Форум » Виленские игры. Временный раздел » Виленские игры - 3 » Ответить

Виленские игры - 3

Хелга: Виленские игры Авторы: Apropos, Хелга Жанр: авантюрный исторический шпионский роман Время действия: весна 1812 года Место действия: Вильна

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

apropos: Таттиана пишет: Начала читать «Виленские игры» Надеюсь, будет не очень скучно. Таттиана пишет: смеялась до слез над тем, что она достала его больше, чем шумные офицеры. Ну дык, она же как репей вцепилась, и не отцепишь. Малаша пишет: У Летюхина ведь было другое имя? Авторы ошиблись или поменяли? Поменяли в который раз - в третий или четвертый, если не пятый. Все что-то не то было, но вот сейчас, кажется, нашли таки наиболее ему подходящее. Персонажам же имя должно подходить, как перчатка - чтобы не жало, и с руки не сваливалось, и не мешало, и где-то даже украшало. Малаша пишет: Барон еще в застенках?! Очень за него переживаю. Ну это ему только на пользу, как на мой взгляд. Хелга пишет: И вроде, живые получаются фигуры - и Барклай и Санглен. Стараемся, а там уж читателям решать.

Таттиана: Милые дамы, apropos, Хелга, читаю 4 главу. apropos пишет: – Как же так случилось, что вы чуть не убили господина барона, мадам? – пряча в усах усмешку, поинтересовался Пржанский. Та с радостью ухватилась за предоставленную ей возможность и с упоением, сияя увлажнившимися глазами, живописала обстоятельства, которые столь чудесным образом свели ее с «милейшим» бароном». Пан Казимир с внутренним удовлетворением представил себе сцену падения бутылки на голову барона, сожалея лишь, что та была пуста. Когда же Щербинина дошла до восхваления потрясающего мужества, с каким сосед перенес последствия ее «ужасной неловкости», герой анекдота перебил даму самым невежливым образом: – Мадам, вы преувеличиваете мои достоинства, и, кроме того, в Вильне присутствуют более занимательные и важные фигуры, да и событий немало для провинциального города. Не так ли, пан Пржанский? У меня такое впечатление, что Евпраксия Львовна уронила достопамятную бутылку намеренно, чтобы состоялось знакомство. Эта милая дама и молодой Щербинин и есть дезинформаторы на голову барона; а Осип Иванович проделывает то же самое с пани Кульвец и Пржанским. Молодые офицеры штаба - болтуны? Не верю! Что-то подозрительно Евпраксия Львовна расставляла съестные припасы в гостиной барона по всем столикам, явно проводила разведку, может, и подобрала какую важную записку. Дамская артиллерия: мадам Щербинина с ридикюлем против пани Кульвец с бонбоньеркой, я ставлю на Евпраксию Львовну. Хелга пишет о пани Болеславе: ...и через мгновение в гостиной остался лишь терпкий аромат ее духов и нечто необъяснимое словами, что витает в воздухе там, где только что присутствовала красивая женщина. А еще пани Кульвец заказывает платье жемчужно-серого цвета - gris de perles. Описание перекликается с Лермонтовым (Княжна Мери). Я вижу здесь иронию автора над ясновельможной пани. Мери была одета «по строгим правилам лучшего вкуса: ничего лишнего», от нее исходил «неизъяснимый аромат». А вот Болеслава собралась приукрасить наряд благородного цвета розочками, ленточками и т.д и благоухать как цветочная клумба. Ведь она же собирается сразить красотой русского Императора! Буду с интересом ждать, что у нее выйдет. apropos, скучно не будет!

Klo: apropos, Хелга Я поняла, что утратила нить повествования и пробежала все сначала. Многое прояснилось, что-то дополнилось, какие-то моменты у меня так пока и остались в тумане. Поэтому жду продолжения, хотя мне показалось, что с бароном не должно быть все уж очень плохо, раз он тоже стал жертвой Санглена. Хотя кто знает, что там для него еще припасено!


apropos: Девочки, спасибо! Таттиана пишет: Эта милая дама и молодой Щербинин и есть дезинформаторы на голову барона Ну там все на голову бедного барона - и бутылки, и дамы, и... Дезинформировать они, конечно, могут, главное, чтобы не переусердствовали. Таттиана пишет: Я вижу здесь иронию автора над ясновельможной пани Легкомысленная пани, что и говорить. Klo пишет: утратила нить повествования и пробежала все сначала Мы ее тоже периодически теряем, если честно. Но стараемся таки находить и просвещать по мере необходимости и читателей. Надеюсь, какие-то потерянные "ружья" рано или поздно как-то себя проявят. И что-то объяснят.

Хелга: Таттиана пишет: У меня такое впечатление, что Евпраксия Львовна уронила достопамятную бутылку намеренно, чтобы состоялось знакомство. Эта милая дама и молодой Щербинин и есть дезинформаторы на голову барона; а Осип Иванович проделывает то же самое с пани Кульвец и Пржанским. Молодые офицеры штаба - болтуны? Не верю! Евпраксия Львовна - простая барыня из Новгорода... А молодые офицеры разве не любят поболтать? А о чем говорят мужчины? О работе и женщинах, нет? Klo пишет: Я поняла, что утратила нить повествования и пробежала все сначала. Многое прояснилось, что-то дополнилось, какие-то моменты у меня так пока и остались в тумане. Вот как закончим, напечатаемся и прочитаешь еще раз все и сразу! apropos пишет: Надеюсь, какие-то потерянные "ружья" рано или поздно как-то себя проявят. И что-то объяснят. Главное, не растерять эти самые ружья. Хотя, люди вон по десять и более лет книги пишут, так что у нас еще есть резервы.

bobby: apropos Хелга apropos пишет: Ну там все на голову бедного барона - и бутылки, и дамы, и... Бедный барон... Я все жду- не дождусь, когда же авторы его из застенков вызволят...

Таттиана: Здравствуйте, Хелга . Хелга пишет: Евпраксия Львовна - простая барыня из Новгорода... А молодые офицеры разве не любят поболтать? А о чем говорят мужчины? О работе и женщинах, нет? Вам это очевидно как автору, а я поняла свою ошибку, продолжая читать. Поначалу задумалась о том, что случайности бывают не случайны. Навела меня на эту мысль подозрительная активность, с какой мадам Щербинина устремлялась прямиком в гостиную барона, проникала в его квартиру. Она много лет вдовствует, сын уже пять лет живет отдельно, Евпраксия Львовна - дама с характером: я предположила, что ее могли завербовать. Потом поняла, что это всё-таки её характер и темперамент. (Всегда рассматриваю все версии.) Молодой Щербинин. С чего он разговорился перед штатским чиновником? У него свой командир есть, Щербинин под присягой, учился в Кадетском корпусе, он точно знает, как себя вести. Хвастаться он мог лошадью, оружием, меткостью в стрельбе и т. п. Военная тайна - это не та тема. Мне такие военнослужащие в жизни не встречались: даже спустя много лет после армии мужчины говорят, что все еще хранят военную тайну, хотя она уже никому не интересна. А уж если человек связан с составлением карт, то это особая секретность, их воспитывают и прорабатывают. Молодые ребята стремятся держаться на высоте, не подвести командира, хотят выглядеть старше - и много не говорят. Поболтать, подурачиться - да, но на другие темы. В тексте сказано, что Барклай де Толли распорядился распространять дезинформацию. Я была уверена, что молодой Щербинин получил приказ от своего командира заняться этим делом. А его рассказ о покупке лошади за 800 рублей: выглядела эта сцена, как будто матушка и сын разыграли всё перед бароном. Какими умными я их посчитала! Но не могу плохо думать о молодом офицере, как-то обидно за него. Жду, что всё это запутанное дело разрешит полковник Родионов. Видимо, лучше не строить предположения, потому что повороты сюжета очень неожиданны. С уважением, Таттиана.

apropos: bobby bobby пишет: когда же авторы его из застенков вызволят... А надо ли? И без барона события вроде как разворачиваются. Таттиана Таттиана пишет: Навела меня на эту мысль подозрительная активность Гы. Проблема, думаю, в том, что это только читатели знают, что барон - шпион (ну еще его подельник пан Казимир), а остальные персонажи же ни сном, ни духом. Живет по соседству такой милый господин - вежливый, приветливый, приятный во всех отношениях. Хочется и знакомство с ним свесть, как-то скрасить его холостяцкую жизнь - подкормить вкусными обедами, обсудить последние сплетни и проч. Что до Шураши - он воспринимает барона не только как человека, оказавшего помощь матери в трудную минуту, но и как чиновника высокого ранга, что служит в министерстве иностранных дел, т.е. облеченного доверием как министра, так и самого государя. Шураша же болтает не с первым встреченным на улице, а с заслужившим его симпатию и уважение дворянином. Ну а болтливость... Семейная черта. Таттиана пишет: повороты сюжета очень неожиданны Это наше кредо.

bobby: apropos пишет: И без барона события вроде как разворачиваются. Ага, и почти все так или иначе связаны с именем барона. Кроме того, а как же романтическая линия? Соблазнил, понимаешь, даму, и в кустах застенках отсиживается...

Таттиана: Прочитала два раздела романа и продолжаю свои наблюдения за персонажами (наблюдения, может быть, и неверные, но имеют место быть). Барон Вестхоф - не Штирлиц, допустил прокол с участием в дуэли. Милые авторы, возможно я сто раз не права, но выглядело всё так, словно молодежь втянула барона в это сомнительное дело. Противники выстрелили мимо, было ощущение, что у офицеров - сговор. Высокопоставленный чиновник МИДа - участник дуэли, уверена, что этот факт где-то всплывет. Для резидента французской разведки - прокол. Из первоначальной характеристики барона следует, что он любит только счет в заграничном банке, он предал страну, в которой живет несколько поколений Вестхофов (если его величают Николаем Ивановичем, то живут сии бароны в России в нескольких поколениях). Странно, что при таких исходных данных, он дал себя втянуть в заботы о Щербининых. Влюблен в Евпраксию прекрасную? Тогда надо признать, что Щербинина - отнюдь не «простая барыня из Новгорода». Простая так бы не смогла. Она вон и на лошади верхом прогуливается, и мазурку танцует, и стрелять учится, и не робкого десятка женщина. Пока пытаюсь понять её порой кричащие наряды, как будто специально созданные, чтобы окружающие не могли заподозрить, что у мадам Щербининой есть ум, и скрыть её достоинства (в том числе, как я понимаю, стройную фигуру). Настойчивый в поисках полковник Родионов и наблюдательный квартальный Летюхин - Шерлок Холмс и доктор Ватсон - эти точно распутают все хитросплетения. При наблюдении за Родионовым вспоминаются слова Холмса: «Что касается меня, то я никогда не женюсь», - ему просто некогда. Да, и поэтому Родионов должен поймать Вестхофа: барон смешал работу и чувства. Пржанский за идею Речи Посполитой борется и этим понятен, а Вестхоф не выдерживает никакого сравнения: просто за деньги продался французам. Мое впечатление от барона: если наши ему больше предложат, то он на нашу сторону перейдет. А сведения он передал неверные Нарбонну о том, что русские дадут сражение в случае войны, так что барона таки дезинформировали. Пржанский галантен, и как кавалер больше подходит Евпраксии Львовне, и сам её добивается, и внешностью краше... Авторам спасибо!

Klo: Таттиана пишет: Тогда надо признать, что Щербинина - отнюдь не «простая барыня из Новгорода». А она и не простая, только авторы на это прозрачно намекнули, но пока в секрете держат. click hereЩербинин... Эта фамилия ничего ему не говорила, а Вестхоф, хотя и не был со всеми знаком, но обладал прекрасной памятью и помнил все фамилии, когда-либо при нем упоминавшиеся. Следовательно, или ее муж имел высокопоставленных родственников или друзей, или их имела она сама. – Как же вам удалось пристроить сына к князю? – спросил он, словно для поддержания разговора, никак не проявляя своего вдруг вспыхнувшего интереса. – Пристроить? – переспросила Щербинина, в голосе послышалась обиженная нота. – Его отец был доблестным офицером и погиб в бою, хоть из простых дворян, и родня моя не слишком одобряла наш с ним союз. Его заслуги, да моя семья, ужели умный, способный мальчик не достоин такой должности? Я... Таттиана пишет: выглядело всё так, словно молодежь втянула барона в это сомнительное дело. Противники выстрелили мимо, было ощущение, что у офицеров - сговор. Нет, это не они выстрелили в воздух, это барон постарался. Там тоже есть про это фраза, не помню точно, где именно.

Klo: Вот, нашла click here От тайной квартиры он отправился в оружейную лавку, где поимел весьма доверительный разговор с владельцем, затем нанес визит секунданту де Визе. ...Выйдя от Стоврича, он заехал к лекарю, а затем отправился к оружейнику. Барон приехал туда чуть раньше условленного времени, Стоврич немного запоздал, поэтому, когда капитан появился в лавке, оружейник уже засыпал взвешенный порох в пистолеты. – Можете проверить, – барон провел Стоврича в подсобное помещение и указал на пистолеты. – Но мастер знает свое дело. – Вполне вам доверяю, – отозвался капитан, кинул беглый взгляд на оружие... click here ...На той дуэли, к счастью, никто не пострадал, вы поддержали моего Шурашу, а случай помог. Но сейчас... сейчас... это же подлый нечестный человек, что с ним можно сделать? – воскликнула она, не отпуская рукав. – Я никогда не рассчитываю на случай, – веско ответил барон. – Не надеюсь на «авось», а всегда просчитываю все свои ходы и тем добиваюсь нужного мне результата. ...А в дуэли разве не случай помог? – Нет, мадам. – Но как же… Чудом, что друг в друга никто не попал, ведь пули не разбирают… – Ежели они есть в пистолетах, мадам, а ежели их нет, то и убить ими никого не получится, посему случай отпадает, – холодно заметил барон. – В каком месте, говорите, квартирует этот ваш шантажист? – В пистолетах нет пуль? Как это? Что вы имеете в виду, барон? – Имею в виду, что не случай уберег вашего сына на дуэли, только и всего. Адрес! – Но расскажите мне, расскажите, что было с дуэлью? – Мадам, я уже все сказал! – процедил барон

Таттиана: Klo, здравствуйте. Я читаю весьма медленно, до приведенного Вами последнего отрывка не дошла, потому написала, как дело выглядит в моих глазах. Повторю, в моих глазах молодые люди не глупее барона, представьте, что они могли его провоцировать на все эти действия, заманивая в ловушку. Почему нет? Почему считается, что барон умен и совершенен? Сам факт его участия в дуэли прискорбен для него дважды (как для дипломата и как для разведчика). Будучи совсем чуть-чуть знакомой (по рассказам уже отслуживших мужчин) о субординации в Армии, скажу: военнослужащий выполняет приказы только своего командира. Т.е. молодой Щербинин выполняет приказы только кн.Волконского и отчитывается только перед ним. Даже если прапорщика Щербинина спросит о чем-то секретном военный министр, он обязан молчать, а если ответит, то кн.Волконский получит за ненадлежащее воспитание подчиненных. Поэтому я и писала прежде, что не могу поверить в болтливость Шураши, даже если он доверяет барону, то это не повод делиться секретами. Их учат не болтать никому, ни отцу, ни матери, ни жене, никогда, ни при каких обстоятельствах, это - приказ, а не психология отношений. Приказы выполняют даже болтливые и не очень умные мужчины, даже много лет спустя после службы. Простите меня, это моя точка зрения, она отличается от Вашей, я никого не хочу обидеть. Просто считаю молодых офицеров умными и способными молодыми людьми, почему нет? Я знаю, что могу ошибаться во всем, возможно, барон окажется победителем. Но пока имеется подтверждение того, что Вестхофа дезинформировали. Или это он сам дезинформирует французов и является тайным агентом России в лагере врага? Я рассматриваю и такую версию. Простите меня, но мне очень больно считать молодых военных недалекими, болтливыми, наверное поэтому вижу ситуацию по-другому. С уважением, Таттиана.

apropos: bobby пишет: Соблазнил, понимаешь, даму, и в кустах застенках отсиживается... Ну, мужчины. Оне такие - или до канадской границы, или в кусты\застенки. Надеюсь, скоро узнаем, что там с ним происходит. Таттиана пишет: не Штирлиц, допустил прокол с участием в дуэли Не Штирлиц, понятное дело. Ну, я бы не назвала это (дуэль) проколом. Ведь нет такого, что он сначала что-то сделал, а потом подумал. Предварительно он взвесил все за и против, продумал план, так сказать, как и рыбку съесть, и косточкой не подавиться. Как раз все осознанно. Таттиана пишет: Простая так бы не смогла. Она вон и на лошади верхом прогуливается, и мазурку танцует, и стрелять учится, и не робкого десятка женщина Ну, у нее характер, да. Что до остального - и мазурка, и верховая езда - плоды тогдашнего воспитания. Дворянских барышень всему этому учили. Таттиана пишет: А сведения он передал неверные Нарбонну о том, что русские дадут сражение в случае войны, так что барона таки дезинформировали. Ну, тогда как раз готовилось сражение. Мало того - подумывали, чтобы перейти границу и первыми ударить. Багратион, например, неоднократно то предлагал. О планах отступления пока знают только царь и Барклай де Толли (по сюжету романа, разумеется). Так что барон никак не мог получить от них сию информацию. Таттиана пишет: Пржанский галантен, и как кавалер больше подходит Евпраксии Львовне Подходит, точно. Klo пишет: только авторы на это прозрачно намекнули, но пока в секрете держат. Не, ну авторы должны что-то в секрете держать, иначе неинтересно будет читателям. Правда от наших читателей трудно что-то скрыть. Таттиана пишет: не могу поверить в болтливость Шураши, даже если он доверяет барону, то это не повод делиться секретами Ну он секреты и не раскрывает, в общем. Тем более, вряд ли их знает. А обсуждение убийства того же штабс-капитана - к службе его отношения не имеет. Он же не в воинской полиции служит. Ведет обычные светские разговоры - обсуждение сплетен и слухов, которые гуляют по обществу, и о которых любой узнает рано или поздно.

Хелга: Таттиана пишет: Почему считается, что барон умен и совершенен? Почему считается? Совершенных людей просто не существует и не нужно таких. К барону ведь можно относиться, как угодно, кому-то он и его действия нравятся, другим - не очень. Наверно, это значит, что он все-таки получается живым и вызывающим разные, противоположные эмоции. Таттиана пишет: Мое впечатление от барона: если наши ему больше предложат, то он на нашу сторону перейдет. А сведения он передал неверные Нарбонну о том, что русские дадут сражение в случае войны, так что барона таки дезинформировали. Пржанский галантен, и как кавалер больше подходит Евпраксии Львовне, и сам её добивается, и внешностью краше... Вполне естественное впечатление - ведь барон, в отличие от Пржанского, никогда не декларирует свои политические и прочие пристрастия. Хотя, Пржанский, при всей его галантности, совсем не лишен прагматизма. Но мне, как поклоннице Пржанского, очень приятно такое впечатление о нем. Таттиана пишет: Но не могу плохо думать о молодом офицере, как-то обидно за него. Вы склонны идеализировать персонажей, как мне кажется.

Хелга: Сидя за туалетным столиком, Плакса рассматривала себя в зеркале. Вчера вечером, вернувшись к себе на квартиру, она отослала спать взволнованную Феклушу, переоделась в ночную кофту, расчесала волосы, легла в постель и хотела было подумать и поплакать, но вдруг заснула, да так крепко, как давно не бывало. Проснувшись утром, лежала, с удовольствием потягиваясь, и пыталась поймать за хвост хороший — это она точно знала, — но коварно ускользающий сон, и вдруг вспомнила! Все, что наяву случилось вчера… Барон… Николай Иванович, как он целовал ее, как необыкновенно сладки были эти поцелуи… а уж что произошло потом… Она провела руками по бедрам и животу, по груди и шее, прижала ладони к губам, все тело полыхнуло жаром, а внутри сладко заныло. Никогда с нею такого не бывало, даже давным-давно с мужем. Вскочила, пометалась по комнате и села к туалетному столику. «Ведь надо же, какой стыд», — сказала она даме, смотрящей на нее из зеркала. У дамы запылали щеки, подтверждая, что Плакса вела себя весьма неприлично. Мысли текли ручейками и потоками, перемешиваясь в бурную реку. Разумеется, за время ее вдовства за ней пытались ухаживать мужчины, не раз и не два, и замужество предлагали, но она по молодости любила Захара Ильича, хранила ему верность, не позволяя себе принимать и поддерживать ухаживания, годы потекли в заботах, и лишь ночи напоминали о нерастраченной женственности. «Как если барон…. Николай Иванович… с утра придет. А, может, и вовсе не придет. Надо распорядиться, чтобы Пелагея напекла пирогов, да уток нафаршировать, как вчера решили. Шураше отправить и Николаю Ивановичу. Вчера…. Словно сто лет прошло с тех пор, вся жизнь перевернулась. Нет, неловко теперь с пирогами, что подумает? Верно, ушел на службу, вечером вернется и придет. Ах, нет же, нынче воскресенье, какая служба. В церковь надобно сходить… Сон в руку: и кружева, и мясо. Что, если он более не пожелает знаться с нею – не век же спасать ее от невзгод. Да что там говорить, от неминуемой гибели! Что, если то, что произошло меж ними, он счел платой за все свои усилия? Ох, согрешила, не задумавшись, без стыда, так нескромно, так… Но пироги все равно следует напечь! Мог бы зайти, сказать, мол, так и так, Евпраксия Львовна. И не маялась, не думала бы. Нет, все равно бы думала, но иначе, по-другому. Нет, и правильно, что не зашел, а как ему в глаза-то теперь глядеть? А зачем в глаза? Можно и не смотреть в глаза. Глаза у него голубые, как осколки льда, в которых небо отражается. И сам ледовитый. Ледовитый?» Прежде она так и думала о нем – ледовитый. Благородный, добрый, но ледовитый. А нынче никак не могла применить к нему это слово. Вчера он был горяч, ох, как горяч. Ах, если бы пришел и обнял. В который раз одернула себя, пристыдила за такие мысли, да что проку – и в голове, и в теле – он, только он. Что же теперь будет... после вчерашнего? Неужто предложит выйти за него... Замуж собралась, вот потеха, тотчас одернула она себя. Он же молод, моложе ее, ему молодая жена нужна, дети, потомство, сыновья... Бетси Веселовская в самый раз будет. Евпраксия Львовна загрустила и отчего-то припомнила свою тетушку Томилину – ее в сорок лет отставной полковник замуж взял. Небогат, но душа в душу живут. Но полковнику за пятьдесят было, а Николаю Ивановичу лет тридцать. «А если я беременна? Шурашу понесла сразу, с первой ночи с Захаром. Ох, что же будет? Война скоро, беда, а Шурочке воевать». Задумалась о сыне, о вчерашнем нападении и вспомнила, что собиралась поехать на квартиру к Борзину, узнать, что и как. Опасный город Вильна, что ни день, так и несчастье. Ринулась звать Феклу, одеваться, а та тут как тут, ворвалась в спальню, вся взъерошенная, и с порога запричитала: – Барыня, голубушка, беда-то какая! – Что за беда? Что случилось? Сердце заклокотало в груди. – Привратник сказывает: сегодня ночью заарестовали его благородие, господина барона. Приехали и увезли… – Как арестовали? Кого? Барона? Николая Ивановича? Да ты правду ли говоришь, негодная? Не может такого быть! – вскричала Плакса. – Привратник сказал, барыня, как есть правда... – За что? Почему? Слезы набухли и потекли по щекам. «Неужто из-за вчерашнего? Прибил или до смерти убил злодея, что на меня с ножом бросился? А, может, это и не арест вовсе, а по важному делу, срочному, тайному? Нужно дождаться… Узнать... у кого узнать? Кто поможет? Пан Казимир, вот кто в Вильне все знает! Ехать к нему? Нет, напишу записку… » Последняя мысль показалась Евпраксии Львовне вполне разумной. Вытерла слезы и села за бюро. Едва закончила писать, сражаясь со смятением и плохо подточенным пером, как в дверь просунулась кухарка. – Барыня, пироги ставить, али нет? Его благородие, говорят, арестованы… Высохшие было слезы снова хлынули ручьем, закапали на письмо, строчки расплылись мутными кляксами. – Что же такое! Пелагея, голубушка! – закричала Плакса. – Ставить! Пироги, и уток, все, как велено! Кухарка издала булькающий звук и скрылась за дверью. Плакса смяла испорченный лист и взяла было новый, но иная мысль вдруг обожгла ее: разве можно сообщать, что барона арестовали? Нет-нет, не нужно об этом рассказывать, даже пану Казимиру. Бумага и чернила были оставлены, но жажда действий снедала Плаксу, и она решила, что следует съездить, как и хотела, на квартиру к Борзину. Едва оделась и выпила чашку чаю, как пришла Феклуша сообщить, что приехали с визитом пан Пржанский. Словно чувствовал, что нужен. Отпустила горничную в церковь, а сама поднялась навстречу гостю. – Казимир Чеславович, голубчик, как я рада вас видеть! Пан Казимир расцвел улыбкой, явно довольный таким приемом. – Пани Эпракса, дражайшая, ваши слова согрели мне душу. Вы – украшение букета, самый чудесный цветок, амброзия… – А я хотела было… – начала Плакса, но оборвала фразу, решив не признаваться, что только что писала ему пригласительную записку. – Хотела было… поехать к Борзину Федору Гавриловичу. Вы слышали, какое с ним несчастье? – Слышал, пани Эпракса. Ужасное несчастье. Но зачем вам туда ехать? – Узнать, что и как… Вы же знаете, он был добрый приятель моего мужа, Захара Ильича… Краска ударила ей в щеки, мысль о том, что вчера она изменила памяти мужа, застучала в висках. – Добрый приятель Захара Ильича… – повторила Плакса и всхлипнула. – О, добрейшая душа, пани Эпракса, плачьте, вам станет легче! Но ехать на квартиру вовсе не стоит. Там наверняка полицейский пост, вас и не допустят туда. Если не возражаете, я мог бы отвезти вас на прогулку, дабы успокоить ваши чувства. Куда пожелаете. – Нет-нет, я не могу на прогулку, ведь Николая Ива… барона... Я очень благодарна вам за приглашение… Пржанский озадаченно посмотрел на нее. – Не можете? Вас пригласил барон? – Нет, не пригласил… Ах, пан Казимир… Николая Ивановича арестовали… – сказала Плакса, не в силах больше сдерживаться. – Как арестовали? – вскричал Пржанский. Евпраксия Львовна опустилась на стул, вслед за нечаянно брошенными словами хлынули слезы,. Пржанский, сделав круг по комнате, опустился на колено перед нею, рассыпаясь успокоительными речами, при этом изрядно заикаясь. Вдруг дверь распахнулась, и в комнату вошел барон Вестхоф собственной персоной.

apropos: Хелга Бедная Плакса, столько всего сразу на нее обрушилось. Но хоть барон появился, хотя и не вовремя. Бедный пан Казимир...

bobby: Хелга Как всегда, неожиданно! apropos пишет: Но хоть барон появился, хотя и не вовремя. Ну если бы вовремя, было бы не так интересно...

Малаша: Барон на свободе, очень этому рада! Очень понимаю Плаксу: она волнуется, переживает, не знает, как себя теперь вести. Вдруг барон опять станет холоден, сделает вид, что ничего не было? Конечно, авторы специально сделали барона свидетелем такой неловкой сцены (пан Казимир на коленях перед Плаксой). Спасибо авторам! bobby пишет: Ну если бы вовремя, было бы не так интересно... Все так, но теперь придется за них переживать. Одна надежда, что барон не убьет сразу своего соперника. Таттиана пишет: Почему считается, что барон умен и совершенен? Он не совершенен, но он умен, всегда спокоен, расчетлив в своих словах и действиях. Интересно за ним следить. Есть в нем что-то очень интригующее и привлекательное.

Хелга: apropos пишет: Бедная Плакса, столько всего сразу на нее обрушилось. Зато какая насыщенная жизнь! bobby пишет: Ну если бы вовремя, было бы не так интересно... На том и стоим... Малаша пишет: Очень понимаю Плаксу: она волнуется, переживает, не знает, как себя теперь вести. Вдруг барон опять станет холоден, сделает вид, что ничего не было? А он вполне может, негодяй. Из холодного расчета, скажем. Таттиана пишет: Барон Вестхоф - не Штирлиц, допустил прокол с участием в дуэли. А ведь Штирлиц тоже прокалывался - хотя бы с тем же чемоданом радистки. Зачем он его руками хватал? Другой вопрос, что он умеет находить убедительные объяснения своим проколам.



полная версия страницы