Форум » Виленские игры. Временный раздел » Приближенные Александра » Ответить

Приближенные Александра

apropos: Балашов, Волконский, Барклай де Толли и др.

Ответов - 3

apropos: Из дневника государственного секретаря при императоре Александра Шишкова. Прибытие с Александром I в Вильну. Перечисление находившихся при императоре особ: Барклая-де-Толли, Аракчеева, Фуля, князя Волконского и других. "Увеселительное" времяпрепровождение прерывает известие о вторжении Наполеона. Составлены первые документы военного времени - приказ по армиям и письмо фельдмаршалу Салтыкову. На третий день, простясь с женой и домашними моими, отправился я вслед за ним. При тогдашней распутице не мог я на одних и тех же лошадях скоро ехать; для того, опасаясь промешкать, оставив коляску, достал простую телегу и поехал на переменных; но в том, по причине замученных на почтах лошадей, мало имел успеха. Дотащась кое-как до селения Визды, лошади мои так увязли в грязи, что никаким образом не могли вытащить телегу. Извозчик и бывший со мной человек побежали будить обывателей. Я в темноте остался один, и с лишком час сидел, ожидая своего освобождения. Тут вынужден был ночевать, и как в сем местечке находился Его Высочество Великий Князь Константин Павлович, и потом спешил продолжить свой путь. Последнюю станцию от Свенциян до Вильны по бессилию лошадей я должен был почти всю идти пешком. По приезду моему, Государь принял меня милостиво, изъявил сожаление свое о беспокойном путешествии моем, и приказал для жития моего отвести мне две комнаты в том доме, где сам изволил жить. В Вильне находились при нем следующие особы: Их Высочества Принцы Ольденбургский и Виртембергсикй; главноначальствующий войсками Барклай-де-Толли; генерал Беннигсен; Граф Николай Петрович Румянцев; Алексей Андреевич Аракчеев; Граф Виктор Павлович Кочубей; Граф Николай Александрович Толстой; Александр Дмитриевич Балашев; Князь Петр Михайлович Волконский, Граф Карл Васильевич Нессельроде; да иностранцы: Шведский генерал Армфельде, Прусский Фуль, и некоторые другие. Из числа давно знакомых мне приятелей моих, нашел я тут генерал-лейтенанта Николая Алексеевича Тучкова. Довольно долгое пребывание наше в Вильне и препровождение времени в разных увеселениях привело почти в забвение мысль о враждебном против нас намерении французского императора. © Фото Public Domain Вильна. Трокская улица, по которой направлялись все прибывающие в город из-за границы и армия Наполеона в 1812 году. В один день (июня 13 числа), проводя вечер с приятностью, пришел я домой, и ни о чем не помышляя, лег спокойно спать, как вдруг, в два часа по полуночи, будят меня и говорят, что Государь прислал за мной. Удивясь сему необычайному зову, вскочил я с торопливостью, оделся и побежал к нему. Он был уже одет и сидел за письменным столом в своем кабинете. При входе моем сказал Он мне: "надобно теперь же написать приказ нашим войскам, и в Петербурге Фельдмаршалу Графу Салтыкову, о вступлении неприятеля в наши пределы, и между прочим сказать, что я не примирюсь, покуда хоть один неприятельский воин будет оставаться на нашей земле". Я в ту же минуту бросился домой, и, как ни встревожен был полученным известием, однако ж сел и написал вышеупомянутые бумаги, принес к Государю, прочитал Ему, и он тут же подписал их. Бумаги сии были следующего содержания: Приказ нашим армиям С давнего времени примечали мы неприязненные против России поступки Французского императора, но всегда кротки и миролюбивыми способами надеялись отклонить оные. Наконец, видя беспрестанное возобновление явных оскорблений, при всем Нашем желании сохранить тишину, вынуждены Мы были ополчиться и собрать войска Наши; но и тогда, ласкаясь еще примирением, оставались в пределах Нашей Империи, не нарушая мира; а быв токмо готовыми к обороне. Все сии меры кротости и миролюбия не могли удержать желаемого Нами спокойствия. Французский Император, нападением на войска Наши при Ковне открыл первый войну. Итак, видя его, никакими средствами непреклонного к миру, не остается Нам ничего иного, как призвать на помощь Свидетеля и Защитника правды, Всемогущего Творца небес, поставить силы Наши против сил неприятельских. Не нужно Мне напоминать вождям, полководцам и воинам Нашим об их долге и храбрости. В них издревле течет громкая победами кровь Славян. Воины! Вы защищаете Веру, Отечество, свободу. Я с вами. На зачинающего Бог. В Вильне. 13 июня 1812. На подлинном подписано: Александр. Фельдмаршалу Графу Салтыкову Граф Николай Иванович! Французские войска вошли в пределы Нашей Империи. Самое вероломное нападение было возмездием за строгое соблюдение союза. Для сохранения мира Я истощил все средства, совместные с достоинством престола и пользою Моего народа. Все старания Мои были безуспешны. Император Наполеон в уме своем положил твердо разорить Россию. Предложения самые умеренные остались без ответа. Внезапное нападение открыло явным образом лживость подтверждаемых в недавнем еще времени миролюбивых обещаний. И потому не остается Мне иного, как поднять оружие и употребить все врученные Мне Провидением способы к отражению силы силою. Я надеюсь на усердие Моего народа и храбрость войск Моих. Будучи в недрах домов своих угрожаемы, они защитят их со свойственной им твердость и мужеством. Провидение благословит праведное Наше дело. Оборона отечества, сохранение независимости и чести народной, принудило Нас препоясаться на брань. Я не положу оружия доколе не единого неприятельского воина не останется в Царстве Моем. Пребываю к вам благосклонный. Вильна. 13 июня 1812. На подлинном написано: Александр. РИА Новости http://ria.ru/1812_chronology/20120627/686390647.html#ixzz2Ywp9qtaf

Хелга: Портреты, для зрительности образов. Конечно, кисти Джорджа Доу. 1. Михаил Богданович (Михаэль Андреас) Барклай-де-Толли 2. Князь Петр Михайлович Волконский 3. Александр Дмитриевич Балашов

Хелга:




полная версия страницы