Форум » Екатерина Юрьева (apropos) » Бумеранг » Ответить

Бумеранг

apropos: ЛР Название пока такое, там посмотрим.

Ответов - 129, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Юлия: apropos Бумеранг! Да кто ж его запустил?... С превеликим удовольствием уселась я на лавку - начало чудно завлекательное, - но затаила дыхание, и пальцы свело судорожным крестом... Эх, (шепотом) автор коварен, оставит без окончания и глазом не моргнет ... ) Чудный дуэт вышел из наших молодоженов. Что ни говори, а чувство юмора - незаменимое и - рискну сказать - ключевое свойство для героя. Наш не подкачал. apropos пишет: Да Тоша тоже не лыком шита, романов-то начиталась, пусть и не новомодных. Тоша прекрасна. Никаким романам не сломить ее здравой практичности и благоразумия. В сложившейся ситуации Тоша проявляет просто невиданные спокойствие, стойкость и готовность к любым вызовам. apropos пишет: Платье - там что-то с цветом и фасоном, похоже, не то. Ну, откуда деве знать. Деве-то не откуда, но рассказчица, которая на nn лет старше героини, уж точно в курсе и знает много больше... Если бы чуть усилить ее присутствие - добавило бы чуть перца и ясности в деталях. Но это так - на полях... apropos пишет: Следующим утром для меня привели лошадь.

apropos: Юлия Юлия пишет: автор коварен, оставит без окончания и глазом не моргнет Не, я всегда моргаю, в смысле переживаю. Просто захотелось чего-то легкого и не слишком "эпохального", в смысле большого исторического романа, а относительно коротенького повествования, хотя мысль уже начинает разъезжаться по древу. Юлия пишет: чувство юмора - незаменимое и - рискну сказать - ключевое свойство для героя Ну да, без ЧЮ совсем бы плохо. Юлия пишет: не сломить ее здравой практичности и благоразумия Гы, а мне она кажется такой юной идиоткой. Юлия пишет: рассказчица, которая на nn лет старше героини, уж точно в курсе и знает много больше... Мне она кажется тоже дремучей, даже дремучее Тоши, т.к. даже романов не читает, только чаи гоняет с гувернанткой целыми днями. И потому никак не может разбираться что в моде, что во всем другом.

Малаша: Думала продолжение.


Юлия: apropos apropos пишет: Не, я всегда моргаю Это я ворчу по-стариковски - уж такие славные были задумки, - и с надеждой, что руки дойдут и до них у чудного автора apropos пишет: юной идиоткой Ну она по-хорошему "юная и", без истеричной упертости. Ну и что за беда, что астрономии не знает? Она открыта всему новому, без комплексов и дикости. Хорошая девочка. apropos пишет: Мне она кажется тоже дремучей, даже дремучее Тоши, т.к. даже романов не читает, только чаи гоняет с гувернанткой целыми днями Я имела в виду не тетушку, которая конечно дремуча не на шутку (подставила она бедную Тошу с супружескими обязанностями ). А про саму Тошу, но уже взрослую - ведь рассказ ведется от лица взрослой Тоши. А она-то теперь может оценить ситуацию...

apropos: Малаша пишет: продолжение Пока еще не. Юлия пишет: такие славные были задумки, Да мне тоже оне нравились, но что-то все отвлекает. Юлия пишет: Хорошая девочка Ну, ну... Посмотрим, какая она хорошая. Юлия пишет: про саму Тошу, но уже взрослую А... Чет сразу не сообразила, теперь поняла. Спасибо, подумаю, как это можно обыграть.

Юлия: apropos пишет: Ну, ну... Посмотрим, какая она хорошая Пугает нас автор. Неужто Тоша (ход конем лошадью) пустится во все тяжкие? Тогда надежда на нашего разумного мужа... Впрочем, примем Тошу и с конем и без оного, главное, чтоб куски почаще да побольше рот радовали

Соечка: Примите в свой тесный кружок . Очень нравится, такой легкий слог, с юмором.

apropos: Юлия пишет: пустится во все тяжкие? Ну, по наивности и дурости что угодно может случиться. Соечка пишет: Примите в свой тесный кружок . Принимаем, всем места хватит. Соечка пишет: легкий слог, с юмором Надеюсь, у меня еще что-то получается. Девочки! Чуток продолжения. После завтрака муж отправил меня переодеться в костюм для верховой езды, а потом повел на конюшню. Там во дворе стояли две оседланные лошади, конюхи держали их под уздцы. Одну я знала – это был коричневый конь мужа по кличке Трюфель. Вторая – изящная лошадка, светло-рыжего цвета с золотистым оттенком. У нее были чудесные большие глаза, белые чулочки на передних ногах и тонкая белая полоска вдоль морды. Она показалась мне красавицей. У меня перехватило дыхание. – Это… она?! – Да, – сказал муж. – Ваша кобыла. Кличку можете придумать сами, наверняка она у вас уже заранее приготовлена. Раньше я хотела назвать лошадку «Заида» – по имени главной героини романа госпожи Лафайет, но теперь подумала, что такая кличка будет звучать старомодно. – Пожалуй, пожалуй, назову ее… Я вспомнила имя в названии романа, о котором упомянула Софи. – Клариссой. – Отлично, – сказал муж. Я подбежала к моей лошадке, в порыве чувств обняла ее за шею, а потом чмокнула в атласный розовый нос. Кларисса в ответ игриво ткнулась мордой мне в плечо. – Теперь садитесь. Муж подвел меня к боку лошади и протянул ладонь. Я вложила в нее свою руку, не понимая, что он хочет. – Антонина Михайловна, – с подозрением сказал он. – А вы раньше ездили верхом? – Нет, – призналась я. – И пожалуйста, называйте меня Тони. – Тони? – Да, Софи сказала, что нынче так модно. Можно мне называть вас Грег? – Называйте, как хотите, – буркнул муж. – Возьмитесь за луку, поставьте ногу мне на ладонь, оттолкнитесь и садитесь в седло. Я попыталась сделать так, как он мне велел, но у меня ничего не получилось. Я чуть не села мимо седла и упала бы, не успей он меня подхватить. Вторая попытка получилась не лучше. На третьей муж просто ухватил меня за талию и усадил поперек седла. – Забросьте ногу за луку, – скомандовал он. От волнения, видимо, я перепутала ноги, в них запуталась и опять чуть не свалилась. – Не левую, а правую. Терпение мужа, казалось, было на исходе. Он подошел и сам перекинул нужную ногу через луку, а другую просунул в стремя. Так сидеть оказалось гораздо удобнее. Я чуть поерзала на седле, поправляя юбку. В этот момент моя лошадка, которая весьма спокойно простояла все это время, вдруг переступила ногами. Я взвизгнула и обеими руками вцепилась в луку седла. – Что опять случилось? – поинтересовался муж, видимо, не заметив манипуляций Клариссы. – Она большая, – простонала я. Мне показалось, что земля находится где-то очень далеко от меня. – Лошадь очень большая, – уточнила я. – И она шевелится. Конюх не сдержался и гулко хихикнул. Муж, похоже, начал сердиться. – Не слишком-то она и крупная, – заметил он. – И, ради бога, отпустите луку. Возьмите повод. Нет уж! Скрючившись, я мертвой хваткой держалась за рожок седла и не намерена была его отпускать. Муж оставил бесплодные попытки всучить мне повод и отошел на несколько саженей, а конюх повел Клариссу по кругу. От страха я покрылась липким потом, не видя и не слыша ничего вокруг себя. Центром моего мироздания стала холка лошади и мои руки, судорожно сжимающие луку седла. Идея иметь лошадь и ездить на ней представлялась мне теперь уже не столь привлекательной. Но через какое-то время, показавшееся мне бесконечностью, мало-помалу я начала ориентироваться в пространстве и замечать происходящее. Лошадь все так же мерно вышагивала по кругу, в центре которого стоял мой муж и не спускал с меня скептического взгляда. Я заметила и других конюхов – они столпились у изгороди загона и весело наблюдали за уроком верховой езды. На лавке у стены конюшни сидели тетушка и Жюли, принимая участие в развлечении. Жюли оживленно выкрикивала что-то вроде «хоп, хоп!», а тетушка с озабоченным видом выспрашивала моего мужа, не опасно ли для меня сие занятие. – Тошенька с детства крутилась возле лошадей, и я всегда за нее боялась. Животные так непредсказуемы… – Мадам, – терпеливо отвечал муж, – для ее сиятельства я со всей тщательностью подбирал послушную и ласковую кобылу, не пугливую, без дурных привычек, приученную к дамскому седлу и обладающую мягким ходом. Тони надобно теперь научиться на ней ездить. – Тони? – переспросила тетушка. – Ее сиятельство желают, чтобы к ней так обращались, – пояснил он. – Ну не знаю… – с растерянностью сказала тетушка. – Разумеется, ежели она не захочет учиться верховой езде… – Захочу, захочу! – крикнула я, все не отпуская луку, но чувствуя себя в седле значительно легче. – Мне очень нравится! Действительно, едва прошла первая паника, верховая езда показалась мне весьма увлекательным действом. – А можно поехать быстрее? – спросила я. – Только когда вы освоите езду шагом, – отвечал муж. – Перестанете держаться за луку и научитесь держать повод. И выпрямите, наконец, спину. Я попыталась выпрямить спину, не отпуская луки, но безуспешно. – Ладно, - сказала я. – Шагом, так шагом. - Еще десять кругов и достаточно, - сказал конюху муж, подошел к Трюфелю, вскочил в седло и направился к воротам. – Куда это он? – ревниво спросила я у конюха. – Поразмяться, чай, – ответил тот. – Не пужайтесь, ваша милость, я за вами пригляжу. Я не пугалась, просто с завистью смотрела, как ловко мой муж держится в седле. И мысленно себе поклялась, что научусь ездить не хуже него. Вскоре конюх попытался прекратить урок, но я не поддалась на его уговоры. И только вернувшийся с прогулки муж смог стащить меня с лошади и чуть не на руках отволочь в дом, потому что мои ноги и руки насколько одеревенели, что я едва могла идти. Зато я почти научилась выпрямлять спину в седле. А через несколько дней в доме одновременно появились англичанка миссис Пруденс Кларк и очаровательный толстый щенок английской пастушьей породы*. -------- * Имеется в виду порода бордер колли, тогда еще официально не зарегистрированная.

Хелга: apropos Новоиспеченный Грег обладает неимоверной силой характера и ангельским терпением, настоящий муж! Чудесно! Соечка пишет: Примите в свой тесный кружок Добро пожаловать!

Соечка: Остается только пожелать Грегу терпения и стойкости с таким "подарком" , как Тони.

Малаша: Ему теперь придется учить Тошу верховой езде. Или нанять учителя. Скоро дом будет ломиться от учителей. Хорошо, если от всего этого будет польза. Но Тоша упорная девочка. Теперь еще собака .Почему именно бордер колли? Соечка пишет: терпения и стойкости с таким "подарком" , как Тони. Он как-то не возражает. Другой в армию бы сразу уехал, а он с ней, терпеливый и внимательный. Влюбился? Не очень понятно, что у них с супружескими обязанностями. Автор что-то молчит. Тоша тоже.

apropos: Всем спасибо! Хелга пишет: настоящий муж! Ну да, мог сбежать, но остался почему-то. Соечка пишет: пожелать Грегу терпения и стойкости Похоже, ему этих качеств не занимать. Малаша пишет: Почему именно бордер колли? Я от них фанатею. Если серьезно, то найти породу собак, как, кстати, и лошадей - довольно непросто. Большинство на сегодняшний день известных пород выведены гораздо позже времени, описываемого в романе. Поэтому приходится искать собак (и лошадей), чьи породы (или характерные особенности определенного типа собак) упоминаются хотя бы в 18 веке. Бордер колли просто как пастушья собака известна примерно с 15 века. У них чудесный характер, они игривы, добры и умны. Вполне подходят нашей героине. Малаша пишет: что у них с супружескими обязанностями. Автор что-то молчит. Тоша тоже. Да рассказывать как-то нечего. Муж, похоже, ими манкирует, а Тоша не в претензии.

apropos: Чуть продолжения. С утра муж предупредил домашних, что днем приедет миссис Кларк. - Она будет жить у нас, - сказал он за завтраком, изучая свежий выпуск Московских ведомостей. Жюли и тетушка не слишком обрадовались такому известию. - Эти англичане очень высокомерны, - заявила тетушка, в жизни не встречавшая англичан. - Мнят себя центром земли, - поддакнула Жюли. – Скучные, чопорные, напыщенные индюки. - Что делать, – мужа явно позабавил состоявшийся обмен мнениями, – Тони желает выучить английский язык. - Тоша, зачем тебе учить этот варварский язык? – тетушка с неодобрением уставилась на меня. - Варварский! – Жюли определенно понравилось сие определение. – Вот уж поистине варварский. Все англичане – варвары! - В обществе он весьма популярен, - со вздохом сказала я, несколько озадаченная характеристикой англичан. – Надобно его знать, а то можно попасть в неловкую ситуацию. На это им нечего было возразить. - К тому же, - продолжила я, когда муж закончил завтрак и вышел из столовой, - на этом языке издается много интересных книг, расширяющих кругозор. - Тошенька, зачем их читать на английском, ежели множество таких книг издается на русском языке? – удивилась тетушка. - И на французском, - не осталась в стороне Жюли. - Они все устарели, - сказала я, памятуя о библиотеке отца. Книги в библиотеке нового дома я еще не успела толком изучить, но в ней тоже не видела новых изданий. – Очень старые издания, уже не модные. - Тоша, ежели б ты читала газету, то никогда бы так сказала, - заметила тетушка. Надобно сказать, тетушка была великой любительницей Московских ведомостей, отдавая предпочтение известиям о производствах в чины и объявлениям. Нередко я слышала, как они с Жюли обсуждали перевод неизвестных им поручиков в капитаны, задержку из отпуска какого-нибудь полковника, а также цены на овес, пшеницу или мясо, достоинства продающихся домов и имений, и предлагаемую торговцами всякую всячину. Я газетой никогда не интересовалась. - А что в них пишут о книгах? – спросила я. - Почитай каждый день сообщают о десятках новых книг, наших и переводных, - сказала тетушка. – Столько и за всю жизнь осилить невозможно. Я схватила оставленную мужем газету и принялась искать объявления о книгах. И простонала, увидев множество продающихся в книжных лавках романов, в том числе и переведенных с английского. Мои глаза разбежались, сфокусировавшись наконец на двух книгах с соблазнительными названиями: английским романом в четырех частях под названием «Вертопрашка, или История девицы Бешон Ташле» и английским же в трех томах с упоительным заголовком «Розалия и Бельсон, или приключения одной красавицы, следовавшей слепой игре воображения к стремлению своих страстей»*… Но едва я подумала, что для меня отпала надобность в изучении английского языка, как в столовую явился дворецкий с сообщением, что приехала мадам Кларк. Вздохнув, я поплелась в прихожую. Миссис Кларк оказалась высокой, худой дамой, лет пятидесяти на вид. Одета она была в строгое темно-лиловое платье и накрахмаленный чепец, на ее крючковатом носу блестели очки. Она разговаривала с моим мужем, сжимая в руках большой, чем-то набитый ридикюль. Вокруг сновали слуги, перенося из экипажа в дом сундучки, свертки и шляпные коробки. - Тони, познакомьтесь с миссис Кларк, - подозвал меня муж. Когда я подошла, входные двери опять распахнулись, пропуская на этот раз посыльного с корзиной в руках. Дворецкий принял у него корзину, с озадаченным видом в нее заглянул и поставил рядом с мужем. - Ваша милость, - сказал он. – Вам письмо и вот это… Мы все посмотрели на корзину. Крышка ее задвигалась, в образовавшуюся щель пролез сначала черный влажный нос, за ним показалась озорная щенячья мордочка с большими блестящими глазами и висячими ушками. От избытка переполнявших меня чувств я подпрыгнула и и в порыве благодарности бросилась на шею мужа. - Собака! - завопила я. - Собака! И гулко чмокнула его куда-то в ухо. За моей спиной раздалось возмущенное «А-ах!». Обернувшись, я увидела, что мой щенок успел за это время вылезти из корзины и поднять заднюю лапу прямо над ботинком миссис Кларк. Вокруг нее образовалась небольшая лужица. - What… agility! – сквозь зубы пробормотала она и побледнела. - Какой живчик, - перевел мой муж. Оказывается, он знал английский. - Аджилити, - повторила я, пробуя слово на вкус. Мне понравилось, как оно звучит. - Значит, он будет Аджи! – радостно воскликнула я. Признаться, с кличкой моей будущей собаки дело обстояло так же, как с кличкой лошади – заранее приготовленные имена из старомодных, как оказалось, романов казались мне теперь неподходящими. «Аджи» выглядело и модно, и красиво, тем более щенок и впрямь оказался настоящим живчиком. - А это девочка или мальчик? – поинтересовалась я, зачарованно наблюдая, как щенок, заливисто тявкая, на бешеной скорости сделал вокруг нас пару кругов, а затем ухватился зубами за сапог мужа. - Мальчик, - сказал он, оторвал собаку от своего сапога и сунул мне в руки. - Какой чудесный! – ворковала я, пока щенок облизывал мое лицо, а муж объяснялся с разгневанной миссис Кларк. Как потом выяснилось, он пообещал компенсировать ей причиненные неудобства и ущерб двумя парами новой обуви и повышенным жалованьем. Миссис Кларк увели в отведенную ей комнату, лужу вытерли, муж удалился с полученным письмом, а я занялась своей собакой. Аджи был толстеньким пушистым увальнем трех, даже четырехцветной раскраски: черный с белыми, рыжими и серыми пятнами. В его ясных, светло-карих с зеленоватым отливом глазах светился ум, а также любопытство и веселье. Он был неописуемо очарователен и совершенно растопил мое сердце. Сначала мы с Аджи отправились на кухню, где его накормили супом с фрикадельками и ветчиной, потом, по совету дворецкого, я вынесла его во двор, где щенок смог сделать свои дела, и поиграла там с ним в салочки, пока он не свалился от усталости под кустом, где и заснул. Я отнесла его в дом и уложила спать на диван в своем будуаре. ------- * Названия романов подлинные.

Хелга: apropos пишет: Бордер колли просто как пастушья собака известна примерно с 15 века. У них чудесный характер, они игривы, добры и умны. Вполне подходят нашей героине. Колли, они умницы! Спасибо за продолжение! Картинка написана маслом, в том смысле, что очень добротная и яркая. Представила и миссис Кларк и Аджи, увальня мохнатого! И дитя Тошу. Григорию очередной респект, не муж, а золото! apropos пишет: * Названия романов подлинные. Проникновенные названия! И про газету очень интересно. Газета - это же зеркало эпохи.

apropos: Хелга Я от бордер колли просто с ума схожу, так нравятся. Хелга пишет: Представила и миссис Кларк и Аджи, увальня мохнатого! И дитя Тошу. Да я чет так увлеклась описанием бытовых событий, никак к интриге не перейду. Хелга пишет: Григорию очередной респект, не муж, а золото! Да не говори. Кстати, видимо я его переименую - чет не нравится мне Грег. Может, Греш... Никак не придумаю ничего путного. С фамилией тоже не соображу. Хелга пишет: Газета - это же зеркало эпохи. Безумно увлекательное чтение, кстати. Жаль, когда я писала Водоворот и начинала прочие романы, не было возможности почитать газеты того времени, очень много ляпов теперь вижу в своих текстах.

Klo: apropos Какая сцена! Я давно за этим "наблюдаю", только вот никак высказаться не могла! Совершенно невероятная, живая и уморительная история! Интересно только, долго ли сия идиллия продлится? Хочется, чтобы до финала герои долетели не менее жизнерадостно и в полном согласии

Хелга: apropos пишет: Да я чет так увлеклась описанием бытовых событий, никак к интриге не перейду. Так как интрига без базы. Но интригу терпеливо жду.

apropos: Klo Klo пишет: Интересно только, долго ли сия идиллия продлится? Хочется, чтобы до финала Ну, так не бывает, что все всегда хорошо. Обязательно должно что-то случиться. Иначе читатели заскучают.

apropos: Хелга пишет: как интрига без базы. База большая какая-то получается. Ну вот сейчас всех собрала, наконец. Или еще не всех...

Klo: apropos пишет: Обязательно должно что-то случиться. Иначе читатели заскучают. Конечно! Но жизнерадостность и оптимизм (хотя он у героини почти щенячий! ) пусть им не изменяют ни прикаких обстоятельствах!



полная версия страницы