Форум » Виленские игры. Временный раздел » Бальный этикет в России начала XIX века » Ответить

Бальный этикет в России начала XIX века

Game master : Тема для размещения интересных сведений, ссылок о бальном этикете в России начала XIX века.

Ответов - 6

Muelle: Небольшой экскурс в "законы и порядки" бальных собраний. Бальный этикет начала 19 века Приглашения на бал присылались заранее – недели за три, т.к. приглашенным нужно было сшить себе новые платья. На небольшие танцевальные вечера приглашения рассылались приблизительно за неделю. Текст приглашения был очень лаконичный: «Князь Потемкин просит сделать ему честь, пожаловать в маскерад, сего февраля 8 дня 1779 года в Аничков дом в 6 часов». Прочие условности сообщались только в исключительных случаях – например, если бал был тематическим и всем надлежало явиться в определенных костюмах. На бал было принято являться с небольшим опозданием, но не более, чем на час. Хотя это правило соблюдалось не всегда. Прибывших гостей объявляли "непрерывным потоком" (вспомните, например, бал у Воланда – там это очень хорошо описано). Войдя в залы, гости прежде всего подходили приветствовать хозяев, затем проходили общаться с другими гостями. Приветствовать гостей раньше чем хозяев считалось неприличным. Если вы еще не успели переговорить с хозяевами, или хотели приветствовать вновь пришедших, но при этом сами находились бы на другом конце залы, нужно было ограничиться легким кивком. Знак к началу бала отдавали хозяева, и первым танцем, как правило, был полонез. Его обычно танцевали все или почти все присутствовавшие. Далее танцы шли почти непрерывно, и мало было таких кто не пропускал ни одного танца за вечер. Последовательность танцев заранее объявляться стала довольно поздно – ближе к концу века, когда появились и вошли в моду "малые" танцы – такие, как падекатр, падеспан, паде… и так далее. Соответственно, с этого же времени устроители бала стали выпускать "карне" – программки бала, где можно было записать своих партнеров на тот или иной танец. До того бальные книжечки, опять-таки предназначенные для записи приглашений, у дам были свои собственные, являвшиеся порой произведениями искусства. Приглашать даму можно было не только непосредственно перед танцем, но и заранее, даже до бала. Существовали строгие правила приглашения на танец. Кавалеру рекомендовалось делать приглашение в виде комплимента: «Вы так прекрасны сегодня, что любоваться Вами – одно удовольствие. Надеюсь, Вы подарите мне счастье любоваться Вами в мазурке?». Дама имела право отказать, если: а) кавалер был без перчаток; б) она хотела пропустить танец – не танцевать, а отдохнуть; в) она уже обещала этот танец другому; в) она уже танцевала с этим кавалером три танца за вечер или предыдущий танец. В любом другом случае дама была обязана принять приглашение. Если она отказывала без причины, она не имела право участвовать в этом танце вообще. Делая приглашение, кавалер должен был даме поклониться, а дама, вне зависимости от того, соглашалась ли она – сделать небольшой книксен. А для этого сидящей даме необходимо было встать с места. Вообще, стоит отметить, что неприлично кавалеру сидеть, если рядом стоят дамы. Даже если дама только что поднялась с места, чтобы покинуть помещение, кавалер должен встать. Так же неприлично сидеть, если стоят люди старше по званию или возрасту. Исключением из этого правила были только императоры и императрицы. Если к вам обращается стоящий, то вы также должны встать. Количество танцев, которые можно было протанцевать с одним и тем же партнером, было ограничено: не более трех танцев за вечер. Нельзя было танцевать и два танца подряд. Исключение делалось только для помолвленных и новобрачных. Впрочем, в разных странах существовали разные традиции. В Англии, к примеру, кавалер и дама могли за вечер протанцевать вместе всего два танца, зато они имели право на два танца подряд. Приглашения на отдельные фигуры мазурки, котильона или кадрили-монстра в счет не шли. В середине бала был обед, на который каждый кавалер провожал даму. Если кавалер приехал на бал без дамы, хозяйка бала могла попросить его проводить на бал даму (например, приехавшую с четой родственников и не сопровождавшуюся поэтому кавалером). Когда пара садилась за стол, они снимали перчатки и покрывали колени салфеткой. Перед тем, как встать из-за стола, перчатки одевались вновь, салфетки оставлялись на спинках стульев. Так же хозяйка или хозяин или кавалер-распорядитель следили, чтобы та или иная дама не оставались без партнера, предлагая свободным кавалерам пригласить оставшуюся в стороне гостью. "Белых" танцев не было и дамы имели право приглашать кавалеров только в некоторых фигурах котильона. Танцы дама с дамой на публичных балах также не были приняты и допускались только на маленьких, спонтанно организованных танцевальных вечерах. На бал люди приходили одетыми парадно. Кавалеры – во фраке, смокинге или костюме (в зависимости от десятилетия), белой рубашке и обязательно в белых перчатках. Причем в руководствах пояснялось, что дама имеет право отказать кавалеру без перчаток, и для кавалера лучше прийти на бал в черных перчатках, чем без перчаток вообще. К лацкану фрака прикреплялась бутоньерка. Военные приходили в мундирах. Костюмы кавалеров мало зависели от моды и их рекомендовалось шить в классических формах, чтобы одеяния прослужили дольше. На бал кавалеры приходили в ботинках, и только военные могли позволить себе сапоги, но без шпор. Дамы и девушки одевались в платья по последнему писку моды, каждое из которых создавалось на 1-2 бала. Дамы могли выбирать любой цвет для платья (если он не был оговорен особо – например, в 24 января 1888 г. в С.-Петербурге проводился изумрудный бал, на котором все присутствующие были одеты в соответствующий цвет), для девушек платья шились белого цвета или пастельных тонов – голубого, розового, айвори. К платью подбирались перчатки в тон платья или белые (надевать кольца поверх перчаток считалось безвкусным). Дамы могли украсить себя головным убором – например, беретом. Девушкам рекомендовалась скромная прическа. В любом случае, шея должна была быть открыта. Украшения дам могли быть любыми – главное, чтобы они были подобраны со вкусом. Девушкам следовало появляться на балах с минимальным количеством украшений – подвеска на шее, скромный браслетик. (Кстати, парные браслеты – одинаковые на двух руках – дозволялись только представительницам императорского дома. Остальные довольствовались одинарными браслетами.) Покрой бальных платьев зависел от моды, но одно оставалось в нем неизменным – открытые шея и плечи. При таком покрое платья ни дама, ни девушка не могли появиться в свете без ювелирных украшений по шее – цепочки с кулоном, колье … что-либо было одето обязательно. Феликс Юсупов в своих воспоминаниях описывает такой случай: его родители, граф Сумароков-Эльстон и княгиня Юсупова, пошли на представление в Мариинский театр. В антракте в их ложу зашла фрейлина императрицы Марии Федоровны и попросила княгиню снять фамильный бриллиант, висевший на шее Зинаиды Юсуповой, т. к. императрица в тот день не украсила себя бриллиантом такой величины. Княгиня немедленно исполнила это, но, т. к. другого украшения на шею у нее не было, супружеская пара вынуждена была покинуть театр. Кроме того, в 1820-1830-х гг. даме и девушке было неприлично появляться в свете без букета цветов: его носили в руках, в волосах, прикрепляли к платью на талии или на груди. Обязательным атрибутом был веер. Его можно было оставить в бальной зале на своем месте, можно было во время танца держать в левой руке (которая лежит на плече партнера). Мелочи складывали в сумочку (ридикюль), которую также оставляли на своем месте. Кроме танцев и обеда на балах гости развлекались играми: спокойными, такими как карты, веселыми и подвижными – например, фантами. Разъезжались часто по утру, однако уезжать последним было так же неприятно, как и приезжать первым, поэтому часто приглашения на финальный танец не принимались – дамы приводили себя в порядок перед отъездом. В течении месяца после бала гости должны были нанести хозяевам визит вежливости.

Muelle: Советы к благовоспитанному поведению для кавалеров и дам в бальной зале * В бальной зале в течение всего бала (а не только в первые 15 минут) следует вести себя учтиво и вежливо, ко всем присутствующим относиться с равным уважением и вниманием. * Бал сопровождается не только определенной манерой поведения, но и определённой манерой разговора. Недопустима громкая, резкая речь, запрещено употребление ненормативной лексики. Не стоит держать руки в карманах, жевать, демонстративно удаляться от общества - таким поведением вы оскорбляете прочих приглашенных. Ко всем присутствующим необходимо обращаться по имени и отчеству. * Держать себя грациозно и изящно, двигаться непринужденно и легко следует не только во время танцев, но и во всякое другое время на балу. * Следует следить, чтобы выражение лица всегда оставалось любезным и милым взгляду, улыбаться и глядеть с приятностью. * Бал это вечер, посвященный танцам. Посему крайне неприлично, придя на бал, избегать участия в танцах, никого не приглашая или отказываясь от приглашений. * При обмене приветствиями, сначала кавалеры приветствуют дам поклоном, затем дамы, после реверанса, могут протянуть руку для поцелуя или рукопожатия. * Даме неприлично танцевать много с одним и тем же кавалером, следует ограничиваться двумя или тремя приглашениями от одного и того же лица, даже если кавалер состоит с дамой в близких отношениях. * Также и кавалеру следует приглашать во время бала разных дам, предварительно представляясь в случае, если дама ему незнакома. * Соответственно, не очень удобно, когда пара, находясь в компании, слишком занята друг другом. * С другой стороны, крайне неучтиво придти на бал с одной дамой, а танцевать все время с другими. Однако внимание к своей даме не должно превращаться в грубость и небрежение по отношению к прочим присутствующим. * Кавалер, желая пригласить даму на танец, должен подойти к ней и, изящно поклонившись, сделать приглашение в самой вежливой и деликатной форме: "Позвольте мне иметь удовольствие пригласить Вас на танец". Если же приглашаемая хорошо знакома, то просто: "Не откажите мне в удовольствии танцевать с Вами". Если кавалер ранее не был представлен этой даме, предварительно необходимо представиться. Если дама находиться в сопровождении другого кавалера, прилично предварительно попросить у него позволения пригласить даму. * Воспитанная дама не должна разрешить себе, отказав одному кавалеру, идти сейчас же танцевать с другим. Неудобно дать понять кавалеру, что причиной отказа была не усталость или иной предлог, а просто нежелание танцевать именно с ним. * Воспитанный кавалер не должен разрешать себе, получив отказ от дамы, тут же приглашать другую присутствующую даму, показывая тем самым, что ему на самом деле все равно с кем танцевать. * В случае недостатка в кавалерах обязанность танцевать падает на каждого. Неприлично, зная танец и наблюдая множество неприглашенных дам, избегать приглашения. * С другой стороны, дама, оставшаяся без приглашения, должна перенести спокойно эту маленькую неприятность и не выказывать своего неудовольствия. Ей надо иметь вид, будто она с большим удовольствием смотрит на танцующих. * Прежде чем приглашать даму на танец, кавалеру прилично оценить количество желающих также принять участие в данном танце и верно оценить, стоит ли к ним присоединяться. Танец в сутолоке и толкотне теряет изрядную часть своего очарования, и дама может быть и сама не рада, что приняла приглашение. * По окончании танца кавалеру следует поклониться даме и проводить её к указанному ею месту. Если женщина пожелает, она может представить кавалера своим знакомым. Советы к уместному и всем удобному поведению кавалеров и дам во время танца * Кавалеру прилично приглашать даму только на тот танец, который он хорошо знает и умело исполняет. Неуклюжим исполнением танца кавалер ставит свою даму в крайне неудобное положение, поскольку, как бы хорошо та не танцевала, танец с неумелым партнером всегда выглядит некрасиво. Дама же может принять приглашение на танец, который не вполне хорошо знает, но только предупредив об этом кавалера. Приглашать и принимать приглашения на танцы, которые вы не знаете вовсе, крайне не рекомендуется. * Кавалеру или даме не стоит покидать партнера во время танца за исключением особенных уважительных причин. * Во время танцев свободного перемещения следует двигаться вместе со всеми, танцуя по периметру зала - не разрывать круг, не занимать место сбоку от другой пары или перед ней. Танцуя более-менее на месте, стоит держаться центра зала. * Если по какой-то причине пара сбилась, лучше отойти в центр зала, но не наружу, и, тем более, не оставаться на линии танца. * Во время танца кавалер и дама не должны быть слишком далеки друг от друга, но и не должны прижиматься.

Жанна: Muelle, спасибо. Очень интересно. Особенно меня интригует и завораживает то значение, которое придавалось ношению перчаток. Конечно, требования эпохи понятны и ясны, но как же от этой информации играет воображение. Не удивительно, что любые мелочи на наш сегоднешний взгляд могли вызвать такую бурю эмоций и чувств в то время. Все это пленяет и вызывает глубокое почтение и лукавые мысли, даже не знаю, чего больше.


juliaodi: Я не знала куда разместить, в этой теме показалась эта информация более всего к месту. Если это не так, то скажите в какую тему поместить. Итак, последний бал императорской России 11 февраля 1903 года в Зимнем дворце состоялся вечер, а 13 февраля — грандиозный костюмированный бал. Это был последний бал императорской России. До настоящего времени этот бал, за которым закрепилось условное название «Бал 1903 года», остается самым известным праздником в Санкт-Петербурге времени царствования последнего из рода Романовых. 11 февраля 1903 года гости собирались в Романовской галерее Эрмитажа, а в Большом (Николаевском) зале Зимнего дворца, шествуя попарно, они отдавали "русский поклон" хозяевам. Центральным событием вечера был концерт в Эрмитажном театре со сценами из оперы Модеста Мусоргского "Борис Годунов", (заглавные партии исполняли Федор Шаляпин и Нина Фигнер), из балетов Минкуса "Баядерка" и П.И. Чайковского "Лебединое озеро" в постановке Мариуса Петипа (при участии Анны Павловой). После спектакля в Павильонном зале танцевали "Русскую". Ужин проходил в Испанском, Итальянском и Фламандском залах Эрмитажа, где был сервирован вечерний стол. Затем Их Величества с участниками бала проследовали в Павильонный зал, где вечер завершился танцами. 13 февраля 1903 года состоялась вторая часть бала; среди гостей присутствовали назначенные Ее Величеством 65 "танцующих офицеров". Члены царской семьи собрались в Малахитовой гостиной, остальные – в прилегающих помещениях. В одиннадцатом часу вечера все участники перешли танцевать в Концертный зал, где за позолоченной решеткой на подиуме находился придворный оркестр в костюмах трубачей царя Алексея Михайловича, а в большом Николаевском зале были расставлены 34 круглых стола для ужина. Буфеты располагались в Концертном зале и Малой столовой, столики с чаем и вином – в Малахитовом зале. После ужина гости и хозяева возвратились в Концертный зал и танцевали до часа ночи. Общие вальсы, кадрили и мазурки начались после исполнения специально подготовленных трех танцев: русского, хоровода и плясовой под руководством главного режиссера балетной труппы Аистова и танцовщика Кшесинского. Кавалерами выступали молодые офицеры гвардейских полков: кавалергарды, конногвардейцы и уланы. Группа танцующих прошла серьезную подготовку: 10 февраля 1903 года на генеральной репетиции в Павильонном зале дамы явились в сарафанах и кокошниках, мужчины – в костюмах стрельцов, сокольничих и др. В качестве "жюри" на репетиции присутствовали Императрица Александра Федоровна и Великая княгиня Елизавета Федоровна. По распоряжению Александры Федоровны после балов 11 и 13 февраля лучшие фотографы Санкт-Петербурга — Боассон и Эглер, Александр, Ренца и Шредер, Левицкий и другие — выполнили одиночные портреты и групповые снимки участников бала. Эти фотографии послужили основой для издания альбома с фототипиями, содержащего около двухсот изображений. Альбомы распространялись (за определенную, довольно высокую, плату) с благотворительной целью в первую очередь среди участников бала. Прекрасно выполненные фотографии позволяют увидеть мельчайшие детали костюмов и на основании сопоставления с имеющимися в музее вещами атрибутировать целый ряд одежд, головных уборов, рукавиц и обуви. Таким образом были выявлены отдельные предметы и комплекты, принадлежавшие двенадцати участникам маскарада. В этих же костюмах они появились на балу во дворце Шереметева, который состоялся 14 февраля того же года. Знакомство с фототипиями позволяет представить направленность художественного оформления маскарадных костюмов участников бала в их реальном воплощении. Здесь представлены бояре и боярышни, различные придворные чины времен Алексея Михайловича, сокольничьи, стрельцы, горожанки в различных одеждах: от богатых ферезей и платен до крестьянских сарафанов с душегреями. Портреты участников костюмированного бала 1903 года остались запечатленными в фотоработах столичных фотографов Л.Левицкого, Д.Асикритова, В.Ясвоина, Д.Здобнова, Ив.Войно-Оранского, Е.Морозовской, М.М.Рейссерти и Е.Флиге, Ренца и Ф.Шрадера, Ф.Боассон и Ф.Эгглера и других: Император Николай II - выходное платье царя Алексея Михайловича Императрица Александра Федоровна - парадная одежда русской царицы Великая княгиня Мария Георгиевна - "Крестьянка города Торжка" Великая княгиня Ксения Александровна - "Боярыня" Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова - "Боярыня" Княгиня Елена Владимировна Голицына - "Боярыня" Княгиня Наталья Федоровна Карлова - "Боярыня" Герцог Георгий Георгиевич Мекленбург-Стрелицкий - "Стрелец стремянного полка царя Алексея Михайловича Гофмейстер двора Граф Алексей Александрович Бобринский - "Боярин" Генерал-адъютатнт Князь Дмитрий Борисович Голицын - "Начальник царской охоты" Князь Феликс Феликсович Юсупов - "Боярин" В целом маскарад 1903 года в Зимнем дворце, вызвавший широкий общественный резонанс у современников, сейчас представляется событием, которое прибрело особый смысл и значение, далеко выходящее за рамки конкретного действия. Замечательно то, что несколько костюмов, в которые были одеты участники этих празднеств, сохранились в фондах Государственного Эрмитажа. Они поступили в музей из различных источников: из дворцов, принадлежавших членам императорской фамилии (Зимнего и Ново-Михайловского), из особняков петербургской знати (Юсуповых, Голицыных, Бобринских), а также из музеев и Музейного фонда, который существовал в 1920—1930-х годах (туда поступали предметы искусства из многочисленных национализированных особняков петербургской знати). Сохранившиеся на вещах маркировки и документы поступления подтверждают их происхождение. Непосредственное знакомство с маскарадными одеждами Эрмитажного собрания, которые использовались на балах 1903 года, имеет особое значение. Оно позволяет увидеть расцветку, отделку, материалы, определить приемы исполнения костюмов в духе XVII века в материалах XX столетия. Интересно также сравнить точность воспроизведения «исторического» костюма XVII столетия в маскарадном варианте с подлинниками того времени. Каждый участник бала, выбравший для себя определенный костюм, несомненно, использовал имевшиеся в то время образцы. Маскарадный костюм Великой княгини Ксении Александровны - "Боярыня". 1903 г. С.-Петербург (?) Шелк, бархат, атлас, золотой глазет, искусственый жемчуг; вышивка, бить. Маскарадный костюм княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой - "Боярыня". 1903 г. С.-Петербург (?) Шелк, газ, атлас, серебряный глазет, блестки, перламутровая зернь; вышивка. Маскарадный костюм гофмейстера двора графа Алексея Александровича Бобринского - "Боярин". 1903 г. С.-Петербург (?) Парча, атлас, сафьян, бархат, замша, медь, галуны; золотое шитье, вышивка. Еще костюмы из собрания Эрмитажа можно посмотреть здесь Описание выставки "Костюмированный бал 1903 года в Зимнем дворце" на сайте Эрмитажа.

Хелга: juliaodi Спасибо за интересные материалы! Костюмы явно близки к оригиналам, потрясающе видеть фотографии, на которых слились два времени - век 17-й и начало 20-го.

juliaodi: Да для меня тоже было сюрпризом посмотреть все на фотографиях, об этом бале везде написано, но без картинок



полная версия страницы