяснить, даже при желании. В общем, это забота мужа больше. Хотя его тоже можно, в общем, понять. И так с ней возится, словно с младенцем. Ему надо? Малаша пишет: Скоро ему места в собственном доме не найдется. Может, предчувствует, оттого и собирается сбежать в армию? Малаша, спасибо за тапок! Исправила.

apropos: После суматохи первых дней течение моей замужней жизни немного упорядочилось. Первую половину дня мы обычно проводили дома. Муж сидел в кабинете со своими бесконечными делами, я разбирала библиотеку, от чего, впрочем, меня беспрестанно отрывали. Поначалу это было связано с появлением у меня учителя танцев – маленького верткого француза, с ним мы занимались в диванной, откуда предварительно был вынесен ковер и почти вся мебель. Мсье Вербер приходил с сыном-подростком, который аккомпанировал нам на клавесине. Тетушка и Жюли также обычно присутствовали на занятиях, найдя в них для себя новое развлечение. Обучение шло туго – скоро выяснилось, что у меня нет слуха, и я не всегда могла уловить нужные такты, но, в общем и целом, дело продвигалось, хотя о посещении балов говорить было рано. Вслед за мсье Вербером появился еще один преподаватель – студент университета, славный, немного застенчивый молодой человек, племянник нашего поверенного. Он занимался со мной географией и прочими науками, о существовании коих я прежде и не подозревала. К счастью, муж посчитал, что мне надобно заполучить лишь общее о них представление, расширить которое при желании я впоследствии смогу при помощи соответствующих книг. Также мне пришлось проходить курс арифметики и русской словесности – еще одним почти белым пятном в моем образовании. Преподаватель мой обладал массой разносторонних познаний и охотно ими делился, отчего заниматься с ним оказалось довольно интересно. Еще мне пришлось заново обновить почти весь гардероб, поскольку платья, сшитые перед свадьбой, муж признал немодными и безвкусными. По рекомендации какой-то его родственницы, меня отправили к популярной в Москве французской модистке, и вскоре я уже щеголяла в весьма элегантных нарядах. Тетушка и Жюли тоже не остались без обновок, что доставило им несказанное удовольствие. Вторая половина дня у меня была чуть менее насыщена, поскольку я еще не была готова к активной светской жизни. Домашние вечера с танцами были для меня пока заказаны, как и модные приемы, на которых собиралась весьма подкованная в общении публика. Муж возил меня на небольшие вечера, большею частью к своим родственникам, иногда мы выбирались в театр. Театр мне нравился, на вечерах я еще тушевалась и не отходила от мужа, боясь что-то сказать или сделать не так. У нас тоже бывали гости, к счастью для меня, не слишком часто, в основном приятели мужа. Они заезжали к обеду, а после сидели в библиотеке, что мне не слишком нравилось, или вместе с мужем отправлялись на весь вечер в клуб или куда-то еще, что меня более чем устраивало. Тогда библиотека оставалась в моем полном распоряжении. Как-то мы поехали в гости, и я весь вечер таскалась за мужем, как привязанная. Наконец он всучил мне вазочку с мороженым и отправил к свободному дивану в нише окна, а сам присоединился к кружку знакомых ему офицеров. Когда я добралась до дивана, одновременно со мной к нему подошла какая-то девица, тоже с мороженым в руках. Мы сели поодаль друг от друга, но молчать было неловко, и мы вступили в вежливый разговор ни о чем, посвященный, в основном, погоде. При этом я старалась припомнить, где видела эту девицу – лицо ее мне показалось знакомым. – Вы – жена моего кузена Грега? – вдруг спросила она и уточнила, заметив мое недоумение: – Князя Григория Ясина? – Да, а вы… – я совершенно не помнила ее имени. – Софи Корнеева, – представилась она. – Можете называть меня просто Софи, мы же родственницы. – А меня – Тоша. Тошей звала меня тетушка. – Нет, так не годится, – подумав, сказала Софи. – В свете принято называть друг друга именами на иностранный лад. Иначе вас будут считать немодной и провинциальной. – Что же делать? – забеспокоилась я, не желая быть немодной и провинциальной. – Сейчас что-нибудь придумаем, – моя собеседница побарабанила пальцами по колену. – Ваше полное имя? – Антонина. – Отлично! Тогда вы будете Тони. – Тони? Звучало немного непривычно, но мне понравилось. – Итак, отныне вы – Тони. Так всем и представляйтесь, – сказала Софи, мило мне улыбнувшись. На ее щеках появились две ямочки, которые очень к ней шли. Вообще она показалась мне очень хорошенькой. У нее были пышные рыжеватые волосы, голубые глаза и чуть вздернутый озорной носик. В отличие от меня, у нее была пухленькая, полностью сформировавшаяся фигура. К этому времени мы доели мороженое и отдали пустые вазочки проходившему мимо лакею, после чего придвинулись поближе друг к другу и принялись оживленно болтать. Точнее, болтала в основном Софи, а я слушала, дожидаясь своего часа. Вскоре я узнала, что ей семнадцать лет, ее только этой зимой начали вывозить в свет, у нее два брата, младшая сестра и всего один поклонник, в то время как она хотела иметь таковых не менее полудюжины. – Вон тот, – она показала глазами на, как мне показалось, пожилого господина весьма невзрачной наружности. – Ему тридцать лет, – сказала Софи и забавно поморщила носик. - Служит при генерал-губернаторе, ужас какой скучный… Она понизила голос: – А теперь расскажите, каким образом вам удалось отхватить себе в мужья моего кузена? – Но я вовсе не отхватывала его, – возразила я. – Его дед сговорился с моим отцом, вот нас и поженили. – Вам ужас как повезло так просто выйти замуж! – с завистью сказала Софи. – Знали бы вы, какая проблема для девушек найти себе жениха. – Проблема? Я удивилась. Мне казалось, все девушки выходят замуж без особых усилий. – О, – завела глаза Софи. – Вы даже не представляете… И развернула передо мной целую картину душераздирающих мучений барышень, которых выводят на «ярмарку невест».

Хелга: apropos Ура! Подружка, вся - противоположность Тоше! Парня становится жалко, хотя прежде таких чувств не испытывала. Сколько ему хлопот с женой. Зато девицы локти кусают - такой парень достался такой нескладехе.

apropos: Хелга Хелга пишет: Парня становится жалко Мне его чет изначально жалко. Женили на 16-летней дурехе, вот майся теперь. Хелга пишет: Зато девицы локти кусают Это да, тем более достался без каких-либо усилий с ее стороны. Как тут не позавидовать?

Unintended: apropos пишет: я весь вечер таскалась за мужем, как привязанная. Представляю, как он был рад, и как потешались над ним господа офицеры. apropos пишет: Тогда вы будете Тони. Не слишком ли современно звучит, а? Хелга пишет: Ура! Подружка, вся - противоположность Тоше! Ох и научит она малявку плохому!

Хелга: apropos пишет: Это да, тем более достался без каких-либо усилий с ее стороны. Как тут не позавидовать? Вот-вот, девы стараются, а тут палец о палец не ударила! Unintended пишет: Не слишком ли современно звучит, а? А почему современно? Имя давнее, старое. Unintended пишет: Ох и научит она малявку плохому! Да не говори!

Unintended: Хелга пишет: А почему современно? Имя давнее, старое. А куда ударение ставить? ТонИ или ТОни?

apropos: Unintended Unintended пишет: Представляю, как он был рад, и как потешались над ним господа офицеры. Да уж, весело. Хорошо хоть смог отправить ее с мороженым... подальше. Хелга пишет: девы стараются, а тут палец о палец не ударила! Повезло так повезло. Она еще просто о том не догадывается. Ну, подружка глаза раскроет, надеюсь. Unintended пишет: А куда ударение ставить? ТонИ или ТОни? Ну, я ставлю - ТОни. Не знаю, как еще обозвать на иностранный манер. Есть вариант - Энтони, но это мужское, как я понимаю. Кстати, я тут насмотрелась всяких танцев и случаем наткнулась на очень интересный вальс. Танцуют выпускники школы, как я понимаю. Очень красиво, и особенно покорило, как строятся фигуры из пар. Честно говоря, я была просто очарована. Выложу здесь ролик - полюбоваться. Надеюсь, вам тоже понравится.

Unintended: apropos пишет: Ну, я ставлю - ТОни. Не знаю, как еще обозвать на иностранный манер. Тони правильно, но как-то современно звучит. Но это, может, только мне так кажется. Посмотрела варианты, благозвучных не так уж много: Этти(а), Нетти, Тонин, Тонья, То(ё)нхен, Туанон, Туанен, Тония.

Малаша: Подружка Тоше очень кстати появилась. Мужу хоть полегче станет, а то не знает, как от нее избавиться. Тони мне нравится, не кажется таким уж современным. Имя как имя. Вальс очень красивый, два раза посмотрела, ребята хорошо очень танцуют и держатся.

apropos: Unintended пишет: благозвучных не так уж много Ну да, поэтому я и выбрала самое простое. Спасибо за подборку имен, подумаю еще. Малаша пишет: Подружка Тоше очень кстати появилась. Да, а то она совсем без подруг, надо бы ей со сверстницами пообщаться. Немного продолжения: Вскоре я поняла, что не устрой отец мое замужество, я бы никогда не обзавелась женихом. От девушек требовалась масса качеств, какими я вовсе не обладала, начиная от красивой внешности и заканчивая хорошим приданым. – Мало того, что мы должны быть образованными, уметь танцевать, играть на музыкальных инструментах, вышивать, рисовать и бог его знает что еще, – рассказывала Софи, – нам всегда нужно хорошо выглядеть, быть в отличном настроении, восторженно выслушивать всякие банальности, которые, кажется, только и умеют говорить мужчины. Вы не поверите, дорогая Тони, сколько глупых, скучных и ужас каких нудных мужчин. При этом все они отличаются непомерным самомнением и уверены, что даруют нам великое счастье, едва обратив на нас свое снисходительное внимание. Самое неприятное, что те, кто подходит нам по возрасту, не собираются рано жениться. Они любезничают, пробуждают надежду и исчезают, а для нас остаются вот такие старики, которым пришло время, как они сами говорят, остепениться и обзавестись семьей. А в чем удовольствие, скажите на милость, заполучить в мужья – и то, коли повезет – тридцатилетнего старца? Она вздохнула и пригорюнилась, я вздохнула вслед за ней, про себя, впрочем, радуясь, что избежала подобных треволнений. – Сговор, конечно, имеет свои преимущества, – продолжила Софи. – Но представьте, вдруг ваш жених оказался бы ужас каким старикашкой? Я боднула головой: ужас какого старикашку в мужья совсем не хотелось. – А Грег и молод, и богат, и красив… Софи посмотрела оценивающим взглядом на моего мужа. Тот все еще стоял с офицерами. – Конечно, ему бы еще больше подошла форма гвардейца или кавалериста, гусара, например… Она опять вздохнула. Я совсем не разбиралась что в родах войск, что в форме военных, поэтому не могла представить себе мужа в виде кавалериста, но и так он действительно выглядел совсем неплохо. – Мне кажется, – продолжала Софи, – все красивые мужчины ужас какие добрые, благородные, храбрые… наделены всеми добродетелями… Я вспомнила об обещании мужа подарить мне собаку и лошадь, пока не выполненном. – Хотя, как нам известно из романов, иногда они оказываются ужас какими соблазнителями, способными погубить невинную девушку… Как Ловелас. Я встрепенулась. – Какой такой Ловелас? – Ну как же! Роберт Ловелас из «Клариссы»*… Вы что, не читали?! – Нет, – с сожалением сказала я, – у нас дома не было такой книги. – И «Историю сэра Чарльза Грандисона»**?! Я опять покачала головой, с ужасом осознавая недопустимые пробелы в своем чтении. – Но хотя бы «Вертера»***? «Вертера» все читали! – И его тоже не читала, – упавшим голосом призналась я, – хотя и прочитала все имеющиеся у нас дома книги. Но среди них были только романы госпожи де Лафайет, де Скюдери… – Это все ужас как устарело! – воскликнула моя собеседница. – Их уже никто читает. Нынче в моде Ричардсон, Вертер… Она перечислила еще несколько неизвестных мне имен, какую-то Лизу**** и Софию*****. – Я беру книги в платной библиотеке – они получают по подписке самые лучшие романы, – сказала Софи и пообещала меня туда сводить. – Обожаю истории, над которыми можно плакать, – доверительно сообщила она. – Мне еще ужас как нравятся сочинения госпожи Анны Радклиф, они ужас какие страшные… У меня от них мурашки по коже бегают. И, конечно, очень бы хотелось, чтобы со мной произошло нечто такое, что происходит с героинями… Муки любви, страдания, даже, может быть, попытка похищения или соблазнения… без неприятных для репутации последствий, разумеется… Я согласно закивала, полностью понимая и поддерживая устремления своей новой приятельницы. – Но такие, – Софи метнула взгляд на своего престарелого ухажера, – разве могут понять чувствительную душу девушки и пойти навстречу ее мечтам? Я тоже с сомнением посмотрела на мужа, всегда сдержанного и спокойного. Ему вряд ли известны губительные страсти, скорее, он даже не подозревает об их существовании. И уж тем более не собирается им следовать. Мы с Софи одновременно вздохнули. Тут наш тет-а-тет нарушили какие-то девицы. Они подошли к нам, Софи нас познакомила, и вскоре мы все вместе оживленно болтали о женихах, нарядах, предстоящих увеселениях и чувствительных романах. Первый раз мне не захотелось с середины вечера уйти домой. – Вижу, вы обзавелись подружками, – заметил муж, когда мы возвращались в наш особняк. – Да, такие замечательные барышни! – с чувством воскликнула я. – Мне было очень интересно и приятно с ними пообщаться. Муж хмыкнул, но ничего не сказал. – А можно для меня нанять преподавателя английского языка? Оказывается, английский язык входит в моду, было бы печально мне проявить невежество и в этой области, – соврала я. На самом деле, как выяснилось, в Англии издавалось множество интереснейших романов, для их чтения надобно было знать английский язык. Но я решила не рисковать – вдруг муж сочтет, что мне не нужно их читать? – Хорошо, – с некоторым удивлением в голосе сказал он. – Я попробую кого-нибудь подыскать. Следующим утром для меня привели лошадь. ---------- * «Кларисса, или История юной леди» (1748 г.) – популярный роман С.Ричардсона, в котором героиня обесчещена светским львом Робертом Ловеласом. ** Еще один роман С.Ричардсона. *** «Страдания юного Вертера» (1774 г.) – знаменитый роман И.В.Гете. **** «Бедная Лиза» (1792 г.) – повесть Карамзина. ***** Одноименная повесть (1796 г.) Г.Каменева.

bobby: apropos Антонина начала вливаться в светскую жизнь. Что-то будет... apropos пишет: Следующим утром для меня привели лошадь. Она и ездить-то, поди, не умеет. Придется еще одного учителя нанимать. Муж на её образовании разорится...

Малаша: apropos пишет: Муки любви, страдания, даже, может быть, попытка похищения или соблазнения… Головы чем забиты, а все романы виноваты. О любви девушки само собой мечтают, но похищение и соблазнение? С новой подружкой одного поля ягода. bobby пишет: Она и ездить-то, поди, не умеет. Придется еще одного учителя нанимать. Муж на её образовании разорится... Не умеет, отец был против, кажется в начале об этом говорилось. Дом скоро будет набит учителями, не пройти. Англичанку еще потребовала. Хорошо хоть на Луну не хочет слетать.

Хелга: apropos Спасибо за продолжение! Такая феминистически настроенная Софи! Ох, чувствую, собьет она Тошеньку с толку.

apropos: Всем спасибо! bobby пишет: Что-то будет... Узнает о новых романах, чинах и мундирах, последние сплетни, опять же. bobby пишет: Она и ездить-то, поди, не умеет. Придется еще одного учителя нанимать. Ну да, получается, легче перечислить, что она знает и умеет, чем количество пробелов в образовании и умениях. Малаша пишет: О любви девушки само собой мечтают, но похищение и соблазнение? ДЫк хочется им бурь и страстей, а кавалеры того предложить никак не могут. Вот и... Малаша пишет: Хорошо хоть на Луну не хочет слетать. Кто знает, что ей еще в голову взбредет? Хелга пишет: Ох, чувствую, собьет она Тошеньку с толку. Да Тоша тоже не лыком шита, романов-то начиталась, пусть и не новомодных.

Юлия: apropos Бумеранг! Да кто ж его запустил?... С превеликим удовольствием уселась я на лавку - начало чудно завлекательное, - но затаила дыхание, и пальцы свело судорожным крестом... Эх, (шепотом) автор коварен, оставит без окончания и глазом не моргнет ... ) Чудный дуэт вышел из наших молодоженов. Что ни говори, а чувство юмора - незаменимое и - рискну сказать - ключевое свойство для героя. Наш не подкачал. apropos пишет: Да Тоша тоже не лыком шита, романов-то начиталась, пусть и не новомодных. Тоша прекрасна. Никаким романам не сломить ее здравой практичности и благоразумия. В сложившейся ситуации Тоша проявляет просто невиданные спокойствие, стойкость и готовность к любым вызовам. apropos пишет: Платье - там что-то с цветом и фасоном, похоже, не то. Ну, откуда деве знать. Деве-то не откуда, но рассказчица, которая на nn лет старше героини, уж точно в курсе и знает много больше... Если бы чуть усилить ее присутствие - добавило бы чуть перца и ясности в деталях. Но это так - на полях... apropos пишет: Следующим утром для меня привели лошадь.

apropos: Юлия Юлия пишет: автор коварен, оставит без окончания и глазом не моргнет Не, я всегда моргаю, в смысле переживаю. Просто захотелось чего-то легкого и не слишком "эпохального", в смысле большого исторического романа, а относительно коротенького повествования, хотя мысль уже начинает разъезжаться по древу. Юлия пишет: чувство юмора - незаменимое и - рискну сказать - ключевое свойство для героя Ну да, без ЧЮ совсем бы плохо. Юлия пишет: не сломить ее здравой практичности и благоразумия Гы, а мне она кажется такой юной идиоткой. Юлия пишет: рассказчица, которая на nn лет старше героини, уж точно в курсе и знает много больше... Мне она кажется тоже дремучей, даже дремучее Тоши, т.к. даже романов не читает, только чаи гоняет с гувернанткой целыми днями. И потому никак не может разбираться что в моде, что во всем другом.

Малаша: Думала продолжение.

Юлия: apropos apropos пишет: Не, я всегда моргаю Это я ворчу по-стариковски - уж такие славные были задумки, - и с надеждой, что руки дойдут и до них у чудного автора apropos пишет: юной идиоткой Ну она по-хорошему "юная и", без истеричной упертости. Ну и что за беда, что астрономии не знает? Она открыта всему новому, без комплексов и дикости. Хорошая девочка. apropos пишет: Мне она кажется тоже дремучей, даже дремучее Тоши, т.к. даже романов не читает, только чаи гоняет с гувернанткой целыми днями Я имела в виду не тетушку, которая конечно дремуча не на шутку (подставила она бедную Тошу с супружескими обязанностями ). А про саму Тошу, но уже взрослую - ведь рассказ ведется от лица взрослой Тоши. А она-то теперь может оценить ситуацию...

apropos: Малаша пишет: продолжение Пока еще не. Юлия пишет: такие славные были задумки, Да мне тоже оне нравились, но что-то все отвлекает. Юлия пишет: Хорошая девочка Ну, ну... Посмотрим, какая она хорошая. Юлия пишет: про саму Тошу, но уже взрослую А... Чет сразу не сообразила, теперь поняла. Спасибо, подумаю, как это можно обыграть.

Юлия: apropos пишет: Ну, ну... Посмотрим, какая она хорошая Пугает нас автор. Неужто Тоша (ход конем лошадью) пустится во все тяжкие? Тогда надежда на нашего разумного мужа... Впрочем, примем Тошу и с конем и без оного, главное, чтоб куски почаще да побольше рот радовали

Соечка: Примите в свой тесный кружок . Очень нравится, такой легкий слог, с юмором.

apropos: Юлия пишет: пустится во все тяжкие? Ну, по наивности и дурости что угодно может случиться. Соечка пишет: Примите в свой тесный кружок . Принимаем, всем места хватит. Соечка пишет: легкий слог, с юмором Надеюсь, у меня еще что-то получается. Девочки! Чуток продолжения. После завтрака муж отправил меня переодеться в костюм для верховой езды, а потом повел на конюшню. Там во дворе стояли две оседланные лошади, конюхи держали их под уздцы. Одну я знала – это был коричневый конь мужа по кличке Трюфель. Вторая – изящная лошадка, светло-рыжего цвета с золотистым оттенком. У нее были чудесные большие глаза, белые чулочки на передних ногах и тонкая белая полоска вдоль морды. Она показалась мне красавицей. У меня перехватило дыхание. – Это… она?! – Да, – сказал муж. – Ваша кобыла. Кличку можете придумать сами, наверняка она у вас уже заранее приготовлена. Раньше я хотела назвать лошадку «Заида» – по имени главной героини романа госпожи Лафайет, но теперь подумала, что такая кличка будет звучать старомодно. – Пожалуй, пожалуй, назову ее… Я вспомнила имя в названии романа, о котором упомянула Софи. – Клариссой. – Отлично, – сказал муж. Я подбежала к моей лошадке, в порыве чувств обняла ее за шею, а потом чмокнула в атласный розовый нос. Кларисса в ответ игриво ткнулась мордой мне в плечо. – Теперь садитесь. Муж подвел меня к боку лошади и протянул ладонь. Я вложила в нее свою руку, не понимая, что он хочет. – Антонина Михайловна, – с подозрением сказал он. – А вы раньше ездили верхом? – Нет, – призналась я. – И пожалуйста, называйте меня Тони. – Тони? – Да, Софи сказала, что нынче так модно. Можно мне называть вас Грег? – Называйте, как хотите, – буркнул муж. – Возьмитесь за луку, поставьте ногу мне на ладонь, оттолкнитесь и садитесь в седло. Я попыталась сделать так, как он мне велел, но у меня ничего не получилось. Я чуть не села мимо седла и упала бы, не успей он меня подхватить. Вторая попытка получилась не лучше. На третьей муж просто ухватил меня за талию и усадил поперек седла. – Забросьте ногу за луку, – скомандовал он. От волнения, видимо, я перепутала ноги, в них запуталась и опять чуть не свалилась. – Не левую, а правую. Терпение мужа, казалось, было на исходе. Он подошел и сам перекинул нужную ногу через луку, а другую просунул в стремя. Так сидеть оказалось гораздо удобнее. Я чуть поерзала на седле, поправляя юбку. В этот момент моя лошадка, которая весьма спокойно простояла все это время, вдруг переступила ногами. Я взвизгнула и обеими руками вцепилась в луку седла. – Что опять случилось? – поинтересовался муж, видимо, не заметив манипуляций Клариссы. – Она большая, – простонала я. Мне показалось, что земля находится где-то очень далеко от меня. – Лошадь очень большая, – уточнила я. – И она шевелится. Конюх не сдержался и гулко хихикнул. Муж, похоже, начал сердиться. – Не слишком-то она и крупная, – заметил он. – И, ради бога, отпустите луку. Возьмите повод. Нет уж! Скрючившись, я мертвой хваткой держалась за рожок седла и не намерена была его отпускать. Муж оставил бесплодные попытки всучить мне повод и отошел на несколько саженей, а конюх повел Клариссу по кругу. От страха я покрылась липким потом, не видя и не слыша ничего вокруг себя. Центром моего мироздания стала холка лошади и мои руки, судорожно сжимающие луку седла. Идея иметь лошадь и ездить на ней представлялась мне теперь уже не столь привлекательной. Но через какое-то время, показавшееся мне бесконечностью, мало-помалу я начала ориентироваться в пространстве и замечать происходящее. Лошадь все так же мерно вышагивала по кругу, в центре которого стоял мой муж и не спускал с меня скептического взгляда. Я заметила и других конюхов – они столпились у изгороди загона и весело наблюдали за уроком верховой езды. На лавке у стены конюшни сидели тетушка и Жюли, принимая участие в развлечении. Жюли оживленно выкрикивала что-то вроде «хоп, хоп!», а тетушка с озабоченным видом выспрашивала моего мужа, не опасно ли для меня сие занятие. – Тошенька с детства крутилась возле лошадей, и я всегда за нее боялась. Животные так непредсказуемы… – Мадам, – терпеливо отвечал муж, – для ее сиятельства я со всей тщательностью подбирал послушную и ласковую кобылу, не пугливую, без дурных привычек, приученную к дамскому седлу и обладающую мягким ходом. Тони надобно теперь научиться на ней ездить. – Тони? – переспросила тетушка. – Ее сиятельство желают, чтобы к ней так обращались, – пояснил он. – Ну не знаю… – с растерянностью сказала тетушка. – Разумеется, ежели она не захочет учиться верховой езде… – Захочу, захочу! – крикнула я, все не отпуская луку, но чувствуя себя в седле значительно легче. – Мне очень нравится! Действительно, едва прошла первая паника, верховая езда показалась мне весьма увлекательным действом. – А можно поехать быстрее? – спросила я. – Только когда вы освоите езду шагом, – отвечал муж. – Перестанете держаться за луку и научитесь держать повод. И выпрямите, наконец, спину. Я попыталась выпрямить спину, не отпуская луки, но безуспешно. – Ладно, - сказала я. – Шагом, так шагом. - Еще десять кругов и достаточно, - сказал конюху муж, подошел к Трюфелю, вскочил в седло и направился к воротам. – Куда это он? – ревниво спросила я у конюха. – Поразмяться, чай, – ответил тот. – Не пужайтесь, ваша милость, я за вами пригляжу. Я не пугалась, просто с завистью смотрела, как ловко мой муж держится в седле. И мысленно себе поклялась, что научусь ездить не хуже него. Вскоре конюх попытался прекратить урок, но я не поддалась на его уговоры. И только вернувшийся с прогулки муж смог стащить меня с лошади и чуть не на руках отволочь в дом, потому что мои ноги и руки насколько одеревенели, что я едва могла идти. Зато я почти научилась выпрямлять спину в седле. А через несколько дней в доме одновременно появились англичанка миссис Пруденс Кларк и очаровательный толстый щенок английской пастушьей породы*. -------- * Имеется в виду порода бордер колли, тогда еще официально не зарегистрированная.

Хелга: apropos Новоиспеченный Грег обладает неимоверной силой характера и ангельским терпением, настоящий муж! Чудесно! Соечка пишет: Примите в свой тесный кружок Добро пожаловать!

Соечка: Остается только пожелать Грегу терпения и стойкости с таким "подарком" , как Тони.

Малаша: Ему теперь придется учить Тошу верховой езде. Или нанять учителя. Скоро дом будет ломиться от учителей. Хорошо, если от всего этого будет польза. Но Тоша упорная девочка. Теперь еще собака .Почему именно бордер колли? Соечка пишет: терпения и стойкости с таким "подарком" , как Тони. Он как-то не возражает. Другой в армию бы сразу уехал, а он с ней, терпеливый и внимательный. Влюбился? Не очень понятно, что у них с супружескими обязанностями. Автор что-то молчит. Тоша тоже.

apropos: Всем спасибо! Хелга пишет: настоящий муж! Ну да, мог сбежать, но остался почему-то. Соечка пишет: пожелать Грегу терпения и стойкости Похоже, ему этих качеств не занимать. Малаша пишет: Почему именно бордер колли? Я от них фанатею. Если серьезно, то найти породу собак, как, кстати, и лошадей - довольно непросто. Большинство на сегодняшний день известных пород выведены гораздо позже времени, описываемого в романе. Поэтому приходится искать собак (и лошадей), чьи породы (или характерные особенности определенного типа собак) упоминаются хотя бы в 18 веке. Бордер колли просто как пастушья собака известна примерно с 15 века. У них чудесный характер, они игривы, добры и умны. Вполне подходят нашей героине. Малаша пишет: что у них с супружескими обязанностями. Автор что-то молчит. Тоша тоже. Да рассказывать как-то нечего. Муж, похоже, ими манкирует, а Тоша не в претензии.

apropos: Чуть продолжения. С утра муж предупредил домашних, что днем приедет миссис Кларк. - Она будет жить у нас, - сказал он за завтраком, изучая свежий выпуск Московских ведомостей. Жюли и тетушка не слишком обрадовались такому известию. - Эти англичане очень высокомерны, - заявила тетушка, в жизни не встречавшая англичан. - Мнят себя центром земли, - поддакнула Жюли. – Скучные, чопорные, напыщенные индюки. - Что делать, – мужа явно позабавил состоявшийся обмен мнениями, – Тони желает выучить английский язык. - Тоша, зачем тебе учить этот варварский язык? – тетушка с неодобрением уставилась на меня. - Варварский! – Жюли определенно понравилось сие определение. – Вот уж поистине варварский. Все англичане – варвары! - В обществе он весьма популярен, - со вздохом сказала я, несколько озадаченная характеристикой англичан. – Надобно его знать, а то можно попасть в неловкую ситуацию. На это им нечего было возразить. - К тому же, - продолжила я, когда муж закончил завтрак и вышел из столовой, - на этом языке издается много интересных книг, расширяющих кругозор. - Тошенька, зачем их читать на английском, ежели множество таких книг издается на русском языке? – удивилась тетушка. - И на французском, - не осталась в стороне Жюли. - Они все устарели, - сказала я, памятуя о библиотеке отца. Книги в библиотеке нового дома я еще не успела толком изучить, но в ней тоже не видела новых изданий. – Очень старые издания, уже не модные. - Тоша, ежели б ты читала газету, то никогда бы так сказала, - заметила тетушка. Надобно сказать, тетушка была великой любительницей Московских ведомостей, отдавая предпочтение известиям о производствах в чины и объявлениям. Нередко я слышала, как они с Жюли обсуждали перевод неизвестных им поручиков в капитаны, задержку из отпуска какого-нибудь полковника, а также цены на овес, пшеницу или мясо, достоинства продающихся домов и имений, и предлагаемую торговцами всякую всячину. Я газетой никогда не интересовалась. - А что в них пишут о книгах? – спросила я. - Почитай каждый день сообщают о десятках новых книг, наших и переводных, - сказала тетушка. – Столько и за всю жизнь осилить невозможно. Я схватила оставленную мужем газету и принялась искать объявления о книгах. И простонала, увидев множество продающихся в книжных лавках романов, в том числе и переведенных с английского. Мои глаза разбежались, сфокусировавшись наконец на двух книгах с соблазнительными названиями: английским романом в четырех частях под названием «Вертопрашка, или История девицы Бешон Ташле» и английским же в трех томах с упоительным заголовком «Розалия и Бельсон, или приключения одной красавицы, следовавшей слепой игре воображения к стремлению своих страстей»*… Но едва я подумала, что для меня отпала надобность в изучении английского языка, как в столовую явился дворецкий с сообщением, что приехала мадам Кларк. Вздохнув, я поплелась в прихожую. Миссис Кларк оказалась высокой, худой дамой, лет пятидесяти на вид. Одета она была в строгое темно-лиловое платье и накрахмаленный чепец, на ее крючковатом носу блестели очки. Она разговаривала с моим мужем, сжимая в руках большой, чем-то набитый ридикюль. Вокруг сновали слуги, перенося из экипажа в дом сундучки, свертки и шляпные коробки. - Тони, познакомьтесь с миссис Кларк, - подозвал меня муж. Когда я подошла, входные двери опять распахнулись, пропуская на этот раз посыльного с корзиной в руках. Дворецкий принял у него корзину, с озадаченным видом в нее заглянул и поставил рядом с мужем. - Ваша милость, - сказал он. – Вам письмо и вот это… Мы все посмотрели на корзину. Крышка ее задвигалась, в образовавшуюся щель пролез сначала черный влажный нос, за ним показалась озорная щенячья мордочка с большими блестящими глазами и висячими ушками. От избытка переполнявших меня чувств я подпрыгнула и и в порыве благодарности бросилась на шею мужа. - Собака! - завопила я. - Собака! И гулко чмокнула его куда-то в ухо. За моей спиной раздалось возмущенное «А-ах!». Обернувшись, я увидела, что мой щенок успел за это время вылезти из корзины и поднять заднюю лапу прямо над ботинком миссис Кларк. Вокруг нее образовалась небольшая лужица. - What… agility! – сквозь зубы пробормотала она и побледнела. - Какой живчик, - перевел мой муж. Оказывается, он знал английский. - Аджилити, - повторила я, пробуя слово на вкус. Мне понравилось, как оно звучит. - Значит, он будет Аджи! – радостно воскликнула я. Признаться, с кличкой моей будущей собаки дело обстояло так же, как с кличкой лошади – заранее приготовленные имена из старомодных, как оказалось, романов казались мне теперь неподходящими. «Аджи» выглядело и модно, и красиво, тем более щенок и впрямь оказался настоящим живчиком. - А это девочка или мальчик? – поинтересовалась я, зачарованно наблюдая, как щенок, заливисто тявкая, на бешеной скорости сделал вокруг нас пару кругов, а затем ухватился зубами за сапог мужа. - Мальчик, - сказал он, оторвал собаку от своего сапога и сунул мне в руки. - Какой чудесный! – ворковала я, пока щенок облизывал мое лицо, а муж объяснялся с разгневанной миссис Кларк. Как потом выяснилось, он пообещал компенсировать ей причиненные неудобства и ущерб двумя парами новой обуви и повышенным жалованьем. Миссис Кларк увели в отведенную ей комнату, лужу вытерли, муж удалился с полученным письмом, а я занялась своей собакой. Аджи был толстеньким пушистым увальнем трех, даже четырехцветной раскраски: черный с белыми, рыжими и серыми пятнами. В его ясных, светло-карих с зеленоватым отливом глазах светился ум, а также любопытство и веселье. Он был неописуемо очарователен и совершенно растопил мое сердце. Сначала мы с Аджи отправились на кухню, где его накормили супом с фрикадельками и ветчиной, потом, по совету дворецкого, я вынесла его во двор, где щенок смог сделать свои дела, и поиграла там с ним в салочки, пока он не свалился от усталости под кустом, где и заснул. Я отнесла его в дом и уложила спать на диван в своем будуаре. ------- * Названия романов подлинные.

Хелга: apropos пишет: Бордер колли просто как пастушья собака известна примерно с 15 века. У них чудесный характер, они игривы, добры и умны. Вполне подходят нашей героине. Колли, они умницы! Спасибо за продолжение! Картинка написана маслом, в том смысле, что очень добротная и яркая. Представила и миссис Кларк и Аджи, увальня мохнатого! И дитя Тошу. Григорию очередной респект, не муж, а золото! apropos пишет: * Названия романов подлинные. Проникновенные названия! И про газету очень интересно. Газета - это же зеркало эпохи.

apropos: Хелга Я от бордер колли просто с ума схожу, так нравятся. Хелга пишет: Представила и миссис Кларк и Аджи, увальня мохнатого! И дитя Тошу. Да я чет так увлеклась описанием бытовых событий, никак к интриге не перейду. Хелга пишет: Григорию очередной респект, не муж, а золото! Да не говори. Кстати, видимо я его переименую - чет не нравится мне Грег. Может, Греш... Никак не придумаю ничего путного. С фамилией тоже не соображу. Хелга пишет: Газета - это же зеркало эпохи. Безумно увлекательное чтение, кстати. Жаль, когда я писала Водоворот и начинала прочие романы, не было возможности почитать газеты того времени, очень много ляпов теперь вижу в своих текстах.

Klo: apropos Какая сцена! Я давно за этим "наблюдаю", только вот никак высказаться не могла! Совершенно невероятная, живая и уморительная история! Интересно только, долго ли сия идиллия продлится? Хочется, чтобы до финала герои долетели не менее жизнерадостно и в полном согласии

Хелга: apropos пишет: Да я чет так увлеклась описанием бытовых событий, никак к интриге не перейду. Так как интрига без базы. Но интригу терпеливо жду.

apropos: Klo Klo пишет: Интересно только, долго ли сия идиллия продлится? Хочется, чтобы до финала Ну, так не бывает, что все всегда хорошо. Обязательно должно что-то случиться. Иначе читатели заскучают.

apropos: Хелга пишет: как интрига без базы. База большая какая-то получается. Ну вот сейчас всех собрала, наконец. Или еще не всех...

Klo: apropos пишет: Обязательно должно что-то случиться. Иначе читатели заскучают. Конечно! Но жизнерадостность и оптимизм (хотя он у героини почти щенячий! ) пусть им не изменяют ни прикаких обстоятельствах!

apropos: Гы, интрига крутая, предупреждаю. Не знаю, как там у них будет с жизнерадостностью и оптимизмом... Ну, посмотрим. Klo пишет: хотя он у героини почти щенячий Дык дитя же шестнадцати лет, почти из капусты вылезла, в смысле, дремучая. А тут и лошадь, и собака, и муж...

Хелга: apropos пишет: интрига крутая, предупреждаю. Не знаю, как там у них будет с жизнерадостностью и оптимизмом... Как всегда, через тернии к звездам?

Klo: apropos пишет: Гы, интрига крутая, предупреждаю. Так понятно! Странная история с женитьбой - уже серьезный момент, который так или иначе должен разрешиться.

apropos: Klo пишет: Странная история с женитьбой Не, ну это как раз вполне в духе времени, обыкновенная история, в общем. Отцы договорились, детей поженили. Об интриге молчу, чтобы не проговориться.

Klo: apropos пишет: Об интриге молчу, чтобы не проговориться. Ждем, причем, теперь с еще бОльшим нетерпением

Малаша: Щенок быстро осваивается в доме, с англичанкой даже успел познакомился и попробовать на вкус сапоги Грега (или теперь Греша). Посмотрела парочку роликов с бордер колли, выглядят они очаровательно. Самые умные собаки в мире считаются. Аджи Тоше скучать не даст. И всем остальным. Жду интригу с нетерпением, что придумал автор? apropos пишет: Муж, похоже, ими манкирует, а Тоша не в претензии. Тоша по наивности не в претензии. Но муж молодой парень, а жена под боком. Странно с его стороны воздержание.

apropos: Малаша Малаша пишет: Но муж молодой парень, а жена под боком. Странно с его стороны воздержание. Ну, кто знает, что он там себе думает. Может, она ему не нравится? Малаша пишет: выглядят они очаровательно. Не то слово. Продолжение. – Это собака английских пастухов, – сказала миссис Кларк за обедом, опасливо косясь на Аджи. Щенок к тому времени проснулся и сидел сейчас с нами в столовой. Точнее, не сидел, а носился вокруг стола и крутился под ногами лакеев. – Они круглыми сутками пасут овец, – продолжила англичанка, – и не живут в доме джентльменов. – Придется купить овец, – сказал муж. Я была совсем не против. – Овечки очень милые животные. – Но им же нужно… пастбище, – заметила тетушка. – Иначе они съедят весь огород. – И сад, – добавила Жюли. Присутствие англичанки воспринималось ими уже не столь остро перед лицом настоящей опасности в виде неугомонного щенка. Перед обедом Аджи лаем и наскоками собрал вместе всех трех дам в гостиной, а потом погнал их по анфиладе в прихожую. При этом у тетушки пострадал подол платья, у Жюли – чулки, миссис Кларк лишилась части оборки нижней юбки. Только появление моего мужа помогло им попасть в столовую. – Как собака этой породы вообще могла здесь появиться? – недоумевала миссис Кларк. – Отец моего приятеля разводит овец, ему привезли этих собак из Англии с лучшими рекомендациями, – пояснил муж. – Мой приятель весьма лестно о них отзывался, и когда Тони попросила щенка… – Зачем Тоше такая собака? Ей вполне подошел бы какой-нибудь маленький… мопс или… – Или болонская собачка, – подхватила Жюли. – Хотя я вообще не понимаю, зачем в доме нужна собака, – говорила тетушка. – Княгиня хотела большую собаку, – сказал муж. – Да, большую, – подтвердила я. – Терпеть не могу маленьких собачек. Все три дамы переглянулись и удрученно покачали головами. Здесь стоит сказать, что разговор наш происходил на адской смеси из нескольких языков. Тетушка говорила только по-русски, долгое общение с Жюли привело ее к пониманию весьма ограниченного количества французских слов. Еще она немного понимала немецкий. Жюли едва говорила по-немецки, чуть лучше знала русский язык, но ее запас слов в нем был не слишком велик. Миссис Кларк владела французским и немецким, но не хотела говорить на этих языках, особенно на французском. Мужу приходилось тяжко, поскольку ему пришлось переводить все звучавшие реплики на разные языки, коими, надобно заметить, он превосходно владел. – Дабы вы, милые дамы, смогли вечером развеяться, – сказал Греш к концу обеда, – предлагаю вам отправиться в театр. Сегодня в Петровском дают комическую оперу и балет. Кстати говоря, ложа заказана не только на этот вечер, но на год вперед, и при желании вы сможете смотреть представления хоть каждый вечер. Тетушка и Жюли радостно всплеснули руками и принялись на все лады благодарить моего мужа. Они попали в театр впервые только после моего замужества, пришли в неописуемый восторг и мечтали вновь его посетить. Миссис Кларк, вскользь заметив, что театр не самое разумное развлечение для истинных леди, тем не менее, с одобрением поддержала идею посещения спектаклей. Умилостивив таким образом женщин, муж напомнил мне, что вечером мы с ним едем на прием к графу N. Поручив дворецкому заботы о щенке, я отправилась на прием с предвкушением о встрече Софи. Мне хотелось разузнать у нее о лучших книжных лавках, а также поделиться новостями о полученных мною лошади и собаке. К сожалению, Софи не оказалось, но я разговорилась с одной из представленных мне ранее девиц – Нетти Самойловой, миловидной блондинкой, моей ровесницей. Она тоже оказалась большой поклонницей романов, и поведала, что нынче читает увлекательнейшее сочинение господина Флориана* «Галатея». – О пастушке, – сказала мне она. – И пастухе. Столько слез я пролила, верно, никак не могу забыть о своей прошлой жизни… – О прошлой жизни?! – я была заинтригована. – Знаете ли… Нетти опасливо огляделась, нет ли кого поблизости, и прошептала: – Меня украли во младенчестве… цыгане… Я была потрясена. – Да, представьте, цыгане… И выросла я вольная, словно пастушка, среди лугов и лесов… – Ах, – зачарованно пробормотала я. – Но как же вас нашли? – Случаем, признаться. Дело в том, когда меня хотели выдать замуж за их предводителя, он страстно в меня влюбился, знаете ли… Но я вовсе не хотела становиться его женой… Женой цыгана, представьте… И сбежала с Алексисом. – А кто такой Алексис? – Гусар, – поведала мне Нетти. – Гусар, офицер, словом, благороднейший человек. Он узнал о готовящейся мне участи и возжелал спасти, пусть даже ценой собственной жизни. Он привез меня в церковь, но едва священник приступил к обряду обручения, как… Представьте, явился мой дядя и не дал мне выйти замуж за благороднейшего из благородных. Увез меня в Москву, и вот я здесь… Она вздохнула. Ее история выглядела весьма романтично и произвела на меня огромное впечатление, хотя в глубине души я сомневалась в ее подлинности. – А вы, отчего вы вышли замуж за князя Ясина? На фоне ее рассказа мой брак выглядел чуть не кощунством и насмешкой над чувствительными сердцами. Я решила немного приукрасить свою историю. – Он безумно в меня влюбился, – сказала я. – Не могла же я не вознаградить его за те чувства, что он ко мне питает? – Как я вас понимаю! – воскликнула Нетти. – Пожертвовать собой ради счастия другого… Ведь вы пожертвовали?.. – Несомненно, - заверила я ее. – Подобные поступки возвышают душу, не так ли? – Но ваше сердце… Неужто принадлежит другому? – с жадным любопытством вопросила Нетти. – Мое сердце… Ах, не спрашивайте! – попыталась я увильнуть от ответа, предполагая, что тайна послужит мне лучше, нежели определенность. И тут я увидела статного офицера в синем, украшенном шнурами и кистями мундире. Волосы его были заплетены в косички, необыкновенно красивое лицо украшали пышные усы, которые меня просто заворожили. – Кто это? – шепотом спросила я. Нетти обернулась. – Господин Алексис Никитин, подпоручик лейб-гвардии гусарского полка, – простонала она и в волнении сжала руки на груди. Я не могла оторвать от него глаз, он казался мечтою, сошедшей со страниц романа. Сердце мое екнуло и куда-то упало. Возможно, к его ногам. ------ * Жан-Пьер Клари́ де Флориа́н (1755—1794) — французский писатель.

Хелга: apropos Ох, не к добру эта Нэтти с этим Алексисом! Разговор на пяти языках чудесная штука! Григорий чертовски хорош, сижу завидую Тоше. Спасибо, за удовольствие чтения!

Малаша: apropos пишет: Может, она ему не нравится? Она себя ведет как ребенок и выглядит ребенком. Тогда по идее, его можно понять. Если она не вызывает в нем желания, как женщина... Нам придется ждать, когда она подрастет и заинтересует мужа? Хелга пишет: Григорий чертовски хорош, сижу завидую Тоше. Мне он тоже очень нравится, но если он ее не полюбит, а она уже на какого-то гусара глаз положила. Страшно подумать, что автор еще придумает. Почему у гусара косички? Пижонит? Еще Нетти со странными фантазиями сбивает Тошу с толка. Тоша начинает выдумывать страсти про мужа и про свое то ли разбитое, то ли еще какое сердце. Щенок прелестный, уже пасет тетушку с компанией. Англичанка колоритно вписывается в этот милый семейный круг. Грегу приходится труднее всех. Не удивлюсь, если сбежит от них. Автору спасибо!

apropos: Хелга, Малаша Хелга пишет: Григорий чертовски хорош, сижу завидую Тоше. Да, ниче так вырисовывается. Малаша пишет: Нам придется ждать, когда она подрастет и заинтересует мужа? Ну, за время пути и Тоше придется расти (перефразируя). Малаша пишет: Почему у гусара косички? Пижонит? Наследие Екатерины и Павла. Солдаты еще носили букли и парики-косички, офицерам понемногу стали давать вольности в прическе (хотя там все оч. сложно как-то). А гусарам - единственному роду войск разрешалось носить усы и не носить парик. Волосы они заплетали в косички, соединяя их на шее в одну заднюю косу. И на висках еще косички болтались. Словом, то еще зрелище. Малаша пишет: Тоша начинает выдумывать страсти Ну надо же как-то возвысить себя в глазах подруг.

Скрипач не нужен: apropos, и мои восторги! Замечательно-уморительная Тоша! Все персонажи хороши до невозможности. Удовольствие читать. О гусарах и косичках. Такова в принципе мода того времени. Есть довольно известный фильм Ридли Скотта "Дуэлянты" с отличными актерами - Харви Кейтелем и Китом Кэрредином. Дуэлянты на кинопоиске Вот там (и в разделе "Кадры" на странице фильма, и, при желании, в самом фильме) можно рассмотреть, как вся эта косичковая красота заплеталась Примерно так:

apropos: Скрипач не нужен Скрипач не нужен пишет: О гусарах и косичках. О, а я такую красоту пропустила! Действительно, очень славные косички и чертовски привлекательные, надо признать. На картинках оне как-то не впечатляют, а вот наяву... Чет у нас такого в фильмах я не видела - и Давыдов без косичек, и Ростов, и прочие гусары. Может, у нас это просто как-то отошло впоследствии, а вот в 18 и начале 19-го вв. точно так ходили, как выяснилось. Спасибо преогромное за информацию.

Скрипач не нужен: apropos Чет у нас такого в фильмах я не видела - и Давыдов без косичек, и Ростов, и прочие гусары. Может, у нас это просто как-то отошло впоследствии, а вот в 18 и начале 19-го вв. точно так ходили, как выяснилось. Да, ни одного мало-мальски известного портрета с косами. Видимо, у нас так ходили самые офранцузившиеся пижоны Слишком уж косы плотно ассоциируются с "селянками". "Рано мою косыньку на две расплетать" и всё прочее в этом духе. Мне так кажется.

ДюймОлечка: apropos Какая прелесть! Как это я упустила (вышла на работу из декрета и никак до любимого форума не могла дойти). Герои живые, с юмором, с характером и история интересная, здорово одним словом

apropos: Скрипач не нужен пишет: Видимо, у нас так ходили самые офранцузившиеся пижоны Слишком уж косы плотно ассоциируются с "селянками" Кто их поймет. Но ассоциации возможны, да. Вообще я нарыла тут по поводу этих косичек. Словом, до 08 года вроде бы все так ходили, потом по приказу - солдатам было велено косы посрезать и стричься под горшок, а офицерам на усмотрение. Т.е. могли и с косами, и без оных. Похоже, на радостях оне все посрезали. Почему у Толстого нет этого во время Аустерлица - непонятно. Надо будет еще внимательно посмотреть там, может есть упоминание, а мы не обратили внимание. Но мне оч. с косами нравится, честно говоря. ДюймОлечка ДюймОлечка пишет: Герои живые, с юмором, с характером и история интересная Спасибо, рада, если получается. П.С. Промашка вышла с цветом мундира (ну там цвет и покрой постоянно менялся, трудно уследить. Словом, доломан у нас синий, а не красный, поменяю в тексте.

Юлия: apropos apropos пишет: И выросла я вольная, словно пастушка, среди лугов и лесов… Какая прелесть! apropos пишет: Ее история выглядела весьма романтично и произвела на меня огромное впечатление, хотя в глубине души я сомневалась в ее подлинности. Здравый смысл не изменил Тоше. Браво! Он ей еще понадобится. Совершенные усы с косичками, замаячившие на горизонте - весьма опасные тенеты для младых романтичных дев

apropos: Юлия Юлия пишет: Совершенные усы с косичками, замаячившие на горизонте - весьма опасные тенеты для младых романтичных дев Не то слово, как опасны. Там же еще мундир со шнуровкой... Просто отпад. Ну, посмотрим на Тошин здравый смысл. Сердечко уже екнуло.

Nika_polaris: Добрый день! С большим удовольствием прочла Ваш "Водоворот", начала читать "Шанс", но к сожалению, он не закончен. (Присоединяюсь к ожидающим продолжения. Очень интересно узнать, что же побудило Лахтина жениться на Бов). Начала читать Бумеранг (как всегда - прекрасно!) и тут увидела тему: Шанс-16 и по отзывам поняла, что он закончен. В общем, буквально проглотила 5-ть тем с Шансом и на самом интересном месте все оборвалось(((( Я не знаю, где искать Шанс-6,7,8,9,10,11,12,13,14,15, но так хочу узнать, что же было с героями дальше! Пожалуйста, если темы в архиве, подскажите, как их найти. Или пришлите на почту: m.chernyh@land.ru, или хотя бы перескажите, если автор по какой-то причине запретила пересылать архив.

apropos: Nika_polaris Nika_polaris пишет: тут увидела тему: Шанс-16 и по отзывам поняла, что он закончен Это не Шанс, а совсем другой роман - Вызов, как раз 16-й. С Шансом пока никаких шансов продвижек, к сожалению.

Nika_polaris: Ой)) Я думала про Вызов, про Шанс комментарии уже находила. Я остановилась на расставании Кена и Элизабет. Я понимаю, что скорее всего загадочный Кен - её жених и пройдя через множество испытаний они поженятся. Но, так хочется узнать их историю! Темы Вызов 7-15 ведь есть?

apropos: Nika_polaris пишет: скорее всего загадочный Кен - её жених и пройдя через множество испытаний они поженятся. Именно так. Ну, в последней, кажется, теме, я объясняла, почему часть романа убрана. Сожалею, но поймите и автора.

Nika_polaris: Добрый день! Размещать, или не размещать роман - это бесспорно право автора) Я просто в ранней юности регистрировалась на форуме Гарри Поттера и мне запомнилось, что там если кто-то убирал тему, то желающие с ней ознакомиться просто просили прислать им материал на почту, естественно давая честное слово не публиковать полученное. С тех пор прошло больше 10 лет и форум другой, но не могла же я не спросить?)) Екатерина, я правильно поняла, что такой вариант здесь не практикуется? Если так, то очень жаль((( Я пока разыскивала Вызов на форуме прочла, что Вы работает над Виленскими играми (не уверена, что правильно написала название). Эта работа будет опубликована?

apropos: Nika_polaris пишет: такой вариант здесь не практикуется? Увы. Nika_polaris пишет: прочла, что Вы работает над Виленскими играми (не уверена, что правильно написала название). Эта работа будет опубликована? Да, Виленские игры. Роман выкладывается фрагментами - по мере написания - в соседнем разделе. click here

apropos: Немного продолжения. Когда я пришла в себя и смогла здраво оценить ситуацию – насколько это было возможно в моем состоянии, то заметила, что взгляды почти всех барышень были устремлены на бравого гусара. Их позы, выражение лиц и блеск глаз не оставляли сомнения в том, что он является предметом их тайных и явных воздыханий, а также фантазий – памятуя о некоем Алексисе, спасшем Нетти от брака с недостойным цыганом. Если девицам оставалось только надеяться на то, что на них обратят внимание, положение замужней дамы давало мне явное преимущество в виде свободы действий. Недолго думая, я этим воспользовалась, благо мой кумир в данный момент как раз разговаривал с моим мужем. Я подошла к ним и как бы невзначай оперлась на руку Греша. – Простите, – сказала я, улыбнувшись гусару, – надеюсь, не помешала… – Как можно-с, – с поклоном ответил Алексис. – Никитин Алексей Петрович, подпоручик, – представил его муж. – Княгиня Ясина, Антонина Михайловна, моя жена… – Для друзей – Тони, – я протянула руку гусару. – Ведь мы станем друзьями? – Почту за великую честь, ваше сиятельство, – он поцеловал мою руку. – Буду счастлив, ежели и ко мне вы станете обращаться по имени – Алексис. Знакомство состоялось, и я приступила к светской беседе. – Верно, вы служите вместе с Грешем? Его боевой товарищ? – Никак нет, мадам, – гусар явно был обескуражен моими словами. – Я служу в кавалерии, Греш – в пехоте. – Тони плохо разбирается в родах оружия*, – пришел на помощь мой муж. – Но ведь вы служите в одной армии, – попыталась вывернуться я. – Следовательно, на поле боя так или иначе становитесь боевыми товарищами. Им пришлось признать мою правоту. Но, дабы не сморозить еще какую-нибудь глупость в области военного дела, я решила перейти к географии: тема последнего урока по сему предмету еще была свежа в моей памяти. – Бывали ли вы когда-нибудь в Вест-Индии? - с обворожительной, как мне казалось, улыбкой поинтересовалась я. – Никак нет, ваше сиятельство, – Алексис покосился на моего мужа. – Где Вест-Индия, а где мы, – философски заметил тот. Но меня не так легко было сбить с намеченной темы. – Знаете ли вы, что там, да вообще в Америке совсем не было лошадей? – продолжила я, резонно предположив, что лошади – тема, которая не может не увлекать мужчин. – Ума не приложу, как местные жители без них обходились. – Что вы говорите? – удивился гусар. Глаза у него было лазоревого цвета. – Можете себе представить. Пришлось туда завозить лошадей из Европы. А у вас есть лошадь? – Как же гусару да без лошади? – рассмеялся он. – Как ее зовут? Какого цвета? – поинтересовалась я, украдкой разглядывая его косички. Они очень к нему шли. – Вороной по кличке Улов. – Улов – чудесное имя, – сказала я. – А вороной – это что? – Черной масти, – пояснил муж. – А, – сказала я. – Лошадку Греша зовут Трюфель, он коричневый. – Гнедой, – поправил меня муж. – А у меня Кларисса, такая золотистая… Муж подарил на днях. – Золотистая? – Рыжая, – сказал муж. – Донской породы. – Славная, верно, лошадь, – одобрил гусар. – И еще у меня есть собака, – сообщила я. – Аджи. Вы любите собак? – Если только охотничьих, – в замешательстве пробормотал Алексис. – Аджи – пастушья собака. Пасет овец, знаете ли… – Вон ваша приятельница, мадмуазель Корнеева, – муж показал мне на входящую в залу Софи в сопровождении своей матери. Я поняла намек и с некоторым сожалением покинула компанию гусара, впрочем, предварительно пригласив его к нам на обед – в любой день и без всяких стеснений. Софи, казалось, обрадовалась нашей встрече и тут же утянула меня к свободному дивану. – О чем вы говорили с Алексисом? – вопросила она, едва мы сели. – О лошадях и Вест-Индии, – сказала я. – О Вест-Индии? – Софи явно была удивлена. – Разве господин Никитин служил в Индии? Было приятно узнать, что Софи хуже меня знает географию, но я постаралась этого никак ей не показать. Тем более, во многих других вещах она все равно разбиралась куда лучше меня. – Нет, он там не служил и вообще не был, – поспешила я ее заверить. – Просто зашел разговор. – Ох уж эти разговоры, - посочувствовала мне она. – Вечно заходят куда-то не туда. – И не говорите, – поддакнула я. – То в Вест-Индию, то на луга с пастушками… – Верно, вы беседовали с Нетти, – догадалась Софи. – Она вечно говорит о пастушках и цыганах. – И гусарах, – как бы между прочим добавила я. – Она влюблена в Алексиса, – сказала Софи. – Он нынче в моде среди барышень. Все от него потеряли голову, кроме меня, разумеется, – сказала она, хотя я заметила, как она то и дело на него поглядывает. ----------------- * ранее – род войск

Klo: apropos Светская беседа - просто блеск! Ну, полное отсутствие каких-либо комплексов и сомнений у княгини!

ДюймОлечка: apropos Какая прелесть! Она имеет все шансы прослыть оригинальной особой

Unintended: Ох, давно не была, а тут уже столько событий. Вот как так, рядом такой мужик: спокойный, терпеливый, умный, и собачку, и лошадку, и все остальные хочухи по первому требованию, а она слюни пускает на какого-то щёголя пустоголового, который двух слов связать не может!!! Косииички у него, видишь ли! Вот ведь девки - дуры! Извините, че-то разволновалась. apropos , спасибо! Очень интересно и волнительно! Понятно, что по-молодости мы все прельщаемся косичками и аксельбантами, но как же страшно, что полетит этот несмышлёныш на яркое и обожжется ведь... так и хочется надавать по голове глупой... Грег - великолепен, "дайте два"!

Юлия: apropos apropos пишет: Если девицам оставалось только надеяться на то, что на них обратят внимание, положение замужней дамы давало мне явное преимущество в виде свободы действий. Недолго думая, я этим воспользовалась, благо мой кумир в данный момент как раз разговаривал с моим мужем. Я подошла к ним и как бы невзначай оперлась на руку Греша. Тоша обрела решительность паровоза И его же деликатность... Засиделась она при папеньке - могучая натура раздолья требует. Жаль королевство маловато, разгуляться негде Unintended пишет: Вот как так, рядом такой мужик: спокойный, терпеливый, умный, и собачку, и лошадку, и все остальные хочухи по первому требованию, а она слюни пускает на какого-то щёголя пустоголового, который двух слов связать не может Косички - это несерьезно. Просто глаз зацепился - на чем-то же должен он зацепиться... Полагаю, что Тоша, с ее паровозной мощью, Алексиса проскочит без особых последствий. А вот касаемо спокойного мужика... Так ведь слишком-то он спокойный. Надо бы его взбодрить. А то ж он тоже не в состояньи оценить сокровище, упавшее с неба...

Хелга: apropos Княгиня уверенно набирает темпы и застенчивостью вовсе не страдает. Юлия пишет: Так ведь слишком-то он спокойный. Надо бы его взбодрить. А то ж он тоже не в состояньи оценить сокровище, упавшее с неба... А ведь взбодрит, с таким то напором. Как-то даже страшновато становится за парня.

Unintended: Юлия пишет: Надо бы его взбодрить. А то ж он тоже не в состояньи оценить сокровище, упавшее с неба... Хе-хе, сокровище! Пока что это редкостная дурында, а не сокровище. Я так думаю, что Алексис-ступенька к статусу светской дамы. Накапливает опыт.

apropos: Дамы, спасибо! Klo пишет: полное отсутствие каких-либо комплексов и сомнений у княгини! Да, получается совсем без царя в голове. ДюймОлечка пишет: Она имеет все шансы прослыть оригинальной особой Особенно, если продолжит рассказывать о себе всякие небылицы. Unintended пишет: по-молодости мы все прельщаемся косичками и аксельбантами В том и дело - ей же всего 16 лет, в обществе не бывала, опыта никакого. Летит бабочкой на огонь. Юлия пишет: Жаль королевство маловато, разгуляться негде Ну вот, начинает разгуливаться, видимо. Хелга пишет: Как-то даже страшновато становится за парня. За какого парня? За мужа али гусара? Тоша легко снесет и того, и другого, как мне кажется. И не заметит. Unintended пишет: редкостная дурында, а не сокровище. Вот-вот, причем во всех отношениях.

Хелга: apropos пишет: За мужа али гусара? Гусар пока еще никакой, чего за него страшиться? Я за Гришеньку переживаю.

apropos: Хелга пишет: Гусар пока еще никакой Дык красавЕц же, с усами и косичками. И лазоревыми глазами.

Хелга: apropos пишет: Дык красавЕц же, с усами и косичками. И лазоревыми глазами. Все это сомнительно. У Гришеньки хоть нет косичек и лазоревых глаз, зато есть ум и острый при чем. А что еще нужно мужчине?

apropos: Хелга пишет: А что еще нужно мужчине? Ну, это с нашей точки зрения, а у Тоши никакого опыта и понимания. Она все воспринимает, как должное. Вроде как вот такие только мужья и бывают, которые и поймут, и подарки сделают, и вытерпят все. И никуда не денутся.

Малаша: Может, муж приревнует, а там и чувства появятся. Тоша быстро так взяла быка за рога, гусар в явной растерянности. Греш как всегда на высоте. Зато комплексов нет, что не так плохо. Не сидит угрюмо в сторонке, светские разговоры ведет о лошадях и Вест-Индии.

apropos: Малаша Малаша пишет: муж приревнует, а там и чувства появятся Если заметит и что-то там прочувствует. Мне кажется, он ее вообще серьезно не воспринимает. Малаша пишет: Зато комплексов нет, Именно, лучше без комплексов, чем с ними.

Юлия: apropos пишет: лучше без комплексов, чем с ними Кому лучше? Люди без комплексов - это совсем не так безобидно... Тоша не из них. Она на сегодняшний момент подстать ее собственному щенку – безгранично радуется жизни. Но девушка же способна рефлексировать - отрефлексирует, сообразит и мало-помалу обретет необходимую меру - такт и деликатность (и не паровоза )

apropos: Юлия Юлия пишет: Люди без комплексов - это совсем не так безобидно... Для окружающих, в основном. Юлия пишет: подстать ее собственному щенку – безгранично радуется жизни Что есть, то есть. Столько всего интересного и приятного в ее жизни появилось. Юлия пишет: отрефлексирует, сообразит и мало-помалу обретет необходимую меру - такт и деликатность (и не паровоза Нам (как и ее окружению) только и остается, что на это надеяться.

Unintended: Эх, а молодежь уже детёнками обзавелась, наверное....

apropos: Unintended пишет: Эх, а молодежь уже детёнками обзавелась, наверное.... Да рановато, по идее, по срокам. Намек понят и принят. Чет закопалась в Вильне, Бумеранга у меня кусок приличный написан, но что-то меня в нем смутило - отложила отлежаться до свежего взгляда. Может, уже и пора возвращаться к нему.

Unintended: apropos пишет: Чет закопалась в Вильне, Бумеранга у меня кусок приличный написан, но что-то меня в нем смутило - отложила отлежаться до свежего взгляда. Может, уже и пора возвращаться к нему. Спасибо! Будем ждать!

bobby: apropos пишет: Может, уже и пора возвращаться к нему. Пора, пора... Очень ждем!

apropos: Девочки, спасибо!

Morning: Спасибо Тоша прелесть!! Наивна, но не так уж и проста. Больше всего повеселил, правда, момент, где в наиве оказался Грег: А почему ваш дедушка кричал? - Откуда вы знаете? - Тётушка слышала.

apropos: Morning, спасибо! Попытка наваять что-то незатейливое.

Ycalos: Спасибо за тему.

Таттиана: Я читала Бумеранг, мне он очень нравится, и я жду продолжения. apropos, спасибо за этот роман.

apropos: Таттиана Я этот роман что-то забросила - основное время отнимает Вильна. Думала, что смогу совместить, пока не получается.



полная версия страницы