Форум » Виленские игры. Временный раздел » Виленские игры - 2 » Ответить

Виленские игры - 2

Хелга: Виленские игры Авторы: Apropos, Хелга Жанр: авантюрный исторический шпионский роман Время действия: весна 1812 года Место действия: Вильна

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Малаша: Фея пишет: не удивлюсь, если все перевернется и герои окажутся совсем не теми, кем предстали перед нами У меня тоже есть похожие подозрения. Шпионы слишком симпатичные для шпионов и врагов, Родионов тоже очень нравится, не знаю, кого в отрицательного героя выбрать. И непонятного уже накапливается. Вспоминаю ту странную встречу барона в церкви с непонятно кем. Этот тип появился и изчез, в романе о нем больше не упоминается, что тоже подозрительно. И бацы, все время о них помню. Хелга пишет: даже если он совсем гадкий Наши даже не гадкие, вот в чем дело.

ДюймОлечка: Авторы какие же здоровские и вкусные продолжения, мой отпуск совсем выбил меня из колеи, гб с теперь в строю читателей:-)

apropos: Спасибо всем читателям! MarieN пишет: На него только и надежда всю эту шпионскую братию раскрутить. Родионов, да, может оправдать наши надежды, похоже. Хотя Малаша пишет: переживаешь за шпионов Вот даже не знаю, как и быть. Они, действительно, славные, по-своему. Опять же главные герои. Как без них? Малаша пишет: Историческое лицо, как я поняла? Да, историческое. Изучив многие документы - и его дневники, и отзывы современников, у нас сложилось свое представление о нем, которое мы, собственно, и описываем в романе. Какие-то моменты, соответственно, заимствованы из вышеупомянутых документов и художественно обработаны. Фея пишет: не удивлюсь, если все перевернется и герои окажутся совсем не теми Возможно, да, а возможно - и нет. Кто-то же должен быть шпионом, а шпионы - тоже люди со своими достоинствами и недостатками. Можно считать их разведчиками, в конце концов. ДюймОлечка пишет: теперь в строю читателей Отлично! Очень рада, что читательского полку прибыло.


Хелга: Малаша пишет: Наши даже не гадкие, вот в чем дело. Эффект точки зрения. apropos пишет: Очень рада, что читательского полку прибыло. Присоединяюсь!

Klo: apropos пишет: Возможно, да, а возможно - и нет. Кто-то же должен быть шпионом, а шпионы - тоже люди со своими достоинствами и недостатками. Нет, а Плакса-то как же? Ей как быть? Разрываться в случае чего между чувствами и долгом? Ужас! Я просто разволновалась вся!

ДюймОлечка: Klo пишет: Разрываться в случае чего между чувствами Мне кажется любая настоящая женщина 100% знает, что чувства важнее. А Плакса уж очень женственна:-)

Хелга: Klo пишет: Разрываться в случае чего между чувствами и долгом? Одна из драматических ситуаций по Жоржу Польти.

MarieN: Klo пишет: Нет, а Плакса-то как же? Ей как быть? Разрываться в случае чего между чувствами и долгом? Мне кажется мадам Щербинина умная женщина и поймет, что хоть барон и интересный мужчина, но он не тот человек на которого можно положится и иметь с ним серьезные отношения, она уже так и сказала ему apropos пишет: – Вы невозможный, ледовитый человек, сударь! У вас определенно нет детей! – По всей вероятности, нет. – По всей вероятности… То есть, вы не уверены? Ах, Николай Иванович, мне кажется, вы не тот, за кого себя выдаете…

Малаша: apropos пишет: Да, историческоеСпасибо, очень интересно. MarieN пишет: он не тот человек на которого можно положится и иметь с ним серьезные отношения Совсем по другому вижу эту ситуацию. Что она подозревает, он не такой холодный и циничный, больше себя таким показывает. Ледовитость внешняя, внутри он другой, мягче и добрее. Где-то глубоко. Плакса чувствует это, потому и льнет к нему, что он не оттолкнет и поможет. Очень за них всех переживаю, за Плаксу особенно. Барон, похоже, по любому выкрутится, Плакса может пострадать из-за своей любви или пока еще привязанности.

apropos: Девочки! Klo пишет: Разрываться в случае чего между чувствами и долгом? Кстати, весьма занятная ситуация, открывающая массу захватывающих возможностей как для интриги, так и для психологических наблюдений. ДюймОлечка пишет: любая настоящая женщина 100% знает, что чувства важнее Ну, иногда действительно встает сложный выбор. Кстати, у Жоржа Польти (Хелга ) в числе 36 существующих драматических коллизий не случайно упоминаются такие сюжеты, как: - Жертвование всем ради страсти - Жертва близким во имя долга - Бесчестие любимого существа - Любовь к врагу и т.п. MarieN пишет: хоть барон и интересный мужчина, но он не тот человек Интересный - это уже плюс. И мы еще поборемся. Малаша пишет: она подозревает, он не такой холодный и циничный, больше себя таким показывает Все может быть. Барон такой холодный и неподступный, что сразу и не разберешь.

apropos: Следующим днем, во второй половине Родионова вызвали в Главный штаб. Знакомый кабинет, пухлые папки на широком столе, чашка с остывшим кофе, усталое бледное лицо военного министра, только вернувшегося из поездки по Литве. – Как продвигается расследование? – полюбопытствовал Барклай де Толли, приглашая полковника присесть. – Успехов пока нет, – признал Родионов, осторожно усаживаясь на стул. Он коротко рассказал о найденном владельце кинжала. – У генерал-майора есть алиби, показания его денщика. Формальных причин для задержания графа Ардаевского у нас не нашлось, да и подозрений недостаточно. Кинжал действительно могли выкрасть, а других улик против него нет. – Шумный, болтливый, любит быть в центре внимания, – припомнил Барклай де Толли. – Не думаю, что он убил, но у него есть доступ к некоторым документам… – Я приставил к нему соглядатая, но не слишком на то рассчитываю, – сказал Родионов. – Есть еще кое-что интересное… У Митяева в последний вечер перед гибелью видели письмо с пометкой для «madame Libellule»… – Стрекозе? – Так точно. И адресовано оно было, по-видимому, посреднику, некоему башмачнику на улице Мясников в трактире «Красный кабан». – Любопытно, – протянул Барклай де Толли и откинулся на спинку кресла, вытянув перед собой длинные руки. – И что в этом письме? – Неизвестно, оно пропало. Ни на теле убитого, ни в его вещах и личных бумагах письмо мы не обнаружили. – А что говорит этот посредник? – Ничего, к сожалению. Он пропал тем же вечером или ночью, что был убит Митяев, мы его искали все эти дни, и нашелся он только вчера в виде утопленника, выловленного из реки. – Весьма любопытно, – пробормотал военный министр. – И что вы думаете? Несчастный случай, совпадение? – Может, совпадение, – сказал Родионов, – но, возможно, и нет. У него на голове большая ссадина, как от удара. Конечно, он мог повредиться при падении, но… – Да, да, я понимаю, – кивнул Барклай де Толли. – Многовато совпадений. Что о нем известно? Родионов доложил все, что разузнал о башмачнике. – Говорите, довольно приличная сумма денег? – Около двух тысяч рублей. – Внушительно для бедного башмачника, снимающего угол в убогом трактире. Его связи? – Выявляем, пока ничего. – Понято. А что-нибудь нашли об этой мадам Стрекозе? – Увы, но есть некоторые интересные детали… Например, адрес был написан по-французски, почти квадратными буквами, уверенно, без разрывов. Свидетель убежден, что почерк не Митяева, да и во французском тот был не мастак – едва знал несколько фраз, а уж писать и вовсе вряд ли мог. Бумага дорогая, плотная, желтоватого цвета, сложена, как обычное письмо. Облатки были разорваны, следовательно, послание сие было точно вскрыто. Неизвестно, предназначалось оно именно Митяеву, либо попало к нему по ошибке. В любом случае, письмо пропало, Митяев убит, посредник тоже мертв. Родионов замолчал, собираясь с мыслями. У него накопилось уже довольно подозрений по поводу этого таинственного послания. По отзывам, Митяев не был вхож в общество, манерами, воспитанием или внешностью не блистал, успеха у прекрасной половины определенно не имел, пользовался лишь доступными девицами. Следовательно, не с кем ему было обмениваться нежными записками, да еще на французском языке, коим не владел. Посему Родионов предполагал, что пропавшее письмо было деловым, вероятно, зашифрованным сообщением, предназначенным для совсем других целей, нежели амурных. – Многое указывает на то, что это письмо – не случайность в цепи событий, а чуть не главное его звено, что оно содержало нечто важное, секретное и очевидно опасное. Вполне вероятно, что у Митяева его забрал убийца, он же избавился и от посредника-башмачника, который являлся невольным свидетелем передачи и мог что-то знать. – Получается, кто-то убрал своего человека, – заметил Барклай де Толли. – Возможно, Митяев случаем стал помехой или уже отработал свое и от него избавились? – предположил Родионов. – Перед тем, как оказаться на пустыре, Митяев навещал польскую девицу легкого поведения и был вызван от нее запиской, каковой на теле также не оказалось. Обнаруженный труп Возняка, к сожалению, не добавляет новых зацепок в дело убийства Митяева. Ниточка потеряна, как зашла в тупик и линия с кинжалом. Надеюсь все же, у меня получится со всем этим разобраться. Про себя полковник, хотя и не отверг окончательно версию пьяной ссоры в случае со штабс-капитаном, или несчастного случая с Возняком, был убежден в преднамеренности убийств в обоих случаях. Но прежде следовало найти улики, доказывающие его правоту. Он еще с четверть часа просидел у военного министра, отвечая на его вопросы, после чего направился на Рудницкую улицу: словоохотливая мадам Щербинина желала срочно его видеть по делу, как она сообщила в записке, чрезвычайной важности.

Хелга: apropos Запутанная история. Надеюсь, мы не слишком запутали читателей своими коллизиями.

ДюймОлечка: apropos Здорово, все кратко и по делу изложено, прям чувствуется слог Родионова. О, сейчас мадам Щербинина будет рассказывать про нечаянно найденную вещь на пустыре, жду с нетерпением:-)

MarieN: Малаша пишет: Ледовитость внешняя, внутри он другой, мягче и добрее. Где-то глубоко. Ну да, так глубоко, что барон и сам еще этого про себя не знает. Маму-Плаксу ему в помощь. apropos Полковник Родионов - мой герой, я в него верю. Лаконичен, сообразителен, ответственен, не суетлив в принятии решений, все выводы очень взвешенные. Хелга пишет: Надеюсь, мы не слишком запутали читателей своими коллизиями. Запутали в самый раз. Читатель только надеется, что авторы не бросят его в трудную минуту, помогут во всем разобраться.

Малаша: Родионов догадался о письме, молодец. С его умом и упорством может добиться успеха. Это радует, но и беспокоит. Такие же качества присущи и барону. Кто кого? apropos пишет: - Жертвование всем ради страсти - Жертва близким во имя долга Плакса сильная женщина, она может пожерствовать всем и ради страсти, и ради долга. Но есть еще и Шураша. Такой клубок. Авторы закрутили, читателям только голову ломать.

Хелга: Малаша пишет: С его умом и упорством может добиться успеха. Это радует, но и беспокоит. Такие же качества присущи и барону. Кто кого? Да, видимо, эти двое достойные противники. ДюймОлечка пишет: Здорово, все кратко и по делу изложено, прям чувствуется слог Родионова. MarieN пишет: Полковник Родионов - мой герой, я в него верю. Лаконичен, сообразителен, ответственен, не суетлив в принятии решений, все выводы очень взвешенные. Поначалу он у нас был сильно второстепенным, но очень быстро вырвался в первые ряды.

Хелга: Пан Казимир снял фрак и потянулся, разминая спину. В кабинете, где он устроился в любимом кресле, стоял полумрак. Узкая полоса света расчертила комнату напополам – предзакатный солнечный луч пробился через неплотно закрытую штору, блеснул ножнами дедовской сабли, висящей на стене, поиграл с мириадами пылинок, пробежался по столу, зажигая рубины в бокале сливовки, скользнул по короткому дулу пистолета Вестлей-Ричардс, уткнулся в рукав белоснежной сорочки пана и исчез. Пржанский сделал добрый глоток и принялся раскуривать трубку, поглядывая на измятый и закапанный вином листок бумаги, лежащий перед ним. В дверь поскреблись, и в кабинет проскользнул Стась, ожидаемый Пржанским. – Есть новости? – спросил пан Казимир, поднимаясь с кресла. Кучинскому было дано поручение обойти виленских часовщиков и попытаться выяснить, не принимал ли кто из них в последние дни заказ на изготовление ключика для брегета. По логике барона Вестхофа, узнавшего из разговора с прелестной пани Эпраксой о часовой цепочке, найденной ее горничной в кустах недалеко от тела бедолаги Митяева, вещь эта могла быть обронена убийцей и, стало быть, злодей пожелает ключик восстановить, дабы избежать возможных расспросов, да и брегет без ключа, что пистолет без курка. Пан Казимир версию эту принял не без сомнений, которые и высказал барону, впрочем, без особого успеха. По словам барона пани Эпракса собиралась передать цепочку в воинскую полицию, и ушлый полковник наверняка примется за дело, следовательно, имелась опасность пересечься с ним в поисках. Пржанский настрого наказал Кучинскому никого в дело не привлекать, обойти часовщиков самолично и с всеми возможными предосторожностями. – Новостей полны карманы, – отвечал Стась со своей обычной кривой усмешкой. – Все ноги истоптал, сапоги починки требуют. – Но ты же справился? – Пржанский достал из буфета стакан, плеснул сливовицы, подал соратнику. – Премного благодарен, ясновельможный пан, – отвечал Кучинский, принимая угощение. С удовольствием опустошил бокал, крякнул и вытер ладонью усы. – Хороша сливовица, испил бы еще, да неловко перед паном. – Неловко тебе, – хмыкнул Пржанский. – Рассказывай, ежели дело справно сделано, отведаешь еще. – Так вот, ясновельможный пан, – продолжил Кучинский, устраиваясь поудобней на стуле. – Первым делом пошел я на Стеклянную к Бартошу, тот не брезгует принимать вещички, не интересуясь, откуда они взялись. Расспросил, как бы между прочим, что за часовщики в городе, кто какие работы выполняет. Про ключ и цепочку не упоминал, потому как он посетовал, мол, давно не было хороших заказов, хоть народу в городе ныне больше, чем в Варшаве. – Хорошо, хорошо, и дальше... - нетерпеливо встрял Пржанский. – Дальше сходил к Броннику, что на Бакште, но там и расспрашивать не пришлось – тот вторую неделю лежит в постели, занемог, ему уже за седьмой десяток перевалило. Ковылович, у которого лавка у Зеленого моста, намедни вернулся из Жмуди, гостил у родни пару недель. – Ты был осторожен? – перебил его Пржанский. – Насколько возможно, – отвечал Стась, разглядывая пустой стакан, словно в поисках недопитой капли. – Дальше – Абрамович с Погу... – Постой-ка! – рявкнул пан Казимир. – Абрамович с Погулянки? Он же умер неделю как назад. Пржанский выпалил это и замолчал, потрясенный внезапным прозрением. – Что не так, пан? Помер, ваша правда, в среду скончался. Одни говорят, болел сердцем, другие – костью рыбьей подавился и задохся. – С этого и надо было начинать, – проворчал пан Казимир, кляня себя за несообразительность. – И насчет ключа... Не было ли у него такого заказа перед смертью, не узнал? – Откуда ж теперь узнаешь, ежели и был, то часовщик тайну с собой унес, – прозорливо отвечал Кучинский. – Если только запись в его талмуде осталась. Может, выкрасть его? Вина плеснете, ясновельможный пан? – Погоди, надо подумать, – пробормотал Пржанский. – А что тут думать, я свое дело сделал... обещались... – Пся крев, Стась, не о том речь. Может, и выкрасть придется. Пан Казимир наполнил стакан Кучинского, вернулся в свое кресло и задумчиво уставился на измятый лист бумаги. Вот ведь как оборачиваются дела... Сначала убиенный штабс-капитан, затем утонувший Возняк, безвременно почивший часовщик да еще и это письмо. Одно в одному. Бежать, ох, пора бежать. – Прочитай-ка, Стась, да скажи, что ты об этом думаешь, – Пржанский протянул подручному измятое письмо. – Вслух читай!

apropos: Дамы, спасибо, что читаете. Родионов - наше все. Надежда и опора. Хелга Мало у Казика неприятностей, тут еще и письмо какое-то. Еще одно.

Малаша: Что за письмо, интересно, из-за которого пан Казимир даже о побеге задумался? Не знаю, что и думать. Если это пропавшее письмо, странно, как оно оказалось у Казика. А еще смерть часовщика. Не убийца, а маньяк какой-то. Ну барон и агента себе завербовал.Он же всех там поубивает. Авторы, спасибо! Надеюсь, продолжение будет скоро и все разъяснит.

ДюймОлечка: Хелга Ух, какие дела творятся, людей совсем не жалеете



полная версия страницы